Чезаре Борджиа: смелость, берущая города


статья от 20 декабря 2016 года

При герцогах Борджиа в Италии на протяжении 30 лет царили война, террор и убийства,
зато Италия того времени дала нам Микеланджело, Леонардо да Винчи и эпоху Возрождения.
А что дала нам Швейцария за 500 лет демократии, братской любви и мира? Часы с кукушкой?
Орсон Уэллс

История прекрасная тем, что является зеркалом для каждого из нас. За многие века человечество уже увидело самых различных и интереснейших персонажей на сцене жизни. История - это огромный проектор с миллионами слайдов. И даже некоторые вырванные из общего контекста лица или имена, которые этот проектор отображает, могут сразу же пробудить в нас определённые чувства. Но интереснее всего смотреть на то, что это за чувства. В том же Сталине коммунист увидит коммуниста, а грузин - грузина. Но наше отношение к определённым персонажам, в большинстве случаев, не может быть целостным и объективным. Наше отношение зависит, как правило, от того, как мы привыкли думать, на чьи идеи опираться и чью точку зрения поддерживать.

Сегодняшний наш гость - персонаж из когорты откровенных злодеев. Если поискать информацию о нём, то можно решить, что он был практически самым беспринципным и настойчивым персонажем в истории человечества. Но и здесь существуют детали, которые помогут нам осознать, что ситуация немного глубже. Великий гений Макиавелли навсегда запечатлит нам отголосок образа нашего сегодняшнего героя в своём труде "Государь". Минимум терпимости, максимально рабочие методы для сохранения и укрепления собственной власти и власти своей семьи. Именно такими чертами должен обладать идеальный государь по мнению великого дипломата.

И скажите откровенно - кто из вас не хотел добиться успеха в этой жизни? Морализаторы и фанатики, разумеется, проходят мимо. Внутри каждого из нас где-то таится эта жажда быть лучшими. Быть тем, к кому прислушиваются, кого уважают и (в некоторых, совсем запущенных случаях) боятся. Каждый из нас привык изо дня в день склонять чашу весов на свою сторону, одерживать победы. Ведь никто не хочет прожить жизнь в неуважении, никто не хочет, чтобы об него вытирали ноги, чтобы с его мнением не считались. В последнее время люди, чья власть не поддаётся сомнению, размежёвывают пространство вокруг себя, запрещая всем нижестоящим ложь, хитрость и самые грязные методы достижения своей цели, но разве это не их методы, мастерски скрываемые за подлой личиной? Один только фактор отличает их от нашего сегодняшнего героя: они прячутся. Прячутся за масками добродетелей, хотят, чтобы их воспринимали, как великих миротворцев  и мудрых "отцов народа". И если любая власть добивается целей убийствами, подтасовками и методикой изощрённого кукловодства, кто более честен с окружающими: скрытый подлец или откровенный злодей, о методах и деяниях которого знают все? Кто более честен и достоин своего положения: тот, на кого накинут образ тирана или скользкий лицемер?

И всё это, конечно же, о нём. Об убийце безжалостном, бессовестном и аморальном. О том, кто будет производить впечатление пылающего факела, готового сжечь всё на своём пути, лишь бы цели его были реализованы, а враги уничтожены. Достойный сын своего отца. Чезаре Борджиа в "Лабиринтах".



Вы спросите: "Сколько можно о злодеях?" Вопрос действительно очень разумный. Но не стоит забывать, что злодеи, содомиты и чудовища вносили свой дикий вклад в общее дело формирования чёрного и белого. Они пробовали на зуб орех этого мира и в крошку раскусывали понятия, за которыми есть только пустота. Ведь если мы прямо сегодня воткнём в землю вилы, накинем на них рубаху и скажем, что эта импровизация нерушима, то очень сильный ветер сразу же докажет нам, что мы заблуждаемся. Злодеи - это шторм человечества. Наверное именно поэтому они так интересны многим. Они сносят пустые конструкции, разрушают подточенное и показывают ущербность неких устоев, которые имеют смелость нарушать. И если некая мораль штампуется лишь в угоду властным структурам и не несёт в себе какой-либо подоплёки, в которой заинтересован каждый, то будьте уверены, что этот соломенный домик рано или поздно сдует какой-либо злодей. Мерзавцы - это санитары леса. Лотреамон доказал своей книгой, что можно нарушить моральные нормы. Лири утвердил лечебный эффект психоделиков. Чарльз Мэнсон рассказал нам, насколько легко добраться до человека и насколько слаб закон. Это безумцы, которые рано или поздно наткнутся на настоящий, не иллюзорный закон, и он уничтожит их. И это будет правильно. До того момента они показывают нам, где стоит залатать брешь. Мы клеймим их? Несомненно! Мы меняемся? Нет. Мы век от века поднимаем упавшее чучело.

История семьи Борджиа (по легенде, предложенной самими Борджиа) начинается с бездетного дона Педро де Атареса - незаконнорожденного сына Арагонского короля Рамиро Санчеса. Версия эта множество раз оспаривалась учёными, но, по мнению великой династии, должна была выглядеть именно так.

Первые достоверные шаги данной династии по её безумной "карьерной лестнице" обусловлены тем, что Хайме I Завоеватель, после освобождения Валенсии от войск Сида Кампеодора в 1238-ом году, даровал некую часть земель одному из своих рыцарей - Эстебану де Борха. Его сын - Алонсо де Борха - в один прекрасный день станет каноником церкви Леридского собора. В следствии долгих политических споров и помощи определённым лицам, чьи имена не так важны, для нашей сегодняшней истории, Алонсо становится кардиналом в Риме и именно в этот момент фамилия семьи меняется и отныне произносится по-итальянски как Борджиа. 8 апреля 1455-го года Алонсо Борджиа становится римским папой и принимает имя Каликста III. Именно Каликст введёт в Римскую Церковь традицию даровать кардинальские шапки родственникам и своим союзникам. Эти подтасовки были бы логичны и разумны, если бы вновь испечённые кардиналы действовали в рамках положенных им по праву должности обязанностей. Но сложно отметить во время правления Каликста кого-либо отдельного из его сторонников. Папа делал многое сам, его же подопечные не сильно заморачивались данной им властью. Именно его сын Родриго Борджиа, который путём интриг и подтасовок позже станет Папой Александром IV и будет отцом нашего сегодняшнего героя.

Все дети Александра IV с детства понимают своё предназначение. Когда твой отец папа, выбор будущего практически невозможен. Александр решит, что его сын Чезаре несомненно должен стать кардиналом, а позже и заменить своего отца на его должности. В семь лет мальчик становится епископом Валенсийским, в 8 - каноником в Валенсии. К девяти годам в его распоряжении уже находятся Карфаген, Хатива и Альбаре. Позже Александр выдаёт свою двенадцатилетнюю дочь Лукрецию замуж за Джованни де Пезаро из династии Сфорца, чтобы укрепить свой политический союз с ещё одной сильной властной рукой. Затем он женит своего внебрачного тринадцатилетнего сына Джоффре на шестнадцатилетней Санче Арагонской, что обозначит союз с Неаполем. Брак этот продлится 12 лет, не подарит паре детей и не будет безукоризненным: молва будет поговаривать о том, что Санча частенько навещает братьев своего мужа - Чезаре и Джованни, а также Просперо Колонну - военачальника на службе папы.

К моменту брака Джоффре, Чезаре уже становится кардиналом. "Статный молодой человек, самой привлекательной наружности", - примерно так можно описать его внешность по словам современников. Высокий, темноволосый, с пронзительным взглядом таких же тёмных глаз, получивший блестящее образование, умеющий принимать решения и разрешать самые серьёзные вопросы, невероятно сильный и зачастую выходивший из борцовских поединков (в которых он умел удовольствие участвовать) победителем. Завидный жених. Умнейший молодой человек, схватывавший любую новую информацию налету. Завидный наследник знатного рода.

Впервые Чезаре проявит себя во время конфликта Рима с французским королём Карлом VIII. Карл будет недоволен тем, что папа (и, фактически, Рим) сблизился с Неаполем семейными узами. Он во чтобы то ни стало решил завладеть Неаполем, а потому вёл с папой серьёзные переговоры. Дипломатия Александра VI была настолько безукоризненной, что "сдавшийся" папа остался при своём, а победитель Карл получит право прохода по Папской земле и подготовки крестового похода, а также разместит своих людей в нескольких крепостях. В итоге Карла до Неаполя в качестве рабов сопровождали Чезаре Борджиа и султан Джем (который, по замыслу Карла, должен был возглавить крестовый поход против своих единоверцев). За султана Александр потребует залог: пятьсот тысяч дукатов и шестьдесят французских дворян. Если же новый крестовый поход, который планировал Карл, не состоится, то он был обязан вернуть Джема живым и невредимым, за что получил бы обратно весь внесённый залог. Данное путешествие в Неаполь закончится нелепо: Чезаре сбежит, а Джем умрёт через пару дней. Среди причин его смерти называют простуду, дизентерию и отравление ядом по классическому рецепту Борджиа, история которого уже на тот момент была широко известна. Поговаривали, что ещё до своего папского становления Родриго Борджиа свёл в могилу многих своих недоброжелателей с помощью этого зелья, смазывая им острые шипы на кольцах или даже обычные ключи, которыми пользовался обречённый. Смерть Джема, потенциального союзника Карла, была выгодна Папе. Она позволит семье Борджиа получить 300 000 дукатов за устранение султана от его родственников, удержать залог Карла в Риме и избежать крестового похода, который Риму именно сейчас был абсолютно не нужен. Оказавшийся оплетённым дипломатической паутиной Карл ещё раз просит у Александра право на Неаполь, но получается отказ. После возвращения Карла во Францию ничто не помешает семье Борджиа расправиться с теми союзниками французского монарха (и врагами папы), которые кишели вокруг. Вирджинио Орсини стал первым из сражённых политическим мечом Александра. После этой победы папа начинает подготавливать трон Неаполя для одного из своих детей (коих насчитывалось ровно восемь) - Хуана. Чезаре, которому уже успели надоесть кардинальские тряпки, глубоко внутри возмущён таким решением. Хуана убьёт никому неизвестный человек в маске, который попросит его отвлечься от собственных слуг и брата Чезаре в один из карнавальных вечеров. Его тело будет найдено в Тибре в своей прекрасной одежде, с нетронутым кошельком денег, но перерезанным горлом. Будет ходить много слухов об этом убийстве: Хуан славился совращением женщин и отсутствием скромности, присуждая все лавры и победы исключительно себе. Но, как вы понимаете, "будут поговаривать..." Александр поначалу шокирован такой новостью: начинает расследование данных событий, объявляет начало церковной реформы. Однако уже скоро, скорее всего узнав о причинах случившегося из первых уст, он сворачивает расследование, а о реформе просто забывает.




Мне всегда казались очень забавными люди, которые проявляют относительно чего-либо или кого-либо праведный гнев. Потому что гнев этот настолько театрализован, настолько пафосен, что уже не воспринимается всерьёз. Многих современных "благородных борцов за справедливость" и "честных тружеников" обуревает негодование от того, что никто не хочет играть в их игры. Просто эти борцы из рук вон плохо реализуют свои истины, доказывают то, чего не существует в природе, "защищают от беды" картонного голема. Манипуляция в последнее время сильно потеряла в качестве, вы так не считаете? Человека уже не купишь на имеющиеся у тебя регалии и напускную праведность. Любое фото в Интернете является постановочным, а любая критика - просто повод проораться. Но самое забавное заключается в том, что те люди, которые призывают что-либо поменять, боятся поднять меч и отрубить дракону голову. Если этот дракон вообще существует. В современном мире полно болтунов, которым хочется выглядеть героями.

Наш сегодняшний персонаж получает перед болтунами сто очков вперёд. Мрачный, хитрый, но деятельный тип. Хотя единственным положительным его поступком можно называть только учреждение заведения для лечения больных и престарелых проституток, которые отошли от дел по состоянию здоровья. Но вернёмся к истории.

Когда Александр понимает, что союз со Сфорца не является слишком выгодным для него, он предпринимает все усилия для того, чтобы супруг его дочери Джованни де Пезаро просто сломя голову бежал от папского престола. Лукреция по традиции отправляется в монастырь, а папа обвиняет молодого Сфорца в импотенции. Тот не выдерживает, в свою очередь обвиняет папу в инцесте с собственной дочерью, с пеной у рта излагая судьбу своей уже второй супруги, которая умерла во время родов и которая не ощутила "импотенции Сфорца". Но когда горячность спадёт, даже Сфорца ничего не смогут противопоставить престолу и должны принять плевок папы, объяснив его тем, что на Джованни в тот промежуток времени была наложена порча. Посыльный между Лукрецией и Александром оказывается достаточно шустрым малым и вот дочь папы уже беременна. Чезаре сначала ранит не званного родственника прямо у папского трона, а позже тот при "невыясненных обстоятельствах" утонет в Тибре. Однако ребёнок будет рождён и даже, в последствии, станет прапрадедом другого римского папы - Иннокентия Х.

В этот же момент Чезаре решительно отказывается от сана и решает жениться на француженке Шарлотте Д`Альбре. Так Чезаре окажется при королевском дворе, однако жену свою последний раз увидит лишь беременной, а сам погрузится в политические заботы. Политическими заботами можно назвать захват герцогства Миланского, а позже и Романьи. Убрать несогласного с папской властью врага руками соперников-французов - интереснейший политический ход, который уже больше никогда не повторится в человеческой истории. Чезаре будет пользоваться поддержкой у местного населения захваченных земель хотя бы за то, что никогда не давал своих солдат и помощников в обиду. Разумеется, при таких условиях города сами сдавались на его милость, а при попытке бывших землевладельцев вернуть свою законную, казалось бы, землю, сами давали отпор бывшим хозяевам, что помогло Чезаре уберечь многих своих солдат от нежелательных столкновений с врагом. Можно было сказать, что этот человек всесилен: он вхож в лучшие дома Парижа, его поддерживают папа и Византия. Однако нынешний супруг Лукреции очень беспокоил Чезаре, потому что был явно недоволен поведением брата своей жены. После тщетной попытки убийства родственника, Чезаре завершит всё крайне тривиально: просто прикажет задушить его, страдающего от тяжёлой болезни, прямо в кровати. Нельзя сказать, что Лукреция одобрила такое положение дел, но прислушиваться к её мнению вряд ли бы кто-то стал. После того, как двадцатилетняя Лукреция пришла в себя, Александр и Чезаре сватают её Альфонсу д'Эсте - принцу Феррарскому. Здесь Лукреция окончательно найдёт себя: её двор будет одним из самых блестящих дворов в Европе.

В 1501-ом Чезаре получает инвеституру на герцогство Романья по велению своего отца и становится герцогом. Он продолжает покорять новые земли, смешивая своих противников с грязью и заручаясь поддержкой местного населения, а также лучших умов своего времени. Таких, как Леонардо Да Винчи. Уже к этому времени, если верить некоторым историкам, Чезаре заработает сифилис и станет появляться на публике только в специальной маске, которая будет скрывать его болезненное лицо от глаз окружающих. Именно в этом образе ему и поразится гений Макиавелли. Величественный герцог в маске, силой и безумием создавший и укрепившего свою власть, пользующийся огромным авторитетом в народных кругах, распутный и жестокий, но не имеющий ни одного врага, способного в открытую назвать вещи своими именами - великий герцог Борджиа. "Герцог так смел, что самое большое дело кажется ему легким. Стремясь к славе и новым владениям, он не дает себе отдыха, не ведает усталости, не признает опасностей. Он приезжает в одно место прежде, чем успеешь услышать о его отъезде из другого. Он пользуется расположением своих солдат и сумел собрать вокруг себя лучших людей Италии. Кроме того, ему постоянно везет. Все это вместе взятое делает герцога победоносным и страшным." Этими словами Борджиа опишут по приезду домой во Флоренцию Макиавелли и Содерини. И с этого момента берёт своё начало задумка трактата об истинной и смелой природе власти.

Бытует мнение, что правителя создаёт его окружение. Но нельзя поспорить с тем, что ничтожество никогда не добьётся определённых успехов. Человек может быть трижды растиражированным и представленным сильнейшим мира сего. Но существуют поступки, на которые никогда не пойдёт ничтожество. Оно никогда не примет решение. Современная реклама способна творить чудеса, и мы зачастую возводим на трон карликов. Однако и карлик способен стать великаном, если примет ответственность за своё дело и взвалит этот груз на плечи. Не имеет значения моральный облик. Не имеет значения вера, честь и справедливость. Потому что не из этого камня возводится правитель. Это элементы декора, украшения. Всё чаще мы слышим либеральные и полубезумные отголоски того, что государь должен заботиться о своём народе. Но если народ представляет собой стадо, ничего не остаётся кроме того, как вести его на заклание. Мужчины, которые бегут от ответственности и обязанностей. Женщины, которые запутались в кумирах и собственных мыслях, потому сами не знают чего хотят. Именно они выставляют государю счёт и обличают его. Огромной группе невротичных людей, подверженных массовым истериям, кажется, что с ними поступают недостойно. Но они считают, что достойны лучшего государя, хотя из века в век получают только тех, кого заслуживают.




Людям свойственно быть неблагодарными и глупыми. С этим вряд ли можно поспорить. Проблема в том, что мы постоянно уверены в том, что неблагодарный и глупый - это кто-то другой. Каждый из нас умён, обладает уникальной точкой зрения. Всё чаще: либерал, мудрец или боец. И мы все носим в своей голове план, соответственно которому жизнь в нашей отдельно взятой стране можно сделать лучше. Или бывает ещё хуже: вы - патриот. Тот самый патриот, на которого нельзя взглянуть без слёз. Возможно вы просыпаетесь под гимн, как минимум раз в день уважительно поглядываете на портрет вождя, а также выступаете за дальнейшее раскручивание весёлого колеса культуры, насаждаемой в вашей стране. Культура - это деньги. Это аппарат Геббельса, который работает за счёт сознания людей. Он, как правило, рассказывает о том, что у вас всё хорошо, а по другую сторону баррикад всё очень плохо. С этой массой приходится работать Государю. И неизвестно какая из этих двух частей общества более проблемная. Впрочем, если пипл хавает масскультуру, то ура-патриотизм процветает. А ура-патриотизм, как правило, безмозгло туп. Так что с ним возникает меньше проблем, чем с либеральными безумствующими параноиками.

Раньше правителям приходилось проще. В разы проще. Потому что правитель были умнее. Их качество изменилось с появлением государственных аппаратов. Ведь если подобный аппарат, приближенный к власти, решит столкнуть своего государя, любые попытки последнего противостоять заговору обратятся в прах. Исключения, конечно же, есть, и они очевидны. Но, как правило, Король сейчас - это просто Шут на троне. Это некое посаженное на богатство страны чучело, которое с пеной у рта критикуют такие же несостоятельные и мерзкие дилетанты, диванные эксперты и прочее быдло, которое не понимает очевидных процессов, происходящих где-то за троном.

До конца так и неизвестно, что произошло в тот вечер. Александр IV, пригласивший своего сына Чезаре на ужин к кардиналу Адриану, внезапно почувствовал себя нехорошо. Дух отравления, как я рассказывал выше, часто окутывал загадки семьи Борджиа. Мишель Монтень позже опишет это как досадную оплошность: "Герцог, решив отравить Адриана, кардинала Корнето, у которого в Ватикане собирались отужинать он сам и его отец, Папа Александр VI, отправил заранее в его покои бутылку отравленного вина, наказав кравчему хорошенько беречь её. Папа, прибыв туда раньше сына, попросил пить, и кравчий, думая, что вино было поручено его особому попечению только из за своего отменного качества, предложил его Папе. В этот момент появляется, к началу пира, и герцог; полагая, что к его бутылке не прикасались, он пьет то же самое вино. И вот, отца постигла внезапная смерть, а сын, долгое время тяжело проболев, выжил, чтобы претерпеть еще худшую участь." Казалось, что никто не мог быть настолько глуп, чтобы попытаться отравиться Чезаре и Александра, потому такая нелепая версия кажется самой правдоподобной.

Все прекрасно знали, что Чезаре не только силой и мужеством фактически объединил Италию (до завершения этого процесса останется "каких-то" три с половиной сотни лет), но и славился, как удивительный тактик. Пожалуй, я не ошибусь, если скажу, что до сих пор тактиков с такими уникальными умениями ещё не появилось в истории человечества. Любый союзы распадались, когда Борджиа удавалось узнать о них и запустить червя сомнения в мозг объединившейся против него знати. Пять начальников отрядов из знатных итальянских родов были хитростью заманены в Сингалию и убиты. Сам папа тоже не отставал - он отравил достаточно представителей рода Сфорца. Семья Медичи была повержена уже давно, Савонарола сожжён по папскому решению и больше не обличает церковь. И чем меньше конкурентов, тем больше шансов собрать целую империю. Но вот по чьей-то странной воле работа налаженного механизма была подорвана: Александр IV умирает от отравления ядом, а его сын тяжело заболевает. Когда твои враги мелочны и ничтожны - справиться с ними не составляет труда. Когда твои враги сильны - нужно вступить в борьбу. Когда твои враги - богатые подлецы, чаша весов нередко опускается к их ногам.

Когда Джулиано де ля Роверо - один из открытых противников семьи Борджиа - становится новым Папой, Чезаре понимает, что его ждёт. Он принимает поражение. Кто-то скажет, что это слишком трусливый ход. Однако, как вы понимаете, политика - это ринг. И разница между победителем и проигравшим совсем не такая, как между живым и мёртвым. Чезаре отдаёт все свои богатства, отрекается от титула герцога и запирается в замке Святого Ангела. Позже его предаст Гонсало де Кордова, у которого побеждённый Чезаре ищет укрытия. Гонсало передаст его в руки Фердинанда Арагонского, в плену которого Борджиа проведёт несколько лет. Его выручит счастливый случай: Чезаре находит место, где можно скрыться. Человеком, который поможет поверженному Государю, станет брат его жены.

Многие считают, что совершать благонравные дела и творить великие дела - одно и тоже. Но если смотреть на мораль, которая истончается с каждый днём, то вы сразу поймёте разницу между тем, что меняет мир и сознания миллионов человек и некой бравадой, утверждающей своё великодушие и превосходство. Возможно, многие моралисты захотят привлечь меня к ответу за такую постановку вопроса, но я ещё не видел ни одного разумного добродетельного поступка, который не преследовал бы те же корыстные цели, что и самый чёрный обман, наглая ложь или подлое предательство. Реальность глуха. Она не слышит. Она творится руками сильных и смелых. У неё нет норм морали. Она никому ничего не должна и ни от кого ничего не требует. Она чувствует силу и повинуется ей. А хитрое благородство, великодушие для собственного самоудовлетворения и патока сладких обещаний, как всегда остаются без ответа. Так и получается: сильный - действует и достигает своей цели. Моралист (который никогда не бывает сильным) - уходит в небытие, оставив после себя огромное выжженное собственным ядом пространство. А что остаётся сильному? Вечная игра со смертью. Добровольный отказ от счастья. Дорога к своей цели.

12 марта 1506-го в битве при Пампелуне, во время войны Наварры с Кастилией, в возрасте 30 лет Чезаре будет убит. Его смерть все оценят по-разному. Однако речь о том, что он вёл крайне невоздержанный образ жизни (и тому есть подтверждения в исторических источниках) начнут вести уже задолго после его смерти. Просто при жизни Чезаре Борджиа не так уж сильно выделялся среди других правителей европейских стран. Макиавелли напишет в своём "Государе" следующее:  "Каждый понимает, сколь похвально для государя сохранять верность, действовать правдиво, без коварства, но опыт нашего времени убеждает нас, что только тем государям удается совершать великие дела, которые не хранят своего слова, которые умеют обмануть других и победить доверившихся их честности."



Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .