Харон: свидетельство жизни


Разлук так много на земле и разных судеб
Надежду дарит на заре паромщик людям
То берег левый нужен им то берег правый
Влюбленных много он один у переправы

Эта работа - ни коим случаем не официальное исследование. Это - художественная история, наполненная мыслями и заблуждениями автора, которыми он охотно делится и над которыми призывает подумать. Ведь рассуждать, думать, использовать свой мозг и нагревать его до максимально допустимых температур так приятно. Приятно, когда ты приобрёл для дома полезный бытовой инструмент, пользуешься им, и он тебя полностью устраивает. Прекрасно, когда про твой мозг можно сказать абсолютно тоже самое. И сегодня мы поговорим о сознании. Поговорим о том, как видит его автор. Я изложу вам собственную теорию сознания, если вам будет удобнее воспринимать данную информацию в такой форме. Мы поговорим о том, что я для себя назвал "Точкой Харона". И это будет основная история нашего сегодняшнего повествования.

Начать стоит не с вступления, с которого я начинаю всегда. Начать стоит с сознания, которое, претерпевая эволюционные процессы, постоянно сдвигается относительно самого себя. Если мы сравним мышление человека прошлого века, мышление францисканского монаха и мышление человека, который родится сегодня вечером и научится обращаться со своим мозгом намного позже только что перечисленных благородных господ, то отметим, что во все эпохи и во все времена отношение к сознанию было различным. Различными было восприятие сознания, а также его роль и функция. Человек даже не всегда задумывался над вопросом "Что есть сознание?" Когда оно приходит, откуда появляется и куда девается после смерти. А если же мы и задумывались об этом, то выдвигали множество теорий, ни одна из которых не могла претендовать на окончательно достоверную. И в сфере культуры вопрос появления и исчезновения сознания, разумеется, должен быть персонифицирован. Как я считаю, лучшей персонификацией подобного процесса выступит наш сегодняшний герой.

История этого персонажа - не просто история некой функции. Это синтез различных функций с каким-то подсознательным смыслом, заложенным в один образ. Начиная речь о персонажах культуры ты всегда сталкиваешься с этой недробимой фисташкой смысла. Тем самым зерном, которое, как полагают современные культурологи и мистики, было заложено в любой образ человеческой мифологии. В те времена это могло быть действительно так, потому что сознание людей говорило образами. Они структурировали свои страхи, чувства, боль и восторг. Так получались Боги. И Боги эти - одна большая череда простых моделей для действенной психотерапии. Возьмите Диану и структурируйте её любовь к охоте и природные начала. Приложите это на человека в затяжной депрессии. Грамотными движениями скальпеля внедрите этот образ в терапию социофоба. Попробуйте избавить человека от боязни пауков через этот образ. И вот вам уже не просто сказочный персонаж, а целая книга, которая внутри больше, чем кажется. Это не картонный вирусный манекен, которых носит на руках общество сегодня. Также и наш следующий герой. Он не просто психопомп. Он - образ достаточно более вместительный и сложный.

Харон в "Лабиринтах".



И сперва мы уделим достаточно времени разбору термина "сознание". Ведь если оно отсутствует, тогда сам наш герой становится бесполезной фигурой.

Сознание зарождается в момент, когда мы готовы к целому комплексу мероприятий: воспринимать мир вокруг, разделять окружающее пространство на "я" и "мир", и готовы самовыражаться по отношению к миру. К сожалению, это состояние - состояние "сознания" - не является чётко фиксированным этапом нашего пути. Это некий динамический процесс. То есть в него можно войти и из него можно выпасть. Именно поэтому различные тренинги осознанности и прочие сомнительные практики имеют непостоянный эффект. Да, конечно, ладно скроенные уроки и изложения теории могут дать вам достаточно. Но как только вы перестанете фиксировать своё внимание на том, о чём вам говорили, вы сразу же свалитесь в уровень своего минимума - у всех он разный. Именно поэтому лично я считаю данный метод работы слишком сомнительным. Всё происходит от себя. И всё создаётся изнутри. Как бы не кричали все эти авторы различных мегакурсов, всегда есть один железный аргумент против - если участники подобных историй не захотят развивать своё сознание и  фиксировать для себя новые находки, то вы ничем не сможете им помочь.

Однако, перейдём от общей картины к частности. Все мы пользуемся различными словарями, когда говорим о сознании. Для кого-то из нас это данность. Данность, которую невозможно отобрать. Некоторые считают, что сознание - это тот уровень, которого следует достичь. И я склоняюсь именно ко второму варианту данного определения. И всегда прежде, чем говорить о какой-то весомой теме, стоит определиться с понятиями из словаря. Потому что трактовка одного и того же понятия может изменяться в зависимости от человека, который ей пользуется. Именно этот факт, кстати, всегда приводит к разночтениям и вечным спорам из серии "что хотел сказать автор". Дело даже не в авторе. Даже на бытовом уровне мы часто не понимаем друг друга, потому что имеем ввиду абсолютно разные вещи, когда говорим об одном и том же. Сознание же - это удивительная история. Если вы ставите свой мозг на автопилот и ударяетесь в ритуальное поведение, определённые выводы и действия происходят сами собой по заложенному вами в их исполнение алгоритму. Так работает любая деградационная история. Неспособные (или нежелающие) оценить различные степени бессознательного, мы зачастую не видим смены деталей парадигмы и продолжаем использовать инструменты, которые подарили нам деды и прадеды. Однако время идёт и каждый день определённые решения задач обрастают новыми сложностями, условиями и деталями, которые мы не увидим, если будем всю жизнь ездить по одним и тем же рельсам. Так начинаются истории несчастья и провалов. Мы просто не видим всего того объёма, который подключается к казалось бы известному нам алгоритму.

И вот история наша начинается. Наши первые воспоминания это что-то простое. Мы можем их без труда воспроизвести в памяти и сказать: "Я тогда уже всё понимал". Маленький мальчик - автор данной работы - в своём детстве зафиксировал для себя момент сознания в тот день, когда ему в очередной раз меряли рост. Я тогда оценил - впервые в своей памяти оценил - этот бумажный плакат для измерения роста. Каким он был необычным, как мама ставила метку карандашом на косяке двери и потом рассказывала насколько я вырос. Остальные ближайшие воспоминания - это мультфильмы, которые каждый из нас любил в детстве, а потом транслировал на свои игры (ну кто не играл в персонажей любимых мультиков?) и боль. Всяческие удары, серьёзные травмы и пугающие раны были для нас определённой точкой самоопределения (как же мне больно! я хочу, чтобы боль закончилась!) И это тоже реакции. Тоже резкое разделение мира на "я" и "всё остальное", когда хотелось просто избавиться от нестерпимой, как казалось тогда боли. Сознание детей более пластично. Все детские психологические травмы, как кажется, остаются где-то за территорией нашего восприятия. Только если они не входят в русло "я" и "они" (ОНИ обидели МЕНЯ и т.д.). На самом деле, сейчас для нас это не играет значительной роли, как бы не кричали об ином различные психологи. Человек уже укомплектован. Тот, кто читает данную статью - уже стал серьёзной думающей личностью и теперь он является набором смыслов, убеждений и собственной символики, которая очень дорога ему и близка. Но почувствовали ли вы течение времени? Вы, конечно, можете всё это вспомнить. Но иногда воспоминания напоминают нам какой-то странный лабиринт - это некое пространство, в котором мы можем только передвигаться, но в котором невозможно ничего потрогать и вернуть. Это музей, в который заключено всё наше сознание. Память - это практическая иллюзия, находиться в которой можно лишь на правах гостя. И тогда возникает психоделический вопрос: "Это всё правда было со мной?" Потому что память рано или поздно вырождается в некую форму сна или воспоминания. Мы, с течением времени, даже не всегда можем оценить трезво, чем руководствовались во время принятия тех или иных решений. И более важный вопрос - были ли это мы, которыми мы являемся сегодня. Или этот персонаж уже трансформировался окончательно и на данный момент бесконечно далёк от нас? Если продолжать аналогию - не являются ли наши воспоминания нашим собственным сном, в котором мы совершали поступки, которые уже не совершили бы сегодня? Лишь череда причин и следствий не даёт нам окончательно отказаться от мысли о том, что это действительно были мы. Но насколько чистым было наше сознание в определённые моменты нашей жизни? Как оно менялось, формировалось и в каких моментах график этой функции стремился к нулю? Это, пожалуй, самое явно доказательство динамики нашего сознания. Доказательство того, что мы можем не только приобрести его, но и окончательно потерять. Однако оценивать эти этапы в настоящем моменте нам, как правило, крайне сложно. Однако, для финала нашей статьи важно понять - существует некая стартовая точка, в которой оно зародилось. Как это случилось? Какова химия возникновения данной функции? Детальнее вам расскажут биологи (если сегодня, конечно же, они могут отследить и охарактеризовать, "поймать" этот момент) . Мы же поговорим о культурологической и мифологической стороне этого аспекта.

Существуют люди, сознание которых лучше работает в привычных схемах. Люди, которые беспокоятся о себе. Которым нужно соблюдать правила и которые беспокоятся о том, чтобы правила соблюдали все остальные. "Те, кто заботятся о себе, всегда болезненны. Эта поразительная страсть, например, к питью определенной воды, происходит из постоянного страха в них, то есть страха смерти. Потому что нечто внутри говорит: "Господи, не дай мне уходить из жизни, ведь я еще не жил", - пишет Юнг. Именно через этот пункт выделяется самая сложная составляющая сознания, выделенная мной выше - самовыражение по отношению к миру. Говоря грубо, многие из нас считают, что запись на гонки равна самим гонкам. Многие считают, что подготовка к жизни и есть жизнь. А подготовка к жизни - это то стабильное состояние, из которого мы выходим лишь тогда, когда совершаем действие и несём ответственность за собственные поступки. Всё, что происходит с нами до совершения индивидуальных поступков - всего лишь подготовительный период. Ученик готовится перед экзаменом долго и усердно. Но знать, что ты можешь при необходимости ответить на вопрос любого билета - ещё не значит прожить факт ответа на этот вопрос. И, соглашаясь с Юнгом, замечу, что любая подготовка тела или психики к чему-то большему - это всего лишь процесс разминки. За ним кроется страх. Страх войти в реальность неподготовленным. "Психологически нездоровые люди обычно фанатики здорового образа жизни. Они постоянно ищут правильную пищу и напитки, не курят и не пьют вина, они нуждаются во множестве солей и одержимы аптеками. Вечно с новыми выдумками, но никогда не здоровы до конца." - добавляет Карл Густав. И он в этом абсолютно прав. И далее уже можно переходить к самому понятию жизни и смерти. Свидетелем которых является наш сегодняшний герой.


И вот в ладье навстречу нам плывет Старик, поросший древней сединою, Крича: "О, горе вам, проклятый род!
Забудьте небо, встретившись со мною! В моей ладье готовьтесь переплыть К извечной тьме, и холоду, и зною.
А ты уйди, тебе нельзя тут быть, Живой душе, средь мертвых! " И добавил, Чтобы меня от прочих отстранить:
"Ты не туда свои шаги направил: Челнок полегче должен ты найти, Чтобы тебя он к пристани доставил".
А вождь ему: "Харон, гнев укроти. Того хотят - там, где исполнить властны То, что хотят. И речи прекрати".
Недвижен стал шерстистый лик ужасный У лодочника сумрачной реки, Но вкруг очей змеился пламень красный...

Когда у нашей жизни появляется цель и смысл, появляется некий образ, который живёт как в мифологии и культуре, так и внутри нас самих. Это некий наблюдатель, который помогает человеку вести оценку собственных действий и поступков. Глубоко внутри нас он цензурирует всё, происходящее в нашей жизни. С точки зрения психологии его можно назвать самооценкой или даже человечностью. Почему мы стремимся к определённым нормам поведения, почему соблюдаем некий странный внутренний ценз на поступки? Ведь даже самые варварские поступки, совершаемые нами время от времени, являются оправданными нами самими. Без внутреннего подтверждения и самооправдания, как ни крути, мы не можем совершить и шага. Внутри нас живут нормы, которые мы сами для себя вводим. И зарождаются они именно тогда, когда в нас просыпается ответственность за собственную жизнь и нашу внутреннюю силу. Это некий второй, который объясняет все наши движения и все наши помыслы. Поступок всегда трактуется через его присутствие внутри. Ведь мы так боимся умирать, не достигнув чего либо значимого для самих себя.

Всю жизнь мы подсознательно делим на наши плохие и наши хорошие поступки, а также подготовку к ним. Когда мы понимаем, что берём ответственность за управление собственным сознанием в наши руки, всегда в нашем сознании появляются некие весы и оценка собственных действий. Данный персонаж в мифологии имеет множество имён и толкований. Но самое известное из них (собственно, "Харон") происходит от египетского "имеющий горящий взгляд". Классический Харон - это измазанный грязью седой старик с всклокоченными волосами и пылающими как уголь глазами, исполняющий роль перевозчика душ через реку Ахерон и являющийся первым привратником и сортировщиком душ на их пути после смерти. Именно поэтому, начиная с V века до нашей эры во время погребальных церемоний большое значение уделялось ритуалистике данного процесса. Между зубами покойника его родственники, заботящиеся о последних приготовлениях, зажимали монету в качестве платы перевозчику душ, чтобы он выполнил свою миссию добросовестно. При последующей демонизации смерти, в связи с определённой революцией в религиозных настроения человечества, Харон приобретает черты демонические. Он фактически поджидает умерших. Он - чёрный ворон на поле брани. Он - небесный всадник, преследующий в воздухе толпы мертвецов, которые, по некоторым представлениям, пытаются реализовать свою свободную волю избавления от мук и предрешённого им будушего в загробной жизни. Однако уйти от данного перевозчика, который не совсем корректно, но всё-таки может быть отнесён к категории психопомпов - задача непростая. Если отталкиваться от мифологических историй и убеждений, можно проанализировать этот образ намного проще и сказать, что Харон - это существо, которое рвёт все связи человека с миром живых и полностью погружает его в небытие, очищает (либо полностью устраняет) сознание как таковое. Реки, через которые мертвецы совершают путешествие из мира живых в своё временное или постоянно обиталище (в зависимости от религиозных систем, через которые мы толкуем данное перемещение), как правило - реки огня. Река Смородина, Ахерон, Стикс - все они выжигают из нас остатки человеческого и приводят нас в некую другую форму, размышлять о которой можно только на глубоко философских уровнях.

Что там - после смерти? Есть тысячи предположений, ни одного достоверного факта. Однако Харон проходит проверку и мифологической и биологической теориями. И если мы не верим в путешествие души в загробном мире, то мы наглядно видим - сознание уходит и от человека не остаётся ничего человеческого. Остаётся лишь тело, только пустая оболочка. Пусть это будут биологические причины: рак, СПИД, инсульт. Но человек переходит в новую свою, не самую лучшую форму и начинается физиологический распад. Именно этот распад, именно эта пустота всегда пугает нас в процессе смерти. Почти все мы не боимся ничего кроме отсутствия сознания и возможности действовать. Сознание в этом процессе играет решающий фактор. Изучая образ мертвеца - образ мрачный, образ разлагающийся и буквально "сгорающий" от внутренних химических реакций (вспомните наши выше приведённые реки), мы видим, что пути назад уже нет. Каждый из нас обречён уйти навсегда. Этот страх перед обречённостью задаёт камертон всей нашей жизни - мы стремимся сделать больше, сделать лучше, сделать скорее. Потому что никому из нас неведом час и день отправления. Час и день, когда мы в последний раз выдохнем и сердце наше остановится навсегда, отпуская сознание и прекращая работу нашего мозга.

Опутанные паутиной взаимных долгов и обязанностей, которые являются для нас слишком желанными независимо от их сложностей, мы чувствуем себя живыми. Нам, во чтобы то ни стало, требуется процесс преодоления. Требуется тренировка собственных навыков и проверка неврозов - эмоциональная вспышка, праздник жизни, который заставляет нас гореть, пока мы ещё пребываем в сознании. Когда мы горим, но сознание уже отключается, мы готовы к полному распаду. Человек в сознании, пребывающий в подобном состоянии, может описать данный процесс как тяжёлую болезнь или затянувшуюся депрессию. Именно поэтому мы боимся застойной болотной воды в нашей жизни. Нам хочется грести. Нам хочется переплыть Стикс ещё до полного биологического разрушения, добиться некого бессмертия при жизни, фактически - побороть смерть собственными инструментами. Это - основная мотивация любого разумного человека. Слиться с вечностью, испытывая эмоции и эйфорию. Драйв горения при жизни, противопоставленный ужасающей последней предсмертной агонии, ценится нами в любом человеке и в любой личности. Мы, как кажется, обманываем смерть. Успеваем сделать некие невероятные поступки, которых сами от себя не ждём. Перешагиваем самих себя. Возможно, это и есть лучшая персонификация сверхчеловека Ницше - перешагнувшего пропасть между людьми и богами и ставшего высшим существом, избавившимся от всех животных начал и творящим там, где смерти уже не существует, в тех пространствах, где физическое наше отсутствие уже никак не сможет переломить наш невероятный вклад в проходящую уже мимо нас жизнь.



Цель человеческой жизни, даже если она сформулирована как-либо иначе - предстать перед Стражем Порога в образе более внушительном, чем он сам. Но мифология и наше внутреннее стремление к невероятным свершениям создают перед нами самый величественный образ этого персонажа. Впервые его необходимость заметили шумеры. Посланцем владыки земель мёртвых Эрешкигаль у них выступал Намтарру - привратник высокого божественного происхождения, как и тот же Харон, который являлся сыном богини ночи Никты и бога вечной тьмы Эреба. Древние в трактовке данного образа всегда придерживались честных суждений, поэтому функции свои Харон выполнял всегда в одну сторону. За исключением отдельных сюжетов, в которых герой изображался способным спуститься в земли мёртвых и вернуться оттуда обратно целым и невредимым. Такая способность, как правило, даровалась героям, обладающим невероятной силой или имеющим в своей родословной несколько важных богов.

Интересным фактом является то, что именно Харон обладал обликом антропоморфным. Когда мифология греков окончательно сформировала образ психопомпа и выдала право на данный род деятельности Гермесу, тот в момент путешествия на лодке Харона, как правило имел собачью голову. Вероятно этот образ был заимствован из ранних представлений людей о том, что охранник - всегда кинокефал. В Египте эту роль всегда отводили Анубису. Славянский Семаргл представал в образе крылатого пса. В той же греческой мифологии мы все можем вспомнить Цербера. Сам же Харон, зачастую наделённый крыльями, во всех своих аналогия имел вид антропоморфный, что отмечало некую "человечность" перехода и являлось точкой соприкосновения умершего с царством мёртвых, в котором всё было достаточно гротескным и невообразимым. Стоит также упомянуть мифологический сюжет, в котором Один отказывается перевезти Тора через Гьёлль - реку, находящуюся ближе всего к преисподней. Здесь мы снова встречаем Проводника как образ достаточно высокий и титулованный (сам Один!). Хельхейм также охраняет пёс по кличке Гарм.

Что такое жизнь? Это свидетельство себя самого. Своим шагом, своим действием, каждым поступком мы свидетельствуем за себя. Мы доказываем свою значимость, говорим о себе. Утверждаем своё присутствие. В те минуты, когда не забываем этим заниматься. Нет, в целом, конечно, день изо дня мы просыпаемся, готовим завтрак, идём на работу. Возвращаемся с работы. Ложимся в постель и засыпаем, автоматически закольцовывая цепочку событий до ближайших выходных. Что мы делаем в выходные? Забываемся. Нам не хватает времени, чтобы прийти в себя, как вдруг снова начинается тот самый цикл из пяти дней. И свидетельство пропадает. А без свидетельства нас и нет вроде бы. Мы начинаем сходить с ума, потому что в жизни не чувствуем себя. Мы иногда даже не можем вспомнить тот день, про который можно заявить: "Здесь определённо был я!" Мы откладываем жизнь до отпуска. Даже люди самых творческих профессий. Мы распинаем себя под требования должностей. Даже вдохновляющие вещи становятся обыденными и рутинными. Мы не можем найти ничего своего, поскольку нас в нашей жизни нет. Мы отсутствуем.

Если хочешь найти своё хобби - засвидетельствуй себя. Если хочешь почувствовать вкус к жизни, утвердись в очереди за этим прекрасным продуктом. Нельзя найти своё, если тебя нет. И складывая воспоминания, в которых мы отчётливо помним своё участие, мы утверждаем себя, потому что память наша с радостью возвращается в эти события. Посещение концерта любимой группы, рождение ребёнка, свадьба, встреча со старыми друзьями - всё это кластеры памяти с длительным сроком годности. Складывая подобные дни, как на счётах, мы можем высчитать общую длительность нашей жизни. Жизнь - это не даты рождения и смерти. Второй цифры мы вообще никогда не узнаем. Смерть - это то, что бывает с другими. И если вы считали, что прожили слишком мало - обязательно отметьтесь внутри это книги в ближайшее время. Возьмите за хорошую привычку записывать себя, фиксировать себя. Потому что если события не инициируются вами, то они не инициируются вообще. Следовательно, чтобы быть здесь, вам нужно самим создавать события и моменты, в которых вы могли бы записать себя. И здесь выбор невероятен. Выбор равен бесконечности человеческой фантазии.

И никто из нас не знает, сколько ещё времени отпущено каждому из нас - простые, банальные вещи, но всё же. Самое очевидное и, в тоже время, невероятное заключается в том, что мы никогда не узнаем заранее дату своей смерти. Это даёт человеку великую надежду на долгую счастливую жизнь, однако мешает реализовывать себя, даруя одно простое оправдание: "Не последний день живём!" Но, по глупости нашей и невнимательности, очень может статься, что мы озвучим для себя эту фразу утром своего последнего дня, когда решим целый день не заниматься ничем и не предпринимать ничего. Потом начнётся грустный отсчёт дней - 9, 40 и так далее. Но эта временная шкала работает и в другую сторону. Что мы делали за неделю до смерти? За две, за три? Как проводили своё время? На что его тратили. И в один прекрасный день наступает этот самый момент, который мне так хочется назвать "точкой Харона". Пусть это будет глупая аллегория, однако, в один момент после отказа нашей системы жизнеобеспечения, после отключения мозга, начинается это самое путешествие - очевидное для родственников, получивших на сегодня самое чудовищное свидетельство собственного бытия и абсолютно незримое и, вероятно, иллюзорное для самого умершего. Никаких лодок и никаких гребцов, скорее всего, не существует. Но существует сам момент прекращения жизни. И, как нечто удаляющее, уводящее человека из жизни, лодка Харона, как и сам образ этого стража - невероятно важный культурный элемент. Это точка опоры человеческого сознания, как точкой опоры является любой мифологический образ.

Мифиологемы необходимы человеку по сей день. Даже сегодня мы не можем найти лучшую замену мотивации. В наши дни, когда корабль мышления уже потоплен маркетингом, пытающимся пролезть в каждый мозг и поселиться там на правах более серьёзных и нужных нам в мозгу образов, мы должны быть оставшимися в живых. Теми, кто умеет дешифрировать образы и помогать самому себе психологически восстанавливаться, подниматься со дна и находить себе перевозчика, который станет свидетельствовать всё, что происходит с вами. Пока не настанет момент отправиться в последнее плавание, время на сборы к которому у нас уже не будет.


Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .