Майкл Майерс: из боли и страха


Моя боль — это только моя боль. Она никогда и никого не интересовала,
так всегда было и так всегда будет. Она останется только со мной
.
Иар Эльтеррус

Зачастую люди тепло относятся друг к другу только в том случае, когда им что-то нужно от близких. Я пока не говорю про семейные отношения. Я говорю про отношения между людьми. Сперва "хи-хи" и "ха-ха", пока чувствуется какой-то ощутимый результат. Когда время идёт и пользы от человека не прибавляется, наступает тишина. Когда нет действий, нет желаемых результатов, нет ощутимых плюсов от общения, может начать возникать молчаливая ненависть. Зачастую, подобные межличностные отношения практикуют и в семейно жизни. Дети, которых родители неосознанно воспитывают в подобной системе ценностей, учатся транслировать её на своих "учителей" - родителей. А в общении, в котором нет места искренности, а есть лишь смысл от пребывания с некоторыми людьми, ненависти намного больше, чем вы можете представить. Каждый "полезный" результат, который человек захотел получить от другого, но, по каким-то причинам, так и не получил, становится причиной для ожесточённости и ухудшения отношений друг к другу. Всё это распаляет молчаливое презрение и даже открытую агрессию и враждебность в отношениях между людьми. Это, конечно же, совершенно патологические случаи, но наш сегодняшний герой, по одной из версий своей жизни, вышел именно из таких условий.

Когда ты теряешь любовь близких людей, ты теряешь их физическое присутствие. Но они всегда живы в твоём сердце и сознании. Места, события, запахи - все элементы, связанные с тем или иным человеком, с этих пор намного ярче и болезненнее будут ассоциироваться только с ним. Вплоть до стула, сидя на котором исчезнувший из вашей жизни так любил пить чай. В мозгу воспаляются всяческие мелочи - в зависимости от активности вашей психики. Находясь в пограничных состояниях некоторые люди особое внимание обращают на любимую посуду тех, кого они уже не встретят. Они могут держать в неприкосновенности вещи, которые тесно связаны с ними или хранить некие столовые инструменты - дескать вернётся наш долгожданный и вот оно - всё уже готово! Всё, что когда-то было создано или как-то касалось общего быта, имеет шанс на бессмертие. Человеческий мозг - самая дурацкая машинка. Он записывает, записывает, записывает. А потом записывает поверх, и когда понимает, что получается полная ахинея, выдаёт на выходе невнятный скомканный невроз. Неврозы эти опасны тем, что тебе не вытащить их из головы. Как происходит самоисцеление от состояний травм, запечатлевшихся в памяти, с полной достоверностью, раскрыв карту мозга и показав всё наглядно, вам не скажет никто. И существуют состояния, которые абсолютно не исцеляются. Зачастую, они связаны с каким-то ярким событием или воспоминанием, как случилось у нашего сегодняшнего персонажа.

Майкл Майерс в "Лабиринтах"


История нашего персонажа - это тотальная история любви и смерти. Он родился в городке Хэддонфилд 30 октября 1957-го года. Опираясь на первоисточник, о котором мы поговорим сперва, нам станет известно, что Майкл - сын вполне состоятельной семьи Строуд, в которой и развернётся катастрофа ночью 31 октября 1963 года. В эту ночь шестилетний Майкл убьёт свою сестру. И зритель сперва не сразу сообразит, что же произошло, что двигало маленьким мальчиком, который достал с кухни пугающе большой нож и решил остаться единственным ребёнком в семье. Окровавленного, наряжённого в костюм клоуна мальчугана найдут рядом с домом, где он будет дожидаться свою маму, которая оставила его в ту злополучную ночь на попечение сестры. Полиция направляет его в психиатрическую больницу "Смитс Гроув", где он в полном молчании проведёт долгие 15 лет своей жизни. 15 лет перед своим побегом.

Майкл преподносится нам как Чистое Зло. Так охарактеризует его практикующий психиатр Сэмюэль Лумис. Майкл - жестокий ребёнок, который переступил грань человечности и, согласно законам общества, был направлен в лечебницу как для проверки психического здоровья, так и в качестве наказания. Что происходит в голове человека, который не проявляет интерес к общению и обществу в частности? Что творится в мозгу персонажа, который отказывается от своего лица, пытаясь скрываться за самой беспристрастной маской из всех возможных? Может ли безумие очистить человека настолько, что его психика выпрямится в тугую бесхитростную струну, на которую будут нанизываться не эмоции и желания, но чувства. Каково это - стать человеком, чуждым каким бы то ни было интеллектуальным подвижкам и руководствующимся лишь кипящим внутри чувствам? Чувствам, а не эмоциям, как может показаться на первый взгляд. Как нам избавиться от любви, радости, скорби и злости? Как остановить в голове конвейер, который постоянно крутит все эти дурацкие переживания? И к чему это всё приведёт? В твоей голове не остаётся никаких волнений и сомнений. Всё стихает. Существует только чувство - сильное и глубокое. Это чувство покинутости. Это невероятно желание семьи, прислушиваться к которому, конечно же, будет безумием со стороны охранников больницы. Но таков Майкл. Он знал, что такое любовь и жестокость. Он ещё не забыл эти понятия. Оставшись глубоко внутри невероятно робким мальчиком, Майерс проявляет невероятную жестокость, когда дело доходит до грубой силы. Майерс не даёт себя в обиду, но максимально бдителен и внимателен.

Сбежавший из лечебницы, Майкл, конечно же, возвращается домой. В дом который пуст и заброшен. Он прихватит с кладбища надгробный камень своей старшей сестры, с которым будет коротать дни на кануне Хэллоуина - праздника сбора урожая. Но какой урожай вызрел в душе нашего героя и что это должна быть за жатва? Это - чёртов невроз, который заедает как "жёваная" магнитная плёнка. Даже чудовищам требуется любовь. Чудовища молчат об этом и совершают свои зверства - ужасные, жестокие, кровавые. Общая примета всех чудовищ - это похищение красавиц, добиться взаимности от которых им никогда не суждено. Более того - чудовища практически не взрослеют. Если бы они умели переключать свои приоритеты, то перестали бы быть таковыми. Их грязный внутренний мир плещется в боли, недосказанности и страхах. Их диагнозы потешны, а поступки ужасают. Многие избирают этот способ проявления себя и собственной значимости потому что только так они чувствуют себя значимыми. Однако история Майкла развивается по-другому. Он жаждет семьи и любви. Он пытается собрать всё то, что он, будучи глупым мальчишкой, отобрал у себя сам в далёком 63-ем году.

И давайте не будем говорить о том, какие мы все крутые психологи и насколько мастерски мы контролируем наши чувства. Ничего мы, как правило, не контролируем, стоит нам положиться на чувства, отринув всякое понимание происходящего. Мы ничего не контролируем, стоит нам посмотреть на ситуацию, как на данность, не рассматривая никаких выходов из неё. Представьте, что вы в состоянии полного эмоционального включения находитесь в какой-либо ситуации. Представьте, что ваше сознание полностью подчинено чувствам. Подобные состояния случаются с каждым из нас с завидной регулярностью. Вы хотите любви и заботы, вы хотите чувствовать себя рядом с близкими на таком уровне вашей необходимости в заботе и понимании, на котором вам будет комфортно. Вы не готовы идти на уступки и не можете принять безразличие со стороны любимых людей. И вот уже пускаете свою жизнь под откос тёмной октябрьской ночью, когда так хочется тепла, заботы и понимания, как никогда. Но близкие живут на другом понятийном уровне. Они могут быть замечательными людьми, но не чувствовать всего того, что бурлит у вас внутри. И вот вы смотрите на эту птицу надежды, которая сидит у вас в руках. И она только злит вас. Вам становится не по себе. Вы сжимаете кулаки и кровь брусничным соком заливает ваши пальцы. Прощай, ожидание! Прощай, надежда! Здравствуй эгоизм и хладнокровие. В прошлое закрыта дверь. Внутри всё болит и истекает кровью. И кровь льётся уже снаружи, извне. Терзая близких, вычёркивая их из своих наивных надежд и ожиданий, вы подменяете их заботливые иллюзорные образы уже другими другой иллюзией - "все люди жестоки". Я в их числе. От этих "жестоких" нужно уйти, от них нужно избавиться. Но это не они сделали вам больно. Это вы причинили боль сами себе, сменив одни фантомные образы на другие.

Вероломство и эгоизм, которые присущи вам, вы проецируете на тех, кто находится рядом. Если они по вашему собственному разумению не дали вам того, что так хотелось получить, значит все они - жадные сволочи, избавиться от которых самый верный выбор. К сожалению, такая логика, присущая людям сплошь и рядом, не учитывает то, что желания, потребности и эмоции людей могут меняться. Мы не видим в людях внутренний мир. Его нет для нас. Для нас в такие моменты люди становятся функциями. Из любви прорастает ожесточённость, потому что мы не чувствуем от близких людей заполнения этого пресловутого ресурса в самый необходимый момент. И вот уже маленький мальчик стоит и пускает сопли после того, как самолично разрушил всё, что было ему дорого. Он сам сделал этот выбор. Он решил навсегда заменить живых людей представлениями и иллюзиями относительно их. Но вычеркнуть полностью он их не сможет. Где-то в глубине его сознания убитый образ заботливых и добрых любимых людей продолжит жить. Однако проекция эта может расширяться. И тогда Майкл просыпается в каждом из нас. Он зол и мстителен. Он жесток. Он не забудет как светлыми глазами мечта, растерзанная им в кровь и перья, когда-то веселила его и давала самое важное, что есть в человеческой жизни - надежду. Но при разрушении физической оболочки этой надежды - при отрицании всех любимых и любящих, всех кто вдохновлял нас и помогал жить, эта странная пичуга перерождается в то, что невозможно стереть. Казалось бы, с ней покончено - её давно уже нет и никогда не будет. Однако она перерождается в другом качестве и напоминает нам об утраченном - о том, что уже нельзя вернуть и до чего нам не добраться. Она гнездится где-то внутри и оказывает на нас всё больше влияния, однако выцарапать изнутри мы её не можем - её уже нельзя раздавить и выкинуть. Её призрак где-то там, куда нам дорога заказана, откуда мы её больше не извлечём. В этом есть основной урок психологии - вы сотрёте все надежды, вы сотрёте все свои желания, ожидания и мечты, но чувство никогда не уйдёт от вас, если вы будете день ото дня вспоминать о собственном вероломстве, совершённом в приступе паники и потерянности. Оно настигнет вас. Но избавиться от него - очень непростая задача. И вместо людей, которые были рядом, полностью отказавшись от них, вы навсегда будете обречены лелеять призраков, недоступных вам более. Наша жестокость не порождает внутри ничего, кроме смятения и боли. Боли, извлечь которую уже не получится. Она заставит вас жить рядом с призраками. А призраки реальны. Они всегда живут в наших головах в виде нераскрытых желаний и стремлений. Вы можете проверить это на образах тех, кого уже нет рядом с вами, но кого вы прекрасно помните и, при всей вашей старательности, не сможете забыть. Эти фантомы проводят с вами больше времени, чем вы думаете. Они не дают заснуть. Они шепчут о боли в минуты, когда становятся сильнее вас. Забыть, вычеркнуть - казалось бы, так просто. Но будьте осторожными, переводя людей из категории живых в категорию теней несбывшихся надежд. С этих пор они будут вольны приходить к вам и уходить от вас по своему собственному желанию. Будьте осторожнее с ними - от этих призраков крайне сложно избавиться.


Для всех тех, кто испугался предыдущего блока мыслей и задумал немедленно изменить себя, чтобы избежать подобных бессознательных историй, хочу заметить, что только в естественности своей человек бывает красив. Красив как внешне, так и внутренне. Красота впечатляющая, которую нам транслируют с обложек журналов или раскрученных аккаунтах в соцсетях - не красота совсем. Это желание вам понравиться. А если вам собрались понравиться, вам точно захотят что-то продать. Как правило - абсолютно вам ненужное. Человек не бывает настоящим, когда хочет понравиться другим. А значит - узнать его вам не дано. Ни сегодня, ни завтра. Когда же произойдёт это прекрасное знакомство с тем человеком, который скрывается под маской привлекательности или учтивости? Вполно может быть, что и никогда. Нужно ли вам общение с человеком, который скрывает самого себя, только чтобы быть удобным для вас? Это - ваше решение. Возможно всё настолько ужасно, что и вы играете примерно в ту же игру. И в общении или отношениях, где должно быть двое, вас становится четверо. Вы создаёте ту самую первоиллюзию, о которой я говорил раньше. "А причём тут Майкл?" - подумает сейчас кто-то из новых читателей, незнакомых с моими километровыми крюками художественных обходов. Да в общем-то он здесь ключевой персонаж, его не обойти. Дело в том, что все фильмы ужасов, которые так нелюбит и клеймит безвкусицей продвинутое культурное общество, сводится к всего лишь одному локальному конфликту - конфликту человека с чудовищем. Это может быть страх неизведанного или пугающие непонятные образы и тени как авторской мифологии, так и мифологии человечества. А может быть нечто антропоморфное. И именно в этом моменте многие ломаются. Пряча глаза за толстыми стёклами розовых очков, они не видят в подобных сюжетах ничего кроме безумия. Всё, что ассоциируется со смертью или страданием, для них слишком пошло, слишком жестоко или вообще является "плодами больной фантазии". Откройте новостую ленту и прочитайте про мать, которая выкинула своего ребёнка в мусорный бак. Откройте новостную ленту и прочитайте про людоеда, который убил жертву ударом обуха топора по голове. Вы думаете, что это создания с другой планеты? Нет. Это всё ещё вы. Насколько вы, сидящие в социальных сетях и разглядывающие пытающихся казаться лучше людей превосходите этих животных "с улицы"? Отвечая на этот вопрос мы говорим: "Ну как же так мы-то лучше!" Мы покупаем дорогие тональники, мы пытаемся выглядеть лучше, чтобы не скатываться до уровня жестоких сволочей! Только подражание подражанию создаёт симулякры - копии, не имеющие оригинала в реальности. Люди, которые рисуются перед вами, определённо имеют какую-то свою цель. Неосознанно перенимая их повадки и привычки, к какой цели стремитесь вы? Если мыслить логически и учесть, что вы себя не продаёте, ответ будет один - казаться лучше. Потому что мы привыкли производить впечатление на других точно также, как впечатление производят и на нас. Но быть и казаться - это разные уровни работы с самим собой. Потому человек, в котором на первый взгляд отсутствуют изъяны, либо который очень хочет быть хорошим, заблуждается сам и вводит в заблуждение других. Быть собой можно лишь приняв обе стороны своей сущности - как светлую и конструктивную, так и тёмную, которая может кому-то не понравиться. Но кто из нас осмелится говорить о том, что может не понравиться, тем, с кем хочется быть рядом или просто общаться? Вот так мы и приходим к тому, что сами же угнетаем свою природу, совершая действия неосознанно и не замечая подавления самих себя в глупом слепом стремлении понравиться другим и утвердить, что мы меняемся. Нет, не меняемся. Потому что вместо серьёзного подхода к самим себе и работы с собственными проблемами и иллюзиями просто пытаемся соответствовать тем, кто не рассказывает о себе, а предоставляет окружающим более удобную версию себя.


Образ Майерса полон боли и отчаяния. Когда речь идёт о маньяках - даже киноперсонажах - мы презрительно плюёмся в их сторону. Но разве они были рождены бессердечными и жестокими чудовищами? Если бы всё было так, то мы бы заполняли ими клетки с самого их рождения. И теперь представьте, что ваш ребёнок впитал в себя столько страданий и боли, что стал чужд окружающему миру. Вам нравится такая картина? Он виновен в своих преступлениях и должен со всей строгостью отвечать за свои действия - сомнений в этом не возникает. Но виновет ли он в том, что получил такую дозу срывов, которая полностью стёрла из него всё человеческое? И если не он, то кто виновен тогда? Мы сами создаём кошмары, которые пугают нас во снах. Безумный Чарли был прав - все наши ненависть, злость и боль концентрируются в тех, кто не смог вынести всё, что свалилось на них. В самых слабых и ничтожных - скажете вы. И будете правы. Но если мы перестанем потакать успешности и увидим в людях людей, может быть мы сможем снизить уровень кровопролития? Суицид или безумие. Да, для некоторых встаёт такой вопрос. Не отворачивайтесь от него. И, к сожалению, не все  выбирают суицид. Они сами виноваты во всём, что сотворили. Они сами всё потеряли. Они - мерзкие чудовища, которые должны сидеть за решёткой и не имеют права жить рядом с вами. Сейчас я не выступаю в роли адвоката Дьявола. Я хочу, чтобы все мы заглянули в суть. Нам нет дела друг до друга. Мы думаем только о себе. Как и они думают о себе. В бессердечном злом мире нет места помощи и поддержке. Есть только ты и мир. И если ты слаб, всем было бы проще, если бы тебя не было. "В моей смерти будет больше смысла, чем в моей жизни". Как-то так, верно?

И вот основной целью Майкла становится его двоюродная сестра - Лори Строуд. Что думает и что чувствует Майерс - мы не знаем. Как не можем залезть и в любую другую чужую голову. Он безмолвен. Но мысли его определённо ужасны и чудовищны. Зачем все эти "сопутствующие" убийства, вы не задумывались? Что он хочет сказать ими? Ведь не бывает такого, чтобы человек в одночасье перестал мыслить. Даже чудовище может мыслить. Если же исследовать Майкла глубже, то мы поймём, что он ещё не опустился на уровень, на котором сознание отсутствует. Он принимает решения, он охотится, но он чувствует. Иначе зачем весь этот спектакль с надгробием сестры, который не увидит абсолютно никто?

В оригинальном фильме Карпентер закончит свою эпопею с Майерсом историей про жуткие секретные общества и обряды. Дескать Майерс - всего лишь марионетка в руках каких-то высших сил, которые требуют крови каждый Хэллоуин. Но если мы вычистим эту оккультную прослойку, то нам с вами останется только молчание. Именно тот день. Именно здесь - дома - Майкл хочет провести этот праздник. Он ненавидит всех. Он убивает друзей своей сестры - тех, кто отнимает у него её внимание, так мог бы рассуждать Майерс, будь он реален. Он убивает даже ни в чём неповинную собаку. Но вот Лори в его руках. Что делать дальше? Стереть её из памяти, как всех остальных? Но как стереть из памяти того, кто не сделал тебе зла? А главное - зачем? И вот он и Лори вместе в подвале в ночь Хэллоуина. Он понимает, что нет причины и смысла изменять своё поведение. Он должен довести дело до конца - параноидальная мысль, которая терзает. Но он также не понимает другого - здесь и сейчас он собирает свою семью. Всех тех фантомов, которых он создаёт. И тут его конвейер по созданию иллюзий начинает давать сбой.


В фильмах Роба Зомби, который не только показал нам жестокого мальчика Майкла, но и до момента первого убийства сделал его "говорящим" персонажем, очень тесно прослеживается та самая связь - привязка к семье. И вы можете сказать, что Майкл выбрал безумную, неэффективную тактику. Но вспомните немного выше. Сильно умнее и эффективнее смотрится тактика использования симулякров, под которыми не скрывается ничего? Сильно логичнее эта тактика, чем тактика Майкла? В этих ремейках, которые опираются на детство и становление главного героя, исключивших таинственную друидическую секту Торна, обозначенную Карпентером, очень отчётливо прослеживается маниакальная тяга Майерса к сохранению собственного окружения и поддержания его в относительном порядке - продолжение дела, которым занималась его мать, отчаянно сопротивлявшаяся своему непутёвому второму мужу. Будучи алкоголиком, инвалидом и иждивенцем, отчим Майкла часто насмехался над ним и приносил разлад в то, что Майкл и его мать хотели видеть своей семьёй. Такие же непростые отношения складывались у главного героя и с его старшей сестрой Джудит, что в итоге вылилось в жестокое двойное убийство, совершив которое, Майкл не стал убегать. Он так же как и сорок лет назад (в кинематографической ретроспективе, разумеется) вышел на крыльцо собственного дома в ожидании возвращения матери, которая работала стриптизёршей и подвергалась насмешкам со стороны общества, но была для него самым родным, близким и любящим человеком. Помимо Майкла и обозначенных выше членов семьи, Роб сделал членом маленькой враждующей семьи Майерсов и Лори, убрав её из списка относительно дальних родственников и приблизив к Майклу максимально - маленькая девочка была им не менее любима, чем его мать. Находясь в лечебнице "Смитс Гроув" мальчик всё больше замыкается в себе и рисует себе пугающие и причудливые маски, которые, по его собственному мнению, призваны скрывать его уродство от окружающих. На счету Майерса, ещё до убийства людей, числятся десятки искалеченных и изуродованных животных, фотографии которых он бережно хранит в своей личной коллекции. Неспособный победить безразличие и уродство окружающего мира - самодурство отчима и легкомысленное поведение своей старшей сестры - Майкл начинает с малого. С зверей, которые не могли дать ему адекватный отпор. Вся злоба и ненависть, которая выливалась на них, в определённый момент находит свой логический выход в убийстве родственников. В отличии от оригинальной версии фильма, их образы абсолютно точно были Майклу не по душе. Каждый ребёнок в его возрасте немного идеалист, потому видя червоточину в собственном окружении, он решил стать тем, кем в итоге и становится - человеком, который самым радикальным способом избавляет мир от грязи, унижения и оскорблений, постепенно превращающимся в ещё большее чудовище, чем все окружающие его персонажи. Однако Майкл прекрасно понимает всю безнадёжность своей цели - насмешки будут продолжаться, будет продолжаться литься грязь. Если не в его сторону, то в сторону людей, находящихся в аналогичной с мальчиком ситуации. Майерс ничего не может сделать с этим обществом, потому уверенно барикадируется в собственных инстинктах и убеждённостях, отметая все прочие формы общения с окружающими людьми, в итоге замыкаясь и вообще отказываясь идти с кем-либо на вербальный контакт. Усугубляя историю главного героя, неспособная вынести всего того кошмара, который разворачивается вокруг неё, самоубийством заканчивает жизнь и мать Майкла, что окончательно подрывает его веру и надежду в хоть какую-то справедливость этого мира и его собственной жизни. Сложно говорить о справедливости, когда речь идёт об отъявленном сумасшедшем, но эти категории, так часто транслируемые в обществе как нормы и желаемые цели, в больном мозгу зачастую проявляются как агрессия и немотивированная злоба ко всем, кого человек вносит в число своих противников.

После кровавого побега из клиники для душевно больных, как и в оригинальных фильмах, Майкл отправляется к себе домой в Хэддонфилд в надежде разыскать свою потерянную сестру, проживающую в приёмной семье. Его план в итоге реализуется и вот они сидят в одном подвале - испуганная девушка и невероятный по наполнению собственной черепной коробки Майерс, который всё это время хранил их общую фотографию из детства. Но что теперь может сделать Лори? Она - единственный близкий Майклу человек. Да и он, как кажется, не знает, чего стоит ожидать от этой встречи. Как быть теперь, когда твоя голова полна призраков, но вот появляется человек, который не сделал тебе ничего плохого? Который боится тебя, хотя и является твоим кровным родственником. Майкл вполне понимает тот ужас, который охватывает Лори. Опыта решения этой задачи у него нет. Он медлит. Он хочет остаться с ней. Ближе Лори у него никого не осталось. Перепрыгнувший, как кажется, переходный возраст, он всю свою жизнь посвятил собственному ужасному крестовому походу и просто не видит альтернативной любви в окружающем мире. Пока все его сверстники, не обременёнными тяготами прошлого, налаживали личную жизнь и устраивались на хорошую работу, Майкл был занят ... чем? Масками, которые скроют его лицо, спасут от контакта с людьми и помогут быть тем, кем он никогда не являлся? Не способный справиться с собой, Майерс, как и любой другой человек, не может даже рассчитывать на помощь извне, потому что для удачного исцеления от собственных чудовищ каждый из нас должен встать и сделать шаг на встречу им, чтобы победить их и одолеть. История Майкла - это история бесконечных убийств и любви, трактуемой им самим из рук вон плохо. Но какая ещё трактовка может остаться в голове ребёнка, который всё своё детство наблюдал за тем, как взрослые люди унижают и оскорбляют друг друга? Что видел Майерс в своей жизни? Бесконечные пьянки хамоватого отца? Отчаяние матери, которая также как и он, не смогла справиться с грузом свалившихся на неё проблем? Однако Майерс, при всей своей жестокости, всё-таки сохранил рассудок и, возможно, намного больше человечности, чем те, кто окружал его и Лори в детстве. Да, иногда маньяки могут быть более человечны, потому что в их головах как осиновые колышки застревают эти непросматриваемые моменты предательства и любви, на которых они и строят всю свою собственную жизнь и деятельность. Столкнувшись с дурацким циклом предательств и издёвок, они считают, что на основе их скудной и не самой удачной выборки, можно выстроить целую большую систему общения с миром - общения жесткого и грубого. Но, обратившись к другой стороне вопроса - кто может дать гарантию, что история Майкла не продолжала бы биться по тому же самому зачарованному кругу насмешек, если бы не случилось той страшной хэллоуинской ночи? И очень сложно сказать, кто виноват в случившемся тогда? Маленький ребёнок, которому никогда не хватало любви и внимания, который выбрал путь ужасный и кровавый, за неимением прочих инструментов сделал выбор, который показался ему единственно верным? Но зло, как бы мы ни были готовы располосовать его и найти в нём хотя бы лучик света, всегда остаётся злом. Дальнейшая история Майерса приводит к проблемам с психикой уже его сестру. Она узнаёт всю подноготную своей семьи, она узнаёт, что Майкл - бездушный убийца - на самом деле её старший брат и следует по этой тёмной тропке за ним, также как и Майерс начиная видеть призрак своей матери. И вот их очередная встреча. И Лори уже понимает, что не смотря на всю ненависть к тому пути, который избрал её старший брат, она любит его, что ещё глубже уводит её в состояние безумия. Фактически срастясь с Майклом она убивает его и, также как некогда её брат, растворяется в застенках психиатрической лечебницы.

Истории о чудовищах и маньяках - это истории о нас. О нашей внутренней борьбе и тех ужасных существах, которые сидят в пруду и которых невозможно вытравить из себя. Всякий раз, когда я сталкиваюсь с такими героями, как Майкл Майерс, Бубба Сойер, Джон Крамер или десятками подобных из них, я вижу как отношение к этим изломанным людям выстраивается в резкую позу отрицания. Мол, не может такого быть, чтобы человека настолько ненавидел себя, чтобы опуститься до маниакальных состояний, в которых его состояние затуманивается и тонкая нитка разума грозится оборваться. На самом деле мы дурачим себя. И, вероятно, что-то в этом мире не так, раз общество, детьми которого мы все являемся, так безжалостно и жестоко делало из нас своих отвергнутых пасынков. Виноваты в их появлениях все мы. Это лично я и лично вы дошли до той черты, за которой слабые ломаются, а наглецы и мерзавцы становятся сильными. Предательство, полное обесценивание любви и семейных ценностей (которые уже давно утрачены) становятся ядовитыми пилюлями для людей принципиальных, разделяющих мир на белое и чёрное. Конечно, существует множество серых оттенков. Но, испытав предательство и насмешки однажды, дважды, трижды, все эти серые краски тают и прорисовывается только очевидная мгла, которая засасывает самых искалеченных и слабых из нас. И эту тьму, которую мы так боимся, порождаем мы сами. А когда в последний раз вы добавляли ложечку тьмы в и без того залитый предательством до краёв мир?


Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .