Луи Пастер: вакцина от мракобесия


Верить, что данное явление имеет место потому,
что ты этого желаешь – есть величайшее безрассудство
Луи Пастер

Эволюция человеческого сознания - вещь совершенно необязательная. Как мы можем наблюдать, многие люди противятся как эволюции, так и собственному развитию. Когда-то, когда ещё человек только слез с дерева и понемногу осваивал пещеры, могло родиться предположение, что огонь - это проделка злых духов. А, поскольку он всё уничтожает и обжигает, то он несомненно противник человека. Огонь тогда очень пугал первых людей, пока они не "приручили" его. За этим маленьким фрагментом нашего изучения окружающего мира следуют километры истории. Множество умов и научных светил. Но и сегодня не трудно найти человека, который будет сравнивать огонь с неким адским пламенем, которое зажёг рогатый демон, сидящий в умозрительной преисподней. И мы сразу начнём с вопроса: почему одни люди развиваются, а вторым проще сидеть в пещере или охотиться за феями? И неужели человек настолько безнадёжен, что сила знания уступает силе суеверия? Неужели настолько глуп человек? Но фанатик, как правило всегда убеждён. Впрочем... Стоит ли считаться с мнением фанатика? "Несчастны те люди, которым всё ясно," - сказал наш следующий герой. Впрочем, доказательствами сегодня никого не удивишь. Кому нужны ваши доказательства? Кто будет их слушать? Всем всё ясно. Все уже убеждены. Может именно это делает людей несчастными? Ну вы помните, что такое безумие? Повторение одного и того же, одного и того же, в надежде получить отличный от предыдущего результат. Но "ничего нельзя сказать настолько правильно, чтобы сказанное не было истолковано превратно". Это уже, кстати, Спиноза. И людей уже не устраивают фотографии геоидной формы Земли, множественные доказательства химической и физической природы "чудес". Потому что они уверились в своём безрассудстве и не собираются смотреть на мир при помощи призмы научного знания - так кропотливо и так трудолюбиво собираемого по крохам на протяжении всей истории человечества. Конечно же проще поверить экзальтированным кликушам, которые в экстазах своих видят намного-намного больше. Потому что проверить эти теории нельзя, а в сознание, которое напрочь отказывается работать, они ложатся как по маслу - всё объяснено, не нужно ничего доказывать, не нужно ничего проверять. Ритуальное мышление работает, козёл на лысом холме - зарезан, а значит с высокой вероятностью пойдёт дождь. Но, как писал Ричард Докинз, "Обратной стороной доверчивого послушания является бездумное легковерие. Неизбежный побочный продукт – уязвимость к заражению вирусами мышления. В мозге ребенка по понятным, связанным с дарвиновским выживанием причинам заложена программа послушания родителям и другим взрослым, которых родители велели слушаться. Автоматическим следствием этого является неспособность отличить хороший совет от плохого. Ребенок не в состоянии понять, что "не купайся в кишащей крокодилами Лимпопо" – это разумное предостережение, а "в полнолуние нужно принести в жертву богам козу, иначе будет засуха" – в лучшем случае трата времени и коз. Для него оба высказывания звучат одинаково веско." И есть ли смысл бороться за понимание людей, которые уверены в том, что вирусы - это не кара Божья, а иммунитет зависит не от вашего духовного состояния?

Луи Пастер в "Лабиринтах"



Наш сегодняшний герой родится перед самым праздником - 27 декабря 1822 года. Он появится на свет в семье, которая уже пережила смерть одного мальчика и успешно родила девочку. Маленький Луи увидит свет в пятницу - в два часа пополудни. Эти время и день очень точно сохранят документы. Позже у него появятся ещё две сестры и детство в полном радости и детей доме будет пахнуть виноградным суслом и дубильным веществом. Отец - герой войны, будет кожевником - продолжателем дела деда, ну и, конечно, виноделом - самое искусное из всех искусств! Луи воспитывается в традиции. Он умён и сообразителен, он - настоящий мужчина и защитник своих сестёр, он - гордость отца. Окончивший начальную школу за два года, Пастер получает множество наград и становится помощником учителя, однако никакими особыми талантами не отличается. Потом будет живопись - неоднозначно оценённая критиками, но признанная, как "достаточно неплохая", она будет сопровождать Луи на протяжении всего подросткового периода. За три месяца до 18-летия мальчик получит степень бакалавра философии, на пути к которой будет сменять места учёбы и откажется от художественных работ. Потом будет долгий путь получения степени бакалавра наук, на которой Пастера более всего утомляет математика. Но, несмотря на его замечание, что математика иссушает сердце, у него будет только две средних оценки - "удовлетворительно" по физике и "посредственно" по химии. С 1843-го пять лет он посвятит именно этим двум предметам, которые будет изучать в знаменитой Эколь Нормаль - вечной кузнице гениев, из которой позже выйдут два Нобелевских лауреата - Ромен Ролан и Жан-Поль Сартр.

Отец Луи - Жан-Жозеф Пастер - будет удивлён усиленным интересом сына к науке. Юного Пастера были рады видеть в преподавательских составах различных учебных заведений, но тот давал отказы. Жан-Жозеф всегда мечтал, что сын станет крепким предпринимателем - это работа денежная. Более того, Луи уже были известны английский и немецкий язык, основы ботаники, гончарное, плотницкое и стекольное ремесло - любой из этих навыков можно было бы выбрать в качестве дела всей своей жизни! Но неуёмность в познании всегда выделяла Луи на фоне сверстников - он хотел стать исследователем! И именно здесь, в Эколь Нормаль, он подаёт прошение о своём зачислении в ряды лаборантов. Намекая на потенциал бизнеса, отец пишет ему из дома: «В бочке вина больше мудрости, нежели во всех книгах по философии в мире». Но мнение это не будет услышано - уже в августе 1847 года  в возрасте 25 лет Луи Пастер получает звание доктора естественных наук, хотя отец настоятельно призывает его остепениться и жениться. В это время ум молодого учёного будоражит кристаллография - непосредственная "сестра" минералогии, физики твёрдых тел и химии. Данная наука подразумевает исследование и изучение таких вопросов, как механические, тепловые и оптические особенности кристаллов, изучение их образования, роста и формы, а также изучение химического состава и его взаимосвязи с физическими свойствами. Этот интерес приведёт его к следующему шагу - изучению взаимосвязей между формой кристаллов, их составом и вращением плоскости поляризации. Удачным образцом в исследовании этого процесса выступили виноградная и винная кислоты. Разница заключалась в том, что винная кислота вращает поляризационный луч влево, в тот момент, когда идентичная ей виноградная оптически неактивна. В итоге выяснится необычный факт - полученная при брожении кислота обладает оптической активностью, тогда как химически синтезированная таких свойств не имеет. Были проведены исследования, которые показывают - раствор 1 : 1 оптической активностью также не обладает, а сами кристаллы обладают формами двух типов - зеркальными отражениями друг друга. Впервые речь зашла о хиральности молекул - отсутствии симметрии между их левыми и правыми половинами. Эти положения Пастер утвердит в возрасте 26 лет.

Незадолго до этого к ходатайству Луи о выделении должности ближе к дому подтолкнёт смерть матери и болезнь одной из сестёр - теперь девушка, страдающая от церебрального паралича и ещё две его сестры останутся на попечении одинокого отца. Жан-Жозеф ещё долго будет упрекать сына в смерти матери - дескать она слишком переживала за то, что Луи всё ещё не женат. И достаточно скоро состоится свадьба Луи и дочки директора Страсбургского университета, которую до этого видит всего лишь несколько раз. В письме отцу избранницы Пастер пишет о том, что все деньги - около 50000 франков - и бизнес его семьи остаются внутри рода Пастеров и отходят его сёстрам, сам же жених может предложить избраннице только «отличное здоровье, добрый нрав и положение в университете». Ректор долго пытался понять какой из его незамужних дочерей повезло с таким прекрасным юношей - ведь в письме Луи даже не удосужился упомянуть имя своей избранницы. И всё же 28 мая 1849 года свадьба Луи и Мари состоится. Потом будет медовый месяц в Бадене - на юго-западе Германии - и семейная жизнь как данность. Мари полностью возьмёт на себя заботы по дому, одновременно являясь "секретарём" своего мужа. Тот же полностью погружён в науку - умудряется запустить опыт, за которым необходимо долго наблюдать, всего за минуту до выхода на встречу с императором Наполеоном III. Потом будет рождение двух детей и финансовый кризис - должность экстраординарного профессора (не приписанного к кафедрам, не являющегося членом совета факультетов и получающего меньшее жалование) приносила очень скудный доход. Но вы просто вдумайтесь, сколько научных открытий и идей человечество могло бы потерять, если бы Пастер ударился в зарабатывание денег или в бизнес отца. Стоят ли почти бедственное положение семьи и нервы двух взрослых людей мировых научных исследований? Ну конечно же стоят! И хоть можно сказать, что Пастер - это случай уникальный, мало кто из современных женщин хотел бы оказаться на месте его жены. Или всё-таки наука важнее? Это зависит от того, как работает ваше мышление, от ваших приоритетов. Но сложно не согласиться с тем, что даже жизни - не говоря уже о благосостоянии - нескольких людей стоят того, чтобы спасать целый мир. Ведь история, как вы понимаете, идёт именно в эту сторону.

После вхождения в определённый сознательный возраст наши собственнические убеждения и забота о своей шкуре должны быть вскрыты, рассмотрены и изучены. Убеждения, словно школьные брюки, имеют свойство становиться нам не по размеру. Жить всю жизнь в детских убеждениях - значит не вырасти и не повзрослеть. Но будьте осторожны - общество ещё слишком инфантильно и не готово жертвовать собой ради всего мира. Оно требует для себя. Все вокруг - обиженные и обделённые. Никто не хочет делиться, не то что жертвовать собой. И существует одно прекрасное мерило того, что вы наконец-то выросли - вы становитесь взрослее всего того, что происходит вокруг вас.


Впрочем, спустя какое-то время, Луи Пастер получит должность ординарного профессора, поправит своё расписание и два дня в неделю будет появляться в университете, всё остальное время, посвящая экспериментам дома - как он и мечтал. Пастер работает над молекулярной диссиметрией - прямым наследием его прошлых опытов - и провозглашает ряд идей, которые позже будут развиты и проверены другими учёными. Например идею о том, что все оптически активные вещества - производные живой природы. Позже эта мысль будет опровергнута, но Луи продолжит пытаться, во что бы то ни стало "приоткрыть завесу, за которой Бог скрывает тайны Вселенной".

В 1854 случай на примере студентов покажет Пастеру, что не все люди хотят развиваться. Экономия энергии, желание, чтобы тебе выдали рабочий инструмент - вот что их интересовало. Луи выступал резко против такого подхода. И три года в должности декана на факультете естественных наук в Лилле он пытается это декламировать. "Теория — мать практики, практика без теории это просто рутина, рождённая привычкой!" Пастер настаивает на изучении фундаментальной науки, требует научной работы от профессоров и практических экспериментов от студентов Он прекрасно понимает - у мира, в котором все желают, чтобы им выдали волшебную палочку, которая может всё, что угодно, нет будущего. Если студент хочет развлекаться на лекции и получать уже разжёванный материал - ничего толкового из него не выйдет. Не только внимание к теории, но и регулярная практика - вот ключ к любому достижению. Любое открытие, любая победа, любое достижение состоят из знания и действия. Если вы действуете не зная или знаете, но сидите, сложа руки - у вас никогда ничего не получится.

После Лилля Луи перебирается обратно в Париж - в Эколь Нормаль, где заступает в должность директора по научной работе. Как бы ни было забавно - теперь его работа напрочь лишена возможности хоть как-то проводить опыты и эксперименты. Луи пытается вести исследования на собственные сбережения. После триумфальной работы по проблемам болезней вина, пива и шелковичных червей, авторитет Пастера укрепился, однако студенческие волнения и жёсткая дисциплина, которую Луи организовал в Эколь Нормаль, привели к тому, что он вынужден был покинуть место своей работы, на котором было произведено внушительное количество серьёзных научных открытий.

Первая из больших заслуг Пастера заключалась в том, что он смог предположить и доказать, что процесс брожения не является химическим, что его природа - биологическая и существует целая группа анаэробных микроорганизмов, которые запускают данный процесс. В Эколь Нормаль он также изучил процесс, который позже будет назван "пастеризацией". Это результаты всё той же пресловутой работы с вином. Ведь, если положение о микробах верно, то все болезни вина - изменение его вкуса, консистенции, цвета, возникают из-за их жизнедеятельности. Стало быть, пресекая её, можно избавиться от этой проблемы. И до сих мы пользуемся методом, который предложил именно Пастер.

Логично вытекающей из предыдущих положений была ложность теории о самозарождении жизни, которая в то время была в ходу и подвергалась множеству дискуссий. Ведь если предположить, что жизнь возникает сама по себе, то результаты предыдущих исследований нужно было пересматривать. Но жизнь не может взяться ниоткуда!  Через опыт с сосудами  со специальными изогнутыми носиками Пастер доказал, что находящиеся в воздухе микроорганизмы способны провоцировать брожение. Если стерильный препарат им недоступен - брожение не наступает. Но окончательная формулировка комиссии на контрольном эксперименте была другая - Пастер доказал возможность создания стерильной жидкости. Именно его разработки лягут позже в основу работ Джозефа Листера - создателя хирургической антисептики. Кстати, создание процессов асептики и антисептики, является одним из основных достижений медицины ХIХ века.

Именно исследования в сфере брожения привели Пастера к идее о том, что данные его изысканий могли бы здорово продвинуть науку своего времени. Но в тот момент в научном мире преобладали суеверия. До прихода Пастера люди верили в идеи, основы которых были выдвинуты в античности. Им казалось, что болезни вызывает нездоровая среда и дисбаланс жизненных процессов организма. Все мы помним учение Парацельса о том, что организм состоит из ртути, серы, солей и прочих элементов. И здоровье, либо его отсутствие зависит в первую очередь от их баланса в организме. Человеческая сущность в учении Парацельса состояла из 7 элементов: материального, электро-магнетического и астрального тел, а также животной, разумной, духовной души и искры Божества. В поддержку теории о нарушении баланса всегда работали факты о том, что люди и животные часто болеют, когда живут в районе нехороших мест - бойнь, болот, захоронений, промышленных районов города. При помощи соблюдения банальной гигиены и санитарии суеверия начали отступать - оказывается, чтобы сохранить своё здоровье, не обязательно проклинать несуществующих демонов. Достаточно всего лишь следить за собой и за тем уровнем экологии, который создаётся вокруг тебя. Кстати, именно эти меры помогли улучшить качество обслуживания в военных госпиталях Франции в то время. И не нужно придумывать сущностей помимо необходимого.

Но самые замечательные открытия ещё впереди! Огромным шагом вперёд были исследования Пастера в области распространения сибирской язвы. Когда Роберт Кох обнаружил, что в условиях нагревания и иссушения бактерии возбудителя образуют споры, к изучению вопроса подключается Луи. Работы гениального Коха помогут ему прийти к логичным и разумным выводам. Ведь если, как предположил Роберт, проблема распространения этой страшной болезни заключается в спорах, то нужно это проверить. Как это сделать? Элементарно! Нужно смешать культуру бактерий с бульоном. Разделение происходило практически естественным образом - культура возбудителя оседала на дно. Проверить и подтвердить гипотезу Коха о спорах оказалось проще простого - оказавшимся на самом верху бульоном пытались инфицировать подопытных животных. Поскольку спор в нём не было, животные не заболевали. Эксперимент показал - всё дело в спорах. Но как объяснить появление болезни на одних и тех же пастбищах, спустя долгое время? Всё снова оказалось более чем просто - возбудителя переносит самое обычное существо, которое связывает захоронение с пастбищем. Для того, чтобы вид возбудителя мог выживать - это самая разумная схема развития. Именно дождевой червь стал таким переносчиком. И снова тот же вопрос - где доказательства? Всё гениальное просто - Пастер заражал морских свинок содержимым желудков дождевых червей, что помогло ему доказать свою теорию распространения данного заболевания. Логика и простота - вот что потребовалось, чтобы доковать до полноценного вывода идею Коха. Именно решение этой проблемы сделало Пастера ещё и иммунологом, хотя биологического образования он не имел. Иногда, правда, хватает светлой головы на плечах.


Методология Пастера была любопытной. Он часто проводил достаточно своеобразные эксперименты, которые имели целью доказать определённые положения его теорий. Показательным примером можно считать эксперименты с курами. Ведь всем известно - куры сибирской язвой не болеют. Но почему? Была предложена версия, в которой соотносилась температура тела кур с возбудителем - в таких условиях он не выживает! Как доказать или опровергнуть её, если птицу невозможно заразить? Всё достаточно просто - птицу нужно охладить. Поставить в ванночку с холодной водой. Когда температура тела курицы падала, происходило заражение - среда организма оказывалась пригодной для жизнедеятельности возбудителя. Когда же птицу заматывали в вату и согревали, а температура её тела восстанавливалась до постоянной нормы, происходило излечение. Чудачество? Фантастика? Логика и наука!

Стоит также заметить, что субстратами для выращивания вирусных вакцин, становятся, в первую очередь куриные эмбрионы. Пастер экспериментальным методом доказывает - при введение старых вирусных культур с куриной холерой здоровым цыплятам - заражение не происходит. Оформляется некая устойчивость к возбудителю - даже после повторного инфицирования ранее вакцинированных цыплят дозой,  смертельной для их непривитых собратьев. Именно где-то здесь берёт своё начало современная практика вакцинаций. Говорят, что фактически этот метод был придуман Пьером Полем Эмилем Ру - одним из бактериологов Пастера. Но научные законы тех времён были таковы, что глава исследовательской группы вполне мог ставить своё имя на изобретениях, совершённых своими подчинёнными. Во многом это действительно справедливая практика, поскольку ему доставались не только лавры, но и шквал разгромной критики. Пастер являлся официальным представителем своей научной группы. Например, во время декламации одного из отчётов по вопросам распространения куриной холеры в 1880 году, дело чуть было не окончилось дуэлью - один из коллег Пастера назвал теорию заболеваний от микроорганизмов вздором и чепухой. Скандал удалось замять. Более того, после проведения исследований в области иммунологии Пастеру была выделена определённая земля - под собственные виварии, а также отведена доля финансового обеспечения от государства - для совершения новых открытий. Доля эта составляла  суммарно 10% от всего бюджета страны, выделяемого на научные исследования. Финансирование дало свои плоды, однако достаточно своеобразные - заявивший на всеуслышание, что метод воздействия кислорода на сибирскую язву поможет создать вакцину от этого опасного заболевания, Пастер позже экспериментально докажет - метод не работает. Зато работает карболовая кислота. Животные, вакцинированные ослабленным карболовой кислотой возбудителем, после повторного впрыскивания смертельной дозы активного возбудителя, оставались абсолютно здоровы, в то время как прочие погибали. Так работает иммунная система. Всем стало ясно, что работы Пастера в этой области уникальны и крайне действенны.

Впрочем, всё это новости прошлого дня. Сегодняшнее поколение категорически уверено - каждый человек представляет из себя невероятно важную личность! Потому, при помощи микрочипов в вакцинах государство сможет ликвидировать каждого в случае необходимости. Также, как мы знаем от параноиков, существуют чипы, которые будут в режиме он-лайн транслировать злобным гениям мегаважную информацию о том, как инфицированная цель проводит день - мастурбирует в тайне от своих близких, изменяет супругу или совершает противоправные действия. Это, разумеется, крайне важная, прямо-таки стратегическая информация. Такие жучки, конечно же, нужны для того, чтобы создать армию зомби - послушных и верных. Только кому нужны бесполезные зомби? Что делать со стадом параноиков, чей потенциал невероятно мал? Кому требуются и без того бесполезные люди, которыми можно прекрасно управлять и без чипов? При помощи дурацких слухов, например. И я уже различаю, как вдали загораются костры, самые впечатлительные и эмоционально нестабильные покупают крем от облучения, пока очередной австралопитек карабкается на вышку 5G, чтобы свернуть шею изобретению, которое зомбирует и заражает нацию. С телевизоров, размахивая руками, вещают экстрасенсы, а на столе перед экраном стоят баночки с водой. Корыстный гомеопат рассказывает о том, что его средства могут вызвать хоть что-то кроме диареи, солнцееды продолжают питаться колбасой по ночам, а любители более ядрёных деликатесов - информацией из телевизора. Нам с вами расскажут о том, как в плохом месте чёрная кошка предвещает беду, а бабка с пустыми вёдрами ну просто явный признак того, что сегодня стоит остаться дома. Я напомню вам - всё это происходит сегодня, спустя чуть более сотни лет после смерти великого учёного, который поборол суеверия, доказал, что "плохих мест", просто так разрушающих человеческое здоровье, не существует, а половина насылающих дерматит демонов прекрасно побеждается, если вовремя мыть руки с мылом.

История борьбы с бешенством также затронула Пастера и его коллег - особенно гениального Эмиля Ру. Долгие исследования болезни, выявить возбудителя и способ передачи которых сперва не удавалось, привели к тому, что было заражено порядка 90 животных, однако потом учёные пришли к выводу - помочь может спинной мозг кролика, предварительно высушенный, нарезанный и помещённый в специальный стерильный бульон. Специфика болезни определила целый цикл последовательных вакцинаций. На 14-ую инъекцию животным вводилась доза сыворотки, смертельная для не вакцинированной особи. Но животное выживало за счёт иммунитета. И всё это так просто и понятно - вакцинированный выживает, невакцинированный имеет все шансы умереть сразу. Но сегодня, видимо, что-то окончательно сломалось в наших дурацких мозгах. И вы не представляете какими же рискованными были первые случаи вакцинации людей. В зависимости от сложности и симптоматики они давали абсолютно разные результаты, но первый объективно успешный случай подтвердился уже достаточно быстро - укушенный бешеной собакой мальчик Йозеф Майстер стал первым в истории человеком, спасённым от смерти при помощи вакцины. Все инъекции, находящемуся в центре Пастера Йозефу делал врач-педиатр по убедительной просьбе самого Луи, не имевшего медицинского образования. В итоге мальчик вынесет весь курс инъекций и поправится. И это будет большая победа человечества. И гигантский прыжок в науке, совершённый благодаря Луи Пастеру. Впрочем... фанатики были всегда. Стоит только вспомнить защитницу животных Анну Кингсфорд, которая считала себя оккультисткой и пыталась поразить Луи "психической энергией" за его злостные эксперименты на животных. Естественно, ничего из этого не вышло. Да и вероятно, Анна забыла, что изучения Пастера позже смогут применяться и в ветеринарии.

Одно из величайших свершений, когда-либо совершённых в медицине - так скажут про работу Пастера над антирабической прививкой. Множество людей уже очень скоро будет обращаться в его центр и получать исцеление. И никакого чуда тут нет - просто логика и ум. Просто технология. Хотя методике, конечно, было ещё очень далеко до идеала - процент смертности по-прежнему был серьёзным - умирал примерно каждый шестой заражённый. Но всё приходит с опытом. И успех сопутствует тому, кто не боится работать и экспериментировать. В день изобретения данной вакцины несколько гениальных людей - Пастер и его команда - бросили вызов смерти. И вытащили из её лап очень многих.

В 1894-ом году, незадолго до смерти, Пастер встречается с Йерсеном, изолировавшим и выделившим в Гонконге возбудителя чумы. Луи смотрит на своего противника через своё главное оружие - микроскоп. Но, к сожалению, сделать с очередным чудовищем уже ничего не успеет - он скончается в 1895-ом году, в возрасте 72 лет. Ведь учёным тоже иногда нужен отдых.


Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .