Красная Шапочка: Вдохновение Смертью


Всякий раз, когда, отложив книгу, ты начнешь плести нить
собственных размышлений, — книга достигла цели.
Януш Корчак


Что такое "детство"? Детство - это череда важных и судьбоносных открытий, которые выстраивают из ребёнка взрослого окрепшего человека. А чем взрослый отличается от ребёнка? Кто-то скажет: "организованностью", "мудростью", "серьёзностью". Однако нет ничего более серьёзного, чем детские игры. В этом занятии любой малыш находит больше прока, чем во всех остальных. В его голове модулируются варианты мира. Он придумает собственную машинерию построения галактик, населяет собственный район, в котором имеет удовольствие проживать, чудовищами. Его фантазия клокочет от того, что он не понимает многих деталей и стремится выяснить для себя всё. Он не хочет становится взрослым. Он стремится стать цельным.

В определённом возрасте ребёнок бесстрашен, если его никто не напугал и не причинил боль в опасной ситуации. А даже если причинил, но на карту поставлена великая идея (стоит вспомнить истории о детях, партизанивших во время Великой Отечественной Войны), то он может держаться за воздух намного дольше взрослого. Ребёнок не знает, что такое смерть и не верит ей. В этом его сила и правда.

И сегодняшняя сказка, разумеется, про смерть и бетонные города. А также про бесстрашных детей и их трансформацию. Ведь сложно представить кого-то более сильного, чем ребёнок. Но что мы получаем на выходе? Когда закладываются все эти комплексы, неврозы, страхи? В какой момент мы становимся взрослыми и, следственно, слабыми? Наша сегодняшняя героиня, о которой, как кажется, всё уже давно сказано психологами, решила посетить "Лабиринты" по собственной воле. И пусть воля эта будет воплощена.

Когда пара заводит ребёнка, она дарит ему неоценимый подарок - его будущую смерть. Смерть скалится волчьей пастью со страниц сказок. Страшной кикиморой прячется ночью в углу спальни. Ребёнок в своём изучении этого явления, может прийти к абсолютно невероятному опыту работы с данным состоянием. Ведь знание о нём так важно! Невероятная сила таится в этом ресурсном образе - мрачном и тёмном. Однако прежде чем пугаться, вспомните, сколько смертей вы видели в детских сказках и какие образы она принимала? Будь это сожжённые ведьмы и колдуны, распотрошённые волки или более простые примеры. Но не бойтесь этого понимания, оно является необходимым. Чтобы не стать невротиком в будущем, ребёнок должен изучать основы естественных процессов ещё в детстве. Существование смерти на страницах сказки служит буферной зоной для последующего опыта ребёнка. Сказка - это не весёлый и бестолковый мультфильм. Это голоса поколений и колодец, который нам не исчерпать.

Красная Шапочка
в "Лабиринтах"



Каждый день я прикасаюсь к смерти. Я пою смерть. Я пью её большими глотками. Точно также как и вы. Время идёт и в один прекрасный момент  - хочешь не хочешь - приходится покидать зону комфорта и отправлять в путешествие за мудростью. Каждый день в дороге за мудростью я встречаю препятствия: мнения, суждения, слухи и модные тенденции. Всё то, что не имеет со мной ничего общего, но что так липко пристаёт к башмакам. Я прохожу сквозь всю эту грязь, смотрю на свои измазанные в чужих мыслях и мнениях ботинки и мне кажется, что я уже столько прожил, столько увидел. Сам переплыл тысячу океанов. Сам прошёл миллионы дорог. Сам, на своём опыте проверил и добился невероятных высот в каком-либо удивительном деле. Но стоит только оглянуться, как вся моя дорога сворачивается в 2-3 ярких воспоминания. И после них, без серьёзной сосредоточенности, уже не вспомнить ничего. Моё мнение о моей дороге и моя дорога всегда разительно различались.

Взрослый человек всегда отличается от ребёнка тем, что у него нет претензий к окружающим людям и обстоятельствам. На каждой фазе своего развития маленький ребёнок выражает непонимание капризами. Если что-то ему не по нраву, об этом узнают все. Он постарается сделать так, чтобы мир выпрямил хребет необходимого ему вопроса, даже если дело касается собственного падения на землю. Мир несправедлив. Несправедлива земля. Несправедлива именно тем, что прямо здесь и сейчас оказалась у вас под ногами. И этот подлый удар. Его не должно было быть, понимаете? В этом заключается природа каприза. И данное явление исчерпывает себя по мере приобретения опыта. По мере узнавания реального положения вещей. Чем менее капризен человек, тем меньше в нём глупости ребёнка. Но окончательно понимание себя приходит тогда, когда он сталкивается с описанным ниже самым великим вопросом. И если человек отвечает на него верно, то обретает окончательную мудрость быть собой.

И вот вы выходите из своего домика. Мама, которая почему-то живёт одна, собирает вас в дорогу. Вам придётся шагать одной через тёмный и страшный лес с полным разнообразными лакомствами кузовком/корзиной/узелком за спиной. Маму вполне устраивает, что её дочь отправляется в одиночку к своей бабушке, которая живёт по ту сторону дремучих зарослей. Ни в одной из сказок данной серии бабушка не может встать со своей кровати, потому её дом оборудован специальной верёвочкой, дёрнув за которую, мы можем попасть внутрь. И тот кто ловит фишку, уже может определить для себя аналогию того, какой код вшит в этой сказке: дремучий лес, за которым в обретается недвижимый представитель старшего поколения. В лесу же, согласно информации полученной вами от мамы, живёт некий дикий зверь. Если рассматривать природу данной семьи, можно обратить внимание на то, что ни одного мужчины в семье нет. Бабушка живёт (?) одна. Мама живёт одна. И на этом пути от молодой мамы, до древней старухи, в этом мрачном лесу, девочку подстерегает чудовище - волк, оборотень или даже огр. На её пути попадаются также случайные персонажи вроде беспечных охотников. Однако основная опасность таится, конечно, там, где тайну окутал лес. Какой бы версии данной сказки мы не придерживались, эта территория сакральная. Дремучая. И сколько раз, сколько, твердили миру: "Не сворачивай в чащу, если идёшь через лес. Там ждёт страшное чудовище, оно съест тебя!" Но мир глуп. И люди хотят жить в нём. Они обязательно придут в этот лес, обязательно свернут с тропы. Потому что это, чёрт подери, их жизнь. И они хотят увидеть этого волка, им необходимо быть съеденными, чтобы обрести цельность, чтобы понять, как жизнь связана со смертью. И вы помните, вы, конечно, помните песенку Намкая Норбу Ринпоче, в которой помимо всего говорится: "Если это иллюзорное тело действует долго - использую его. Если нет - исчезаю. Не верите в вечность, делайте, как вам угодно.". Можно гнить вечно. И можно прожить одну минуту, вспышка которой ярче, чем самые яркие звёзды. Потому герои обновляются и выходят живыми из печей Бабы Яги, их разрубленные тела срастаются под воздействием волшебной живой воды.

Самое странное и самое верное утверждение заключается в одной простой фразе: чтобы быть живым, обязательно на протяжении своей жизни нужно умереть хотя бы один раз. Чтобы вновь возродиться, но уже в другом качестве. Возрождение это заключается в обновлении, обнулении ранее полученных данных. И если вы не умирали, то вас и нет в "Лабиринтах", не так ли? Многие ли не умершие получили доступ и билет на эту территорию? Интересно ли им это? Спросите себя! И чем ярче опыт, тем ближе вы к загадке, к тайне. А самые смелые могут пальцами своими прикоснуться к голове слепого минотавра, чьи ноздри раздуваются как меха, чьё дыхание - дыхание абсолютного зеркала мифологии.

И подумайте, почему наша сегодняшняя героиня, если эта история совершенно не о взаимоотношении мужчин и женщин, Жизни и Смерти, всё чаще появляется в кинофильмах определённого содержания? И почему бредущая в лесу девочка, абсолютно одинокая, абсолютно потерянная, вызывает в нас именно такие позывы. Не сожаление, не желание помочь. Ведь здесь в нашем мозгу уже работают какие-то механизмы, которые не высчитываются научными методами. Давайте не станем лукавить - с нашей точки зрения девочка или пройдёт через лес или не вернётся из него. В любом случае она изменится. И девочка, которая попала в чащу, несомненно станет женщиной на выходе. Она получит невероятный опыт - опыт выживания. Станет старше, мудрее и сильнее. И если волк ещё способен показать свои клыки, а у неё хватит духу бросить вызов и не быть съеденной, то в будущем мы не будем беспокоиться за эту девочку. Если же она сгинет в топком болоте, значит с нас хватит десяти минут горьких рыданий. Я не беру молодых мам, поскольку у них точно случится отторжение такой точки зрения. Но взросление и секс находятся в одной крепкой связке. И первый сексуальный опыт очень сильно меняет человека. Настолько сильно, что из этих дебрей он может просто не вернуться. Или вернуться в абсолютно другом качестве.



И если кто-то рассчитывал на продолжение нашей истории, то дальше по кочкам собственных воспоминаний мы будем неспешно двигаться через зыбкое болото прошлого. Ведь мы же уже вышли в это путешествие. За плечами у нас такой ценный узелок с пирожками. И когда ты входишь в этот самый лес, ты неосознанно делаешь первый шаг на встречу страху. Это не лабиринт и минотавр. Не та история. Эта история о первом опыте зарождения страха внутри себя. Вспомните ли вы, когда это произошло с вами? Когда родился не первобытный дремучий инстинкт, но аргументированный страх. Тот самый, который имеет под собой реальную подоплёку.

Психика ребёнка и психика взрослого различаются разительно. И на том маленьком промежутке между состоянием собственного неосознанного поведения и логически проектируемыми формами взаимодействия с миром существует тот самый опыт, ключ зажигания, который и даёт ребёнку толчок к действиям относительно сбора собственной цельной личности. Начало создания личности каждого из нас в детском возрасте, вполне возможно, является последствием той самой психотравмы, которая пугает ребёнка и даёт ему стимул к самоконструированию. Он попадает в лес. С первого взгляда это просто новое пространство, оно не вызывает эмоций. Но вот следует самый первый испуг, переживание за собственную жизнь, и ты уже начинаешь собирать вокруг себя всё, что может защитить твою жизнь. Эти кубики, из которых ты воздвигаешь собственный замок, ложатся один на один. И тебе кажется, что ты спрятался за стенами созданной тобой защиты. Однако нужно отдавать отчёт, что эти кубики отныне будут твоими стенами, за которые ТЫ уже не будешь распространяться. Это первая оградительная позиция, которая дополняется всю жизнь. Так, после первого "движущего" испуга человек начинает складывать собственную личность, иногда переставляя её элементы или заменяя устаревшие детали на новые.

Конечно, скажет кто-то, существуют мозговые функции и их развитие. И, возможно меня поправят психологи и психиатры, некий алгоритм выработки тех или иных гормонов, развитие тех или иных мозговых зон. Но для развития этих зон, которое, как известно, происходит неравномерно, должны быть свои причины. И мозг прекрасен в своей архитектуре. Но что является искрой для этого бикфордова шнура? Не поэтому ли вопросы о смерти из уст детей звучат так невероятно отстранённо, что в психике взрослых вызывают отторжение и страх?

Но столкнувшись со смертью в первый раз, как Красная Шапочка сталкивается с волком, оборотнем или огром, мы понимаем, что в данный момент она не так страшна нам, поскольку это наблюдение внешнего чужого опыта. Точно с такими же чувствами женщина впервые сталкивается с мужчиной, который ей симпатичен: это удивление перед неизвестным, страх и любопытство. И теперь повествование будет двоиться. Стоит заметить, что вот эту вторую линию предложил некогда Эрих Фромм в своей книге "Забытый язык. Введение в науку понимания снов, сказок и мифов". Он охарактеризует нашу сказку так: "Мужчина предстает в образе безжалостного и коварного животного, а половой акт описан как акт каннибализма, в котором мужчина пожирает женщину. Те женщины, которым нравятся мужчины и которые получают удовольствие, вступая с ними в половые отношения, не согласны с таким представлением. Оно отражает глубокую враждебность к мужчинам и к половым отношениям. Ненависть и предубежденность против мужчин особенно отчетливо звучат в конце сказки. Здесь, как и в случае вавилонского мифа, нужно вспомнить, что превосходство женщины состоит в ее способности вынашивать ребенка. Как сделано, чтобы волк выглядел смешным? Показано, как он попытался сыграть роль беременной женщины, у которой в брюхе находятся живые существа. Красная Шапочка набивает брюхо волка камнями – символ бесплодия, – и волк терпит поражение: умирает. По древнему закону возмездия его поступок наказан в соответствии с его виной: он погиб от камней, символизирующих бесплодие, и этим высмеиваются его претензии на роль беременной женщины. В этой сказке, где главные герои – три поколения женщин (охотник в конце – условный образ отца, не имеющий реального значения), говорится о конфликте между мужчиной и женщиной; это история торжества женщин, ненавидящих мужчин, история, заканчивающаяся победой женщин. Это прямая противоположность мифу об Эдипе, где мужчина выходит из борьбы победителем.".

Бесполезно пытаться спрятаться от самого себя под одеялом. Там будешь только ты. Как и везде и всегда, в общем. Смерть идёт рука об руку со всеми социальными явлениями - с сексом, с удовольствием, с богатством, с вдохновением и даже с рождением. Вы ведь помните это самое начало? Когда пара заводит ребёнка, она дарит ему неоценимый подарок - его будущую смерть. А потом они боятся, что ребёнка настигнет то, что они дали ему сами, добровольно. Дали с расчётом на то, чтобы оставить немного общей любовной памяти об отношениях двух дорогих друг другу людей. И чтобы не сгинуть бесследно и навсегда. Этот самый панический страх заставляет нас двигаться вперёд. Осознавая свою конечность в этом мире, мы приходим к вдохновению и таланту - мы наслаждаемся жизнью пока можем, мы реализуемся, пока у нас есть силы. Ведь вечная цепь перерождений связывает каждого из нас. И мы, несомненно, приходим в мир и во второй раз. В своих детях. И наступает тот волшебный момент, когда страх уже уходит, и ты понимаешь, как движутся эти механизмы, как они работают. Тогда ты выходишь из тёмного леса. И уже готов к самой важной встрече в твоей жизни.




Оказавшись перед избушкой бабушки, которая, как было сказано ниже, подняться уже не может, девочка дёргает за ниточку и перед ней отворяется дверь. За дверью этой, в абсолютном одиночестве, находится волк, который уже успел проглотить старушку. Более того - он принял её образ. Классический чепчик с иллюстраций Доре, очки. Девочка, конечно же, может различить животное. Даже в детском творчестве не может случиться так, чтобы ребёнок перепутал волка с человеком.

Стоит также обратить внимание на детали. Важнейшая из которых - это проникновение волка в дом бабушки и наличие в доме кошки (в некоторых древних вариантах сказок). Если в помещение войти достаточно непросто, то как там оказался волк? Может ли случиться, что бабушка уже была столь плоха, что уже ждала конца этой мучительной истории? И какие формы и обличия может принимать волк? Или спутанность сюжета в этом месте - всего лишь народная помарка? Но неизменным остаётся одно. Смерть пришла в этот дом и пока что его не покинула. Более того, поглотившая бабушку, она подстерегала девочку на пороге этого неформального склепа. Да, сказки полнятся пониманием загробной жизни. Вспомните хотя бы Калинов Мост через реку Смородину, который в славянском фольклоре соединяет мир живых и мир мёртвых. И если вы считаете, что образы нечисти и мертвецов в сказках несут сугубо отрицательный характер, то откройте книгу Якова Проппа "Морфология/исторические корни волшебной сказки". И погрузитесь в тот мир, в котором взрослых людей ещё не охватила повальная инфекция инфантилизма.

Ребёнок (как и современный человек в целом) более ритуально ориентирован. Скажите ему, что если двадцать птиц по очереди взлетят с соседней крыши, то на небе появится радуга и наблюдайте, как он будет очень долгое время считать птиц и ждать, когда же случится чудо. Современный человек, который делит жизнь на Добро и Зло, Счастье и Беду, Жизнь и Смерть, также недалеко ушёл от своего внутреннего ребёнка. Кто-то говорит, что это хорошо. Однако существует другая точка зрения, которая уверяет нас: двойственность образов мешает пониманию природы естественных процессов. Мы сразу же разделяем цельное явление на то, что нам нравится и то, что мы хотим победить. А можете ли вы представить великолепное уродство, гениальную бездарность или вдохновение смертью? Ведь Все мы знаем примеры подобных определений. Почему же мы пытаемся изничтожить целостность в угоду нашему глупому ошибочному мнению?

В дальнейших событиях логика абсолютно минимальна. И каждый из вас поймёт о чём хочет сказать нам сказка. В первую очередь это волк, который просит Красную Шапочку лечь к нему в постель. Много ли вы видели бабушек, которые просят своих внучек прилечь с ними рядом? После этого начинается абсолютно невероятное. Это, конечно же, не узнавание. Это получение ответов на вечные вопросы. Если в повествовании присутствует кошка, она пытается увлечь девочку за собой, однако в неё летит что-то из предметов домашней утвари и кошка погибает.

И вот, казалось бы, наша героиня проглочена волком, и её не вернуть. Однако именно в этот момент появляются лесорубы или охотники, которые побеждают зверя, вспарывают ему брюхо, из которого Красная Шапочка (а, зачастую, и бабушка) выходят целыми и невредимыми. И, казалось бы, хочется задать волшебный вопрос: итак, дети, чему учит нас эта сказка? Но вопрос срывается с языка, потому что невероятное количество версий, накопилось вокруг данного произведения как минимум с начала XIV века. С тех пор в Европе волк крепко укоренился в этой сказке, изжив несуразного огра. Почему? Потому что волк постоянно где-то рядом. Вы, возможно, не встречали волков, но знаете, что в глухих лесах вашей родной области (не так уж, в сущности, далеко от вас) живёт этот зверь. Он - воплощение страха, как тигр или леопард воплощают животный ужас в сказках африканских аборигенов. Одновременно волк - это Анимус Юнга, который ловко поглощают Красную Шапочку (красный - цвет женского созревания, не забывайте ещё и об этом), однако последняя одерживает над ним победу. Как основа мужского начала, опираясь на рассуждения Фромма, волк предстаёт перед нами практически единственным живым мужским персонажем сказки. Даже если мы предположим, что дедушка девочки уже умер, то куда делся отец Красной Шапочки? И не была ли мама этой героини когда-то на её месте. Не "съела" ли она своего мужа руками охотников или лесорубов также, как шапочка поступает с волком? И кто кого должен бояться в итоге? Неопытная маленькая девочка, беспечно отправившаяся в пасть Страшного Зверя или сам этот Зверь, который в конце сказки оказался убит и растерзан, а его брюхо набили камнями, символом осмеяния его фантомного превосходства над женской природой?

У всего в окружающем пространстве есть начало и конец. А также есть текущий период. Осознать себя в понимании развития от девочки до женщины или от мальчика к мужчине, найти свои координаты на карте человеческих состояний - наша важнейшая задача. Это многоплановая и очень сложная схема. Линии жизни и смерти. Координаты во времени, пространстве, по шкале самореализации и умственного развития. Некогда мы упростили эту карту. Мы пометили на ней самые важные пункты. Выделили границы, по которым из точки А движемся в точку Б. И нам, зачастую, плевать, что происходит с нами в пути. В эту самую минуту. Или что происходило с нами вчера на самом деле. Не просто "ещё один день", а некий незримый для нас перелом, трактуемый экзистенциально, но не физически или материально. День изо дня мы в пути. И пребываем в точке Б лишь несколько секунд, чтобы решить на какую позицию выдвинуться дальше. Так проходит жизнь. Она фиксируется в точках, её путевые свойства опускаются за ненадобностью. Но большую её часть представляет собой путь, который мы вычёркиваем, как ненужное, исполненное лишними деталями пространство.

Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .