Кожаное Лицо: Семья и Традиция


Герои-злодеи, прежде чем показать свое истинное лицо, прячутся под маской случайного прохожего...
уединенный дом в лесу или на краю деревни обернулся современной квартирой,
так что ужасное, возможно, происходит в вашем доме.
Новичкова Т. А.
"Два мира - земной и космический - в современных народных легендах
"

Ничто человеческое нам не чуждо. Согласитесь, друзья мои? Мир переполнен человеком. И быт человека страшен и противен природе. Из иллюзий, религий и ритуалов мы вошли в век техники. Мы создали то, чего не смогла создать Земля. Мы изобрели телескопы, чтобы просматривать далёкие миры, которые не должны быть нам доступны. Мы залезли внутрь клетки и меняем её так, как захотим. Сегодня человек - порождение науки. В нём не осталось ничего природного кроме нескольких десятков килограммов мяса. Мы очень часто забываем о своей животной натуре. О природе, сигнал которой окончательно сбился в нашей голове и транслируется изувеченно, болезненно, с ужасными помехами. Но что такое организм? Некий скафандр под управлением мозга и нервной системы. Многие верят, что мозг порождает информацию, кто-то считает, что она спускается к нам по каким-то невидимым каналам. И всё-таки мозг - странный, удивительный орган, который контролирует нас и всячески путает, всего лишь составляющая нашего организма. Эволюционировавший симбиот имеющий, по убеждениям многих, свою волю и транслирующий идеи из какой-то неземной базы данных, чтобы реализовать её сигналы при помощи действий и реакций. Все мы находимся под его хитрым управлением. Но посмотрите на свои руки. Посмотрите на них внимательно. Изучите все бороздки, все ссадины и шрамы. Услышьте посыл моего мозга вашему. И впечатлитесь его способностью передавать сообщение на расстоянии, общаться с вашим мозгом при помощи букв на экране монитора. И где заложены человечность, доброта, жалость? Существует ли такой орган, основные особенности которого могут характеризовать его, как вместилище подобных эмоций. Сердце? Мышечный мешок, который гоняет кровь по организму? Существует ли подобный набор чувств у автомобильного мотора? Или всё это из мозга, на 80% состоящего из воды и липидов? Странный вопрос, не так ли? Вопрос, на который мы никогда не найдём ответа. Но одна система контроля существует у каждого из нас. Это свод правил, который группа мозгов по объединённому сговору решила предоставить нашему миру, чтобы контролировать его религией, традицией и ритуалами. Чтобы иметь шансы на выживание, окончательно отдалиться от своего животного прошлого. Расскажите о животном прошлом жителям мегаполисов, и они засмеются вам в лицо. Те пользователи суррогатных гаджетов, что яростно позиционируют себя, как комплекс искусственных установок, кажущийся им таким человечным. Но всё это ненастоящее. Человек чествует инстинкты, которые работают на продолжение рода. Является ли сексуальным каннибализмом занятие каждого глубокой ночью в тёмной квартире, где мужчина донор, а женщина - принимающая и поглощающая сторона? Люди смеются над этим и спорят по этому поводу. И я не стану делать резких заявлений, просто скажу, что с первыми лучами солнца животное засыпает во многих из нас. Но далеко не во всех. Ведь кому-то мало изящных диких движений. То, что гиперактивные подростки ассоциируют с зажигающими ночь огнями, распаляя себя до крайности и входя в животный вакхический экстаз, в неосознанное поглощение производных собственных тканей, считающееся одним из величайших удовольствий, доступных нам, к утру будет переварено желудком и забыто. Но есть люди, которых заводит более изысканный и извращённый экстаз. Людоедство как оно есть.

Кожаное лицо в "Лабиринтах".



Изначально каннибализм формировался в человеческом обществе в качестве формы потребления мяса в отсутствии доступных для охоты животных. В условиях севера многие племена зимой не обходились без этого действа. Главными героями подобных пиршеств становились люди слабые. Зачастую это были дети и старики. Охотниками на дичь внутри собственного племени являлись сильные мужчины. Более того, чтобы оправдать то, что данная охота была проведена не зря, они делились добычей с остальным племенем. Большая часть еды, конечно же, доставалась родственникам охотника. Как правило, супруге, которая несомненно делилась добычей со своими детьми. Далее пища распределялась также по родству и личному предпочтению. Этот ритуал защищал охотника от косых взглядов соплеменников и показывал его лояльность к силе, а также решительность в процессе сохранения жизни остальной части племени. Ведь чем более серьёзно человек развивался эволюционно, тем более вескими должны быть причины для подобных деяний. Но любым оправданием в подобном поведении также служил выбор жертв - слабые и нуждающиеся в потреблении пищи особи не только создавали конкуренцию и представляли собой "лишние рты" при распределении кормовой базы, но ещё и подвергали опасности остаться без пищи славных охотников племени, сила и сытость которых играла решающую роль в вопросе выживания всего сообщества в целом. Врач и философ Секст Эмпирик, один из ярких представителей стоиков и достаточно образованный человек, с ссылкой на основателя данной школы писал следующее: "Хрисипп сказал в труде “О справедливости” так: “Если отпадет от членов тела какая-либо часть, годная в пищу, то не следует зарывать ее, ни отбрасывать в сторону, но надо съесть ее, чтобы другая часть возникла из наших частей”. В сочинении “О долге”, рассуждая о погребении родителей, он выразительно говорит: “По кончине родителей надо погребать их как можно проще, как если бы их тело ничего не значило для нас, подобно ногтям или волосам, и как если бы мы не были обязаны ему подобным вниманием и заботливостью. Поэтому если мясо родителей годно для пищи, то пусть воспользуются им, как следует пользоваться и собственными членами, например, отрубленной ногой и тому подобным." Дикие и мерзкие вещи для наших дней, согласитесь? Но религия, захватывая сознание человека нейрон за нейроном, сделала данные ритуалы метафорическими и постаралась вытеснить понятие диких пещерных пережитков человека в уровень преступных, за что ей, разумеется, стоит отдать должное.

У нашего сегодняшнего героя, во всех его ипостасях, нет лица. У него нет конкретного имени, биографии и даже личности. Это существо из разряда никогда не существовавших в реальной жизни, но рождённых некой Традицией Семьи. Если смотреть фильмы с его участием и задумываться над ними всерьёз, откинув лишнее мясо в отдельное ведро, то можно подумать, что его и не существует вовсе. Это роль, функция, некий необходимый инструмент, в руках которого самое разрушительное оружие, которое только может придумать себе кинозлодей. Оружие это не бензопила даже, а некий древний инстинкт. Инстинкт защиты своей семьи, своего дома. Каждый наводит уют по-своему. Наш же герой, которого, несмотря на разночтение фильмов, мы будем называть Бубба, занимается защитой своей Семьи. В обществе подонков и негодяев, своих родных и близких, Бубба не более чем животное для решения проблем. Но именно он - бездушная машина для разделки людей - стал главным действующим героем франшизы "Техасская резня бензопилой". Его биография варьируется от фильма к фильму. То он некий защитник, вставший на сторону своей семьи, то родившийся уродливым младенец, так и оставшийся в состоянии полной рассинхронизации с собственным сознанием, человек с мозгом размером с горошину, то и вовсе существо без прошлого, страшный страж обычаев, навсегда сокрытых от посторонних глаз.

Его образ - образ того самого древнего добытчика, функции которого ограничены безэмоциональными убийствами и резнёй. Углубляясь в архетипику и самые древние аналогии, можно сказать, что он - дикий пёс на короткой цепи, проявляющий безумные чудеса жестокости. Когда традиции человека, ещё не познавшего мораль, уснули внутри голов каждого из нас, Бубба умер. Когда внутри человека просыпается животное безумие, он открывает глаза. По поводу и без повода люди, одержимые этим диким началом, готовы ломать черепа и кости в достижении своих целей. Их психология подсказывает им, что человек - это не отдельная личность, а некая "видовая душа", никогда не затихающая и никогда не замолкающая в своей неугомонности. Потому отдельная жизнь никуда не денется, даже если её отнять - всё пойдёт в дело и вовеки прибудет здесь.

Этот Зверь, как кажется, вытесненный и побеждённый социальными нормами, стал чужд каждому из нас, но как только в ком-то просыпается мысль о свободе, где-то внутри делает первый вдох Бубба. Потому что тотальная свобода рушит все табу. И когда последняя несущая разум конструкция обрушивает ветхую крышу очередного сумасшедшего, он задаётся самым безумным из всех вопросов, положительный ответ на который уже навсегда закроет ему дорогу в человечность. Каннибализм присущ всем видам живых существ - от мышей и собак, до свиней и шимпанзе. Человек с расшатанной психикой решает для себя один безумный парадокс: люди и животные едят. Животные едят себе подобных. Почему же человек не может заниматься этими страшными деяниями? В книге Аренса «Миф людоедства» случаи каннибализма рассматриваются, как следствие таких измышлений. Мы называем это психопатией. Каннибалы, окончательно ставшие животными считают, что это не так. Если он считает себя дикарём и психика его позволяет опуститься на это мрачное дно, то он не просто имеет шанс на каннибализм. До известной степени его статус даёт ему необходимость быть каннибалом - метафорическим или самым настоящим.

Но какова должна быть деградация сознания, чтобы прийти к таким выводам? Ответ на этот риторический вопрос мы не найдём. Но зато можно ясно и чётко понять, чем ближе человек приближается к своей животной природе, тем сильнее в нём работают инстинкты. Нам нужно руководство, которое ведёт нас по жизни. Мы не можем без него. И либо нами управляет некий внутренний набор законов, выведенных в соответствии с окружающей обстановкой, либо нами управляет инстинкт. Это, пожалуй, главная разделяющая человека и животное черта - возможность делать выводы и принимать решения в соответствии с окружающими обстоятельствами. Именно поэтому у животных, которые в основном руководствуются инстинктом, так распространён каннибализм. В нём для них нет ничего отвратительного. Но многие люди добровольно упрощают условия своего быта и приближают их к инстинктивно понятным и лишённым логических связей.



И вот цивилизация уже вторгается в обитель Традиции. Тысячами глаз и глоток огнестрельного оружия уставившись на скромный домик Хьюиттов. Или Сойеров - не имеет особого значения. И, как кажется, жилище каннибалов, в которое можно войти, но из которого очень проблематично выйти, обречено. Но где-то в этом логове скрывается нечто большее, чем голодный человек. Скрывается голодный зверь. Животное, которое не может связать и двух слов, но очень любит свои игрушки. Не зря его комната чудес находится где-то в самом центре дома, в труднодоступном подвале. И кажется, что на сей раз Дикости, у которой нет лица, точно наступит конец. Но финала опять не предвидится и тот, кто считал, что сможет одолеть чудовище, уже завтра становится его оболочкой. Меняя кожу по настроению, наш главный герой не только компенсирует собственное уродство, но и пытается победить отсутствие личности. Каждое новое лицо для него - небольшой праздник. Это возможность вести себя по новому, изменить свои повадки. Ведь во время семейного ужина под лицом степенной дамы наш герой тих, как мышь. Но ему, несомненно, следует избегать таких ролей.

И если стать частью Буббы Сойера может не каждый, то он некогда обязательно одевал вашу кожу. Часто в нашей жизни бывают минуты, когда не хочется быть собой. Когда стыд или отвращение за самого себя съедают изнутри и хочется стать кем угодно, но только не собой. Человек часто понимает, что он слишком слаб, что он слишком зависит от ритуалов и мнений, что он мог бы сделать больше, но не сделал. В такие минуты хочется провалиться под землю, только чтобы никто не знал о твоих неудачах и твоей слабости. И это то состояние, в котором постоянно находится наш сегодняшний герой. Для него ведущим стимулом к поддержанию обычаев является мнение Семьи. Традиции и ритуалы необходимо беречь. Пожалуй, это единственная мысль, которая может поместиться в его мозге. И если задался какой-либо целью, то её стоит добиться во чтобы то ни стало. Но почему иногда, когда мы добиваемся своей цели, нам становится также невыносимо стыдно, невыносимо больно за своё поведение? И мы начинаем оправдывать себя тем, что действовали во славу Традиции, Семьи, чьих-либо интересов. В основе такого поведения лежит одна простая логика: "Я должен сделать то, что должен". Часто людьми руководит та же самая логика. Во имя установок государства, семьи, любимого человек, собственной заинтересованности, они готовы уничтожить всё, что преградит им дорогу. И когда происходит бытовое убийство, когда человек вообще вынужден запачкать руки в крови из-за какой-то цели и какого-то интереса, оправданного им самим, он практически ничем не отличается от нашего сегодняшнего героя. Бубба, как вирус, передаётся от человека к человеку. Он бьёт молотком в темя, он пилит на части и вывозит в лес, он заманивает детей домой посмотреть котёнка. Он уверен в том, что делает. И это ни разу не смягчает и не оправдывает убийц, но просто превращает их в животное. И не важно, чьё кожаное лицо сегодня натянул на себя наш персонаж. Личность не играет роли. Мотивация и невозможность свернуть с намеченного пути выдают его с потрохами.

Но нужно обращать внимание не только на своё поведение, но и на свои мысли. Вытесняя внутрь себя все тёмные и мрачные страхи, опасения и желания, мы никогда не сможем их победить. Убирая в кладовку зло и тягу к безумным поступкам, мы консервируем их и сохраняем внутри себя. Многие считают, что если вложить определённое количество сил в борьбу с внутренним злом, то рано или поздно оно будет исчерпано и исчезнет. Но если вы будете ожесточённо бороться с самим собой, ежеминутно помня о любой собственной жажде - от жажды удовольствия до жажды крови, вы просто внесёте в бортовой журнал мозга следующую запись: "проверял свои тёмные желания, пока на месте, борюсь". И чем больше внимания им вы будете уделять, тем более крепкой консервации они будут подвержены. Мозг постоянно развивается и плодит ассоциации. Когда вы делаете вывод, как лучше бороться с причиной или последствием собственных мрачных инстинктов, вы будете уходить всё глубже в лес собственного подсознания. И вместе ростков зла, невежества и грубости, на следующий свой визит увидите ряд стройных молодых деревьев, полученных из этих ростков. Так на питательной почве разрастается мрачная грибница суеверий. Так в борьбе с ведьмами и колдунами церковь породила множество страшных культов и неприязнь к себе, поскольку любое действие рождает противодействие. И то, что мы считали основной проблемой, уже не является таковой. Оно является фундаментом для новых безумных идей и выводов. Старая проблема не искореняется, она порождает новые. И единственный, самый действенный метод борьбы с внутренними злом и агрессией достаточно прост. Он находится в некой области философского. Стоит только забыть внутри себя эти пугающие черты и качества, как их влияние на вас начнёт стремительно уменьшаться. Мысли о запретном являются удобрением для запретного. Любое воспоминание о том, что вы считаете для себя нежелательным, является кормом для этого нежелательно. Человек привык бороться со злом. Но культивирование некого абстрактного добра внутри себя может привести к более желательным результатам и скорейшему излечению от того, что вас в себе не устраивает.

Главное оружие любого маньяка - это не нож или бензопила. Это собственные мысли. Маниакальность зачастую подразумевает одержимость или фетишизм, стремление к обладанию определённым объектом, извращённое выражение восхищения или любви. И, соответственно, всеми этими состояниями, мы вполне можем определить современное общество, как общество, каждый человек в котором, не рассуждающий исходя из собственных выводов, одержим. Кто-то одержим саморазвитием. Кто-то - имиджем умника. Кто-то - биологической самореализацией. И когда цель превращается в фетиш, даже после своего достижения она остаётся ценной. Маньяк хорош в том, что называется целеустремлённостью. Никто не обладает большим усердием, чем настоящий маньяк. Но он слеп и глух, когда речь идёт о чём-либо не связанном с предметом его восторга. Более того, любое неаккуратное слово в адрес своей увлечённости он воспринимает, как личное оскорбление. А уже получив то, что он так жаждал, продолжает своё поклонение достигнутому состоянию. Он не видит в цели ступеньку. Он видит то, за что (или за кого) можно умереть.



Победить безумца, значит стать ещё большим чудовищем, чем он. Такой сюжет в жизни и литературе транслируется крайне редко, однако имеет право на существование. Многие из вас могут заметить, что кровь должна быть отплачена кровью. Да - это так. Но не в том случае, когда вы пытаетесь уничтожить то, у чего нет личности. Растерзав облочку нашего сегодняшнего героя, вы поймёте, что отныне его руки - это ваши руки. В подобной трактовке Кожаное Лицо действительно предстаёт перед нами бессмертным вирусом.

В одном из самых удачных фильмов о нашем сегодняшнем герое на фоне основных событий праздника крови раскрывается тема родства и традиции. В ней главный герой наконец-то определён на своё место и занимает нишу, которую должен занимать. Бубба (он же Джеб, он же Том) всего лишь инструмент в руках своей семьи. Его интеллект крайне слаб, воля сломлена, но память о собственном спасении руками приёмной матери очень сильна. В фильме 2013-го года он окончательно показан персонажем, которого никто не понимает. И это абсолютная правда. Кожаное Лицо не гений, но и не злодей. Он просто принял чужие правила игры, которые установил в своём доме его брат - Чарли Хьюитт. Общая традиция родилась прямо за кухонным столом, после первого убийства. Годы, проведённые во вьетнамском плену, заставили Чарли, ныне принявшего обличье шерифа Хойта, научиться выживать, питаясь человеческим мясом. Работы в городе нет, власти тоже покинули это забытое богом место, и вот новая религия Семьи рождается прямо сейчас. Кожаное Лицо спокойно принимает свою роль. Его первобытный инстинкт говорит о том, что Семья должна выживать. И если все согласны с данными правилами игры, то и он согласен. Он одушевлён лишь как механизм. Его первобытные инстинкты всегда берут верх и основной из них - инстинкт внутригрупповой иерархии. А вам встречались такие люди?

Когда семейство нашего героя будет вырезано обезумевшей толпой, он, конечно же, так и не будет схвачен. Как будто его не существует вообще в природе. Но как только в город возвращается его сводная сестра, единственная выжившая после безумной расправы над семейством фермеров, их фамильный дом снова начинает дышать первобытным злом и на тот свет отправляется один герой фильма за другим. Однако интересен не столько сюжет, сколько подача главного персонажа. Кожаное Лицо в трактовке режиссёра Джона Льюсенхопа получил не только воплощение, но и оправдание своим действиям. Оставшийся наедине с теми, кто разрушил его быт, он начинает мстить за свою семью, как и положено любому полубезумному маньяку. Последней целью Джеба становится шериф. Тот самый, что некогда организовал облаву на его дом. В финальной сцене фильма в вечно соперничающий клубок сливают реликтовый пещерный хаос и самый явный из возможных представителей порядка. И когда животное начало уничтожает несомненное зло, посягнувшее на его территорию, его оставляют в покое. Начальник полиции, который изображён человеком, разделяющим порядки и традиции, прекращает охоту на кровавого маньяка, особо опасного преступника, унёсшего множество человеческих жизней. Джеб, также явно ощущающий грань между собственной территорией и территорией "чужой стаи" с тем же уважением относится к решению шерифа. И это лучший выход из ситуации, как вы понимаете. Единственное разумное окончание обострённого конфликта между цивилизацией и примитивными пещерными законами. И если вы последуете примеру данного начальника полиции, ваше нутро будет спасено от вируса всепожирающего безумия. Вы получите самый серьёзный иммунитет из возможных, навсегда закрывающий дорогу Кожаного Лица в ваш мозг. Возможно, вы даже сможете снискать некое уважение у этого безумца, как достойный представитель своего племени. И ваше сознание уже никогда не оступится.

Культура и мораль, которыми сейчас прикрываются многие, знакома современном человеку не так давно. До её появления мир был полон выживания, борьбы и крови. Выживание совмещалось с борьбой сильнейших за место под солнцем. И по сей день сильнейший прав. А если у этого сильнейшего есть некий кодекс для сохранения собственных первобытных мотивов, он и поныне на гребне волны. Люди всё реже едят мясо друг друга. Но охотно убивают представителей своего же вида в ходе кровопролития и войн. Их каннибализм приобрёл религиозные и сексуальные оттенки, но не нужно обманываться - мы остаёмся каннибалами и никогда не перестанем ими быть. Потому что право сильного, которое негласно являлось основным законом с древних веков до наших дней, никуда не ушло. Оно продолжает управлять людьми. В мире до сих пор творятся убийство и кровопролитие. Мы не готовы окончательно принять новую культуру. Внутри сотен обличённых властью людей бунтует наш сегодняшний персонаж. Те же, кто до сих пор поедает плоть себе подобных, скрываются за картонными законами, успешно творя свои праздники живота в уютных тёмных квартирках, затянутых запахом горелой человеческой плоти. И когда в человеке засыпает самоконтроль, он примеряет на себя очередное лицо жертвы или садиста, воплощая себя по древнему образу и подобию через своё поведение, мотивацию, морально одобренный кодекс БДСМ. И вы, конкретно вы, хотите крови? Хищник или жертва? Выбор краток и прост! День за днём, играющие в культуру, мы отвечаем на этот вопрос. Но сложен он только для тех, кто обучен быть частью стада, созданного для того, чтобы идти на убой.

Все мы являемся частью этой большой безумной Семьи, вечной Свадьбы переполненной Традициями крови. Наше прошлое окружает нас костяной мебелью и нехитрой утварью из потрохов гениев и злодеев, некогда перемолотых в битве за собственное мнение и желание выйти из этого безумного Дома из Кожи и Костей. Подобно языческому Пану, мы пляшем на верованиях своих отцов. Из этого царства борьбы и смерти, нашей повседневной реальности, конечно же можно сбежать. Но что ты будешь делать тёмной ночью на холодном ветру в полном одиночестве? И подобные смельчаки и храбрецы всегда возвращаются, чтобы отведать наваристый бульон из черепов своих предков. Они съедают традиции и образуют свои новые нормы. Но выхода из этого пространства нет. Мы обречены на людоедство даже когда боремся с ним. Потому что любая борьба - это гибель старого, которое идёт в расход. Из кожи прошлого мы шьём себе одежду и занавески, чтобы оградиться от дикого мира вокруг. И, играя с дикостью, мы не имеем ни единого шанса её сломать. Испуганные дети в театре Доктора Страха. Обречённые на борьбу за собственное мнение обыватели, пытающиеся нарастить собственное лицо на чужой кожаной заготовке. Каждый день мы дополняем свою маску очередным лоскутом из мыслей и идей тех, кого любим или ценим за их взгляд на мир. И только от нас зависит, насколько складным будет наше новое Кожаное Лицо.



Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .