Хироо Онода: кодекс чести

статья от 20 февраля 2016

по мотивам истории Анатолия Баляева

Вынув мундштук из своей дуды

Жгу свой мундир и ломаю саблю И. Бродский

Любое человеческое желание основывается на определённой необходимости. Необходимость эта диктуется непосредственно нашим сознанием. И если разбираться более глубоко и точно - нет хороших и плохих желаний. Существуют желания, которые мы выбрали для себя. И как бы мы ни хотели казаться безмолвным обитателем пруда - наш выбор всегда говорит за нас. Даже если мы считаем, что находимся в осаде, в полном подчинении у кого-либо, то это всего лишь значит, что в один прекрасный момент мы переключили мозг на режим автопилота. И автопилот этот, как ему и положено, выбирал самый простой из всех возможных путей - путь наименьшего сопротивления, попутно получая указания из различных источников, дабы вообще не запускать алгоритмы определения собственной цели.

Так дрейфуем мы в беспокойном море жизни. И кто-то сейчас спросит: а причём тут желания? Ведь тема, как кажется, совершенно далека от вопроса исполнения желаний. Однако не стоит делать поспешные выводы. В нашей жизни всё переплетено и связано друг с другом настолько тесно, что эффект бабочки можно не только доказать, но и различить невооружённым взглядом. Ведь именно это и является одной из самых важных черт человека - способность наблюдать, анализировать и учиться. Если вы считаете, что знаете в этой жизни достаточно или примерно понимаете, в каком направлении вам стоит двигаться, то, поверьте, вы знаете крайне мало и, скорее всего, заблуждаетесь в выбранном пути. Да, вы могли включить мозг и простроить план, заразившись от мира последней версией одного из самых страшных вирусов нашего времени - материальной логики. Нет, конечно же, кто-то из вас скажет сейчас - голова нужна нам для того, чтобы думать, как и глаза даны нам для того, чтобы видеть. Сложно с этим поспорить, да? Но если закрыть вас в тёмном чулане и приказать вам видеть, почему вы не сможете этого сделать? Скорее всего потому, что изначально ошиблись в определении. Глаза не для того, чтобы видеть. Они созданы для определённых условий, в которых можно видеть. И нечто извне всегда готово изменить эти условия. Мысль не моя. Мысль Жака Фреско. Но, двигаясь по аналогии, можно прийти к выводу, что и мозг создан не для того, чтобы им постоянно усердно думать. Если вы когда-нибудь употребляли изрядную дозу алкоголя, то можете вспомнить, сколько вопросов задавало вам ваше сознание, и как быстро оно подбирало ответы на внутренние вопросы. Не исходя из их истинности, а исходя из иллюзии их логичности, что абсолютно не одно и тоже. За один вечер таких пьяных посиделок с самим собой, ваш мозг может выдать вам огромный рюкзак неправдоподобной информации. И будьте благодарны языку, если он не успеет донести её до кого-либо, к кому данная информация имеет непосредственное отношение. Иногда мозг нужно отключать, чтобы НЕ думать лишнего. Поэтому логика и мозг такие же ситуационные инструменты, как зрение и слух. Кто-то скажет, что горя от ума не бывает, что бывает горе без ума. Но я позволю не согласиться и замечу, что любая перегретая плата - сгорает. Мозг, которому никогда не дают покоя, сгорает также быстро. Однако, причём тут всё это? Давайте разбираться. Хироо Онода в "Лабиринтах".




Внутри человек намного глубже, чем снаружи. Возьмите рулетку и измерьте объём груди, объём головы. А потом сопоставьте полученные цифры со всем тем многообразием, которое расцветает и происходит внутри вас. Густыми зелёными джунглями утопает в мечтах, надеждах, стремлениях и грёзах. Планы кустятся прекрасными зелёными фонтанами. Кроны их произрастают в то пространство, в котором небо не ограничено человеческим восприятием. И есть ли вообще хотя бы какая-то крыша над головой этого огромного внутреннего мира, который убирается в бренное тело, обречённое на разрушение. Ведь даже Мона Лиза со временем разрушается, не так ли?

И вот, оказавшись внутри этих прекрасных джунглей, мы уже узнаём окружающий нас ландшафт: детские воспоминания миражируют где-то на горизонте, догорает прекрасный закат мечты, приближая результат ваших стараний, оправдывая все совершённые вложения. Внутри этого пейзажа скрыты, конечно же, чудовища неуверенности, страха, тоски и беспокойства. Но ваш внутренний охотник удачно предотвращает все их нападения на прекрасный мир человеческого сознания, на мир любви и воображения. Он как стойкий солдатик - всегда на посту и всегда готов прийти на помощь. И когда очередной стакан виски падает на пол, разбиваясь вдребезги, отмечая некую станцию ожидания, за которой вас, как кажется, ждут только пустота и тревога, вы приходите сюда. Общаетесь со своим великолепным садом. Встречаете в нём мечту и надежду. А внутренний солдатик уже на посту. Он видит вас и понимает, что где-то случилась беда, что его помощь так необходима. И в сотый раз выручает вас, вкладывая мысль в голову, заставив остановиться или, в случае своего крайнего бессилия, спасая новым стаканом. Или очередной сигаретой. Он - главный по безопасности внутри вашего мира. Его пост - пост, который всегда занят. И его история успеха - это история вашей борьбы. История того самого предохранителя, который вернёт ваш мир в надлежащее положение, когда голова закружится и захочется навсегда оставить всё то, что было накоплено за прошедшие годы. Вам не дадут это оставить. Пока пост занят.

История Хироо Оноды начинается 19 марта 1922-го года в японской префектуре Вакаяма. Детство мальчика нельзя назвать слишком выдающимся, всё также, как и у остальных ребят. Отец - успешный человек. Из тех людей, на которых зиждется общество. Не просто бумажный червь или бездумная машина для выполнения поставленных задач. Журналист, депутат, педагог. Мать тоже учитель. Наверное, именно поэтому родители прекрасно понимают, что обучение - важная часть жизнь любого человека, который хочет достигнуть определённых успехов. Потому ещё в юности отдают мальчика на секцию кэндо и японского фехтования. Любой вид борьбы дисциплинирует. Позволяет лучше управлять собственным сознанием, не терять курс, который может помочь в достижении поставленной задачи.

В 1942-ом году Оноду, уже успевшего овладеть английским и китайским языками, призывают на службу в императорскую армию Японии, где уже к сентябрю 43-го года молодой солдат дослужится до звания капрала. Ещё через год удивительно исполнительного бойца порекомендуют для обучения к службе при Генеральном Штабе Японии. Но боец всегда должен оставаться бойцом. Всегда должен оставаться на своём посту. Поэтому Онода выбирает судьбу боевого офицера разведки. Он чувствует себя более нужным именно там - на острие атаки, на фронте. Потому что Смерть и Победа лучше видны с первых позиций. И пока первичное укрепление пробивают, ты понемногу сходишь с ума, глядя на все эти жертвы впереди стоящих. Но если ты сам стоишь впереди, ощущение твоё меняется. За твоей спиной - Император и жизни сотни таких же как ты. За твоей спиной - Победа, которую ты просто не можешь предать.

В нашей жизни всё так легко продаётся и покупается, согласитесь? За сходную сумму вам предложат всё, что вы пожелаете: пост, любовь, честь. Но существует некая область сознания, которая не продаётся и не покупается. Та грань, за которой каждый из нас стреляет без предупреждения. Можно бесконечно говорить о том, что мы толерантны, бесконечно добры и терпимы, что мы всё понимаем. И мы действительно всё понимаем. Но внутренняя война подобна войне внешней. Она начинается тогда, когда некто переходит дозволенные рамки и рубежи. И можно бесконечно заниматься дипломатией, сдавать свои маленькие тёплые города на милость захватчиков, подписывать пакты о ненападении, прочие мерзкие и неприятные для вас договора. Но рано или поздно мобилизация будет произведена. В воздух поднимутся все возможные самолёты, все инструменты борьбы за собственную целостность будут приведены в состояние боевой готовности. Но самое интересное случится тогда, когда разорвётся последний снаряд и наступит тотальная тишина. Именно этот момент запомнит кто-то внутри вас. Тот маленький солдат, тот охотник, который отныне будет занимать новую для себя должность - должность караульного на посту. И в его сознании, сознании автоматического переключателя ваших состояний, ясно и чётко запечатлятся эти картины: картина появляющихся на горизонте знамён неприятеля и картина некогда прекрасно мирной тишины, которую так хотелось бы восстановить. Той сумеречной тишины, какая бывает перед рассветом. Безмолвие которой нарушает лишь шипение сгорающей сигаретной бумаги, маленькой красной искоркой тлеющей вместе с одной из самых тёмных ночей вашей жизни.

Недоучившийся на офицера разведки Хироо будет отправлен на фронт в срочном порядке. И место его дислокации будет крайне интересным - Филиппины, остров Лубанг.  В составе диверсионной группы он будет являться офицером, которому генерал Судзио Ёкояма настрого запретит избавление от мучений чисто самурайским методом: "Самоубийство КАТЕГОРИЧЕСКИ запрещено! Ты должен выстоять до тех пор, пока в живых будет хотя бы один солдат!"




Японский солдат - это особенный персонаж. Подготовленный заранее, поставленный в строй не вчера, он является ярким воплощением традиции самураев. Это человек, свято верящий императору, свято верящий в свою Родину. Это взрывоопасный камикадзе, который готов пожертвовать своей жизнью в обмен на ещё один взорванный вражеский танк. И наш сегодняшний герой - это тоже человек чести. Он служит императору, он служит своей Родине. Его жизнь принадлежит Японии. Он сделает всё возможное для того, чтобы выполнить полученное им задание. Он будет зубами впиваться в землю, если того потребует долг.

2 сентября 1945-го года Япония поднимает белый флаг. И на штыки японских солдат, затерянных где-то на филиппинских островах, прямо с неба падают эти самые листовки, в которых сообщается, что их страна проиграла во Второй Мировой войне. Но готовые к дезинформации военные уже воспринимают эту информацию в ключе абсолютной лжи. Они продолжают диверсионную работу, скрываются от местного населения. В сентябре Япония признаёт группу Оноды погибшей. Однако, спустя пять лет после подписания капитуляции, в Японию вернётся солдат, который устал нести свой пост. Со слов Юити Акацу станет известно, что отряд Оноды успешно пережил войну и до сих пор находится на Филиппинах. Спустя 4 года группу Оноды встретит местная полиция. В ходе перестрелки с отрядом, который спустя девять лет после окончания войны содержит оружие в полной боеготовности, завязывается перестрелка, в которой погибает капрал Сёити Симада, прикрывавший отступающих однополчан. После этого случая отряд вооружённых солдат снова надолго пропадает из поля зрения местных властей. Их ищут весь 54-ый год, продолжают поиски в 1958-ом, а также, уже потеряв всякую надежду на выживание бойцов в диких джунглях настолько долго, окончат поиски неудачей в 59-ом году. Ни живым ни мёртвым найти Оноду не удастся, но 31 марта 1969-го года его вновь признают погибшим и посмертно наградят. Орденом Восходящего Солнца шестой степени.

История получит неожиданное продолжение в сентябре 72-го года, когда в одну из местных деревень заявится японец, который попытается украсть рис у местных крестьян. Местная полиция окажется на месте событий и чужак будет убит. Каким же будет удивление местных жителей, когда в результате проверки чужаком окажется японский солдат, скрывающийся в этих джунглях со времён Второй Мировой. Им окажется Кинсити Кодзука, последний солдат из группы Хироо.

Не стоит, однако, полагать, что группа японцев лишилась рассудка в джунглях. Это были бравые ребята, которые умели преодолевать трудности и могли найти выход из любой ситуации. Посланные выживать на собственном энтузиазме, они питались кокосами и вяленым мясом убитых животных, регулярно терроризировали местное население, делая акцент на военных и полицейских. За это долгое время, проведённое на острове, Онода и его солдаты убьют порядка трёх десятков человек. Ещё сто человек, во время этих диверсионных вылазок и операций будут ранены. И вам в голову придёт вопрос, который покажется логичным западному человеку и подтвердит те несколько абзацев про высшую честь, служение и долг, над которыми вы могли посмеяться ранее: "Почему бы уже не выйти с поднятыми руками? Почему бы не окончить свою борьбу достойно? Ведь становится ясно, что что-то пошло не так!" Но настоящий солдат непоколебим. Он не позволяет себе минутных слабостей, точно также, как не позволил себе слабости обнаруженный на соседнем острове капрал японской армии Сёити Ёкои, обнаруженный там абсолютно случайно спустя двадцать пять лет после окончания войны. Этот человек не бросил свой пост. Он не отправился домой, к жене и детям. Он стоически выполнял свой долг, ждал следующего указания командования на протяжении десятилетий. Потому что если командование обещало вытащить тебя, когда придёт срок, значит оно тебя вытащит. Просто срок не пришёл. Значит ты ещё нужен. И не имеешь права на ритуальное самоубийство.

Ты должен содержать свой мундир в чистоте, чтобы когда Великая Япония победит, встретить этот день достойно. Ты должен быть опрятен, твоё оружие должно пережить тебя, если это потребуется. А значит ты должен просто быть лучшим в своём деле! И самое главное - ты не должен быть обнаружен. И вот мимо тебя проходят отряды американских солдат и местных военных сил. Но они тебя не видят. Ты же - прекрасно видишь их и просто принимаешь решение не выдавать себя превосходящим силам противника. Ты видишь всё, потому что каждое дерево известно тебе. И эти заросли уже успели стать тебе домом. Здесь приходится жить ради исполнения поставленной задачи. И продолжать бороться. Бороться несмотря ни на что. И проходят годы, но где тот генерал, который приказал тебе стоять до последнего? Почему он не возвращается и не заберёт тебя с острова и не сменит? Это хороший вопрос. Хороший вопрос, который стоит задать генералу при личной встрече. А пока что нужно просто исполнять свой долг: стоически, прилежно, собрав всю свою волю в кулак...

Глупость? Возможно кто-то скажет, что "да". Что война - совсем не дело чести. Что это грязная мерзкая игра, от которой стоит бежать сломя голову. Но найдутся и другие, более сильные люди, которые примут законы этой игры. Да, такие персонажи, как правило, застёгнуты на все пуговицы и готовы идти до конца. Их гайки и болты максимально перекручены, и потому они не видят иного выхода, как служение некой идее которая выше отдельно взятой жизни - их жизни. Вы можете смеяться над ними. Но поймайте себя на мысли, что вы в достижении некой великой цели, возможно, хотели бы иметь такого союзника. Или, по крайней мере, никогда бы не пожелали себе такого уверенного и сильного врага.

 

В нашей жизни случаются события, когда нам приходится признать, что мы проиграли. Мы вешаем свою пронафталиненную шинель в шкаф и, преисполняясь пониманием поражения, принимаем жизнь такой, какой она теперь становится для нас. Тот, кто одержал над нами победу (или то, что одержало победу над нами) отныне управляет нашей реальностью. И мы сдаём права на собственный мир победившей стороне. Возможно, правила этой игры приняты нами по вполне заслуженному праву некого победителя. Вы заглянете внутрь себя и поймёте, что границы перекроены, а над некой внутренней мечтой уже реет чужой флаг. Флаг того, кто отныне владеет этими землями. По праву старшинства, по праву победителя, по праву справедливости и чести. Однако иногда, в самой сложной ситуации, когда неким сокровенным рубежам, несущей конструкции самой основы вашего мира угрожает победившее вас обстоятельство, независимо от вас изнутри поднимается некая сила, которая даёт отпор тому, что по её пониманию кажется несправедливостью. Если вы начнёте искать это нечто, пытаясь искоренить его и уничтожить, вы никогда не отыщете его. В моменты, когда начальник превышает свои полномочия, искуссная манипуляция превращает вас в послушный инструмент в чужих руках, а реальность давит на плечи многотонным грузом, может произойти взрыв, который не могли ожидать не вы сами, не тот человек, который поставил вас в данные обстоятельства. И этот взрыв коллосальной силы развяжет вам руки на некое мгновение, которого хватит, чтобы провести мастерский удар в зубы реальности. Потом вы придёте в себя и, возможно, начнёте сожалеть о случившемся. Задумаетесь, что поступили не соответственной своей роли и своему положению. Но как же отыскать этого внутреннего провокатора? Как заставит замолчать глубинного Хироо Оноду, который, спустя тридцать лет после капитуляции определённых ваших принципов, продолжает вести войну за маленький клочок Вашей Земли. За Честь и Империю, над которыми давно спущен белый флаг, некогда поднятый вами самими. Теперь его место заняли другие, чужие и непонятные стяги, с которыми вы давно смирились. Или которые решили поднять сами.

Существует версия, что внутри каждого из нас живут те же самые японские солдаты, которых мы сами некогда поставили под ружьё. В стрессовых ситуациях нам требуется тот самый предохранитель. Тот самый воин, который необходим для того, чтобы поддерживать определённый порядок внутреннего мира, сохранять важные для нас позиции, ресурсы и ценности. В определённые моменты жизни этот персонаж наделён властью брать управление в свои руки и делать всё необходимое для того, чтобы защитить свой рубеж. Он обстреливает некие рыбацкие суда, доступ которым в ваши внутренние воды теперь разрешён. Он продолжает воевать и тогда, когда война уже закончилась. Он живёт старыми традициями и может делать то, что не нравится нам. Когда его диверсия заканчивается, мы начинаем переживать, что сказали то, что было не нужно говорить. Сделали то, что делать ни в коем случае не следовало. И это не снятие с себя ответственности. Потому что данная программа загружена в наше сознание нами самими. И если вы начнёте доказывать самим себе, что всё это разрушение новым условиям мира нанесли не вы, но некий внутренний принцип - вы солжёте. Всё это сделали вы. Потому что это не мог сделать никто другой. Разрушение нашего мира - дело только лишь наших с вами рук. Это работа некоего архетипа, который когда-то был нужен вам.

Но, возвращаясь к гениальному Гребенщикову, теперь вы можете задать себе вопрос: "Что же нам делать с пьяным матросом?" С той самой нежелательной частицей нас, которая разрушает наш новый мир? Да и стоит ли вообще что-то делать с ним? Задумайтесь в первую очередь о том, какая часть вашей жизни стоит дороже и достойна укрепления своих позиций? Никто не застрахован от ошибок, которые приводят к разрушению Внутренней Империи. Но никто также не застрахован от воздействия таких воинственных архетипов, некогда созданных собственными руками. Если вы когда-то пошли на принцип и зародили в себе чёткое понимание целостности определённых границ, но позже приняли решение, что при их обозначении руководствовались предрассудками или просто были недостаточно информированы о том, что происходит на данной территории - это ещё не значит, что ваш внутренний блокпост опустел и старые позиции уже не охраняются. Созданная сверх необходимого некая структура, некий образ, никуда от вас не денется. Вы вложили в него слишком много энергии, чтобы размазать по стене одним хлёстким ударом. Ведь именно инструментами по защите от этого удара вы и наделяли его в момент создания. А откуда последует этот удар - дело десятое, пока не отдан приказ по прекращению военных действий, по капитуляции на данных позициях. Да и приказ может быть дезинформацией. Разве нет? Подобные внутренние структуры зарождают противоречия и нецелостность, способные разрушительно воздействовать как на нас самих, так и на всё, что происходит вокруг нас. Ведь максимальная эффективность достигается только тогда, когда все дыры залатаны, когда мы чётко и ясно понимаем, какую цель преследуем и что для решения определённых задач нам потребуется в будущем. Так нужен ли вам этот старый профессиональный боец?

И выход тут только один. Некий отставной майор Императорской армии Ёсими Танигути уже открывает свой старенький шкаф и проводит рукой по запылившейся изъеденной молью форме, которая когда-то давала ему определённые полномочия. Он отправляется на этот далёкий остров. Он не вооружён, но готов к предстоящей моральной битве с затерянным в глубинах собственных установок солдатом, который имеет десятки шансов уничтожить своего старого командира. Но существует кодекс чести. И после долгих поисков Хироо Онода выходит к нему сам. Выходит с опущенным оружием. С самым подробным отчётом о проделанной работе. В его глазах может прочитаться многое: презрение, растерянность, глубинное негодование сложившимся положением.

Почему меня не сменили на этом посту? Почему не отдали приказ лично? Неужели все средства связи сразу же отказали? Неужели жизнь человека была не дороже усилий, по его вызволению с вверенного ему поста? Ведь прошло столько бесконечно долгих лет! Но я выжил. И остался с Тобой. И я всегда поддерживал ту Империю, которая забыла обо мне. Которая отдала приказ стоять до конца. И я стоял до конца. Стоял даже тогда, когда не верил себе. И что вы теперь можете мне сказать, майор?

И вы, майор, уже склоняетесь в глубоком поклоне. Потому что должны понимать, что в глазах этого солдата отражаются не глупость или ненависть, но бесконечная преданность в служении Вам. И тому государству, статус которого навсегда изменился. Теперь вам предстоит долгий путь домой. И аккуратная подготовка Вечного Солдата к факту того, что его пост, его служение и его верность очень ценны. Но защищать больше нечего. Концепция поменялась. Идеалы и цели стали другими. Но безмерное уважение обязано сочиться из ваших уст в адрес некого стража внутренних границ, который всё это время идеально выполнял свои обязанности. Обязанности, которые вы обозначили для него сами.

Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .