Аноним: искусство сохранения лица (2018)


Если я слабее тебя, то я прошу у тебя свободы, ибо это согласуется
с твоими принципами; если же я сильнее тебя, то я отнимаю у тебя свободу,
ибо это согласуется с моими принципами.

Фрэнк Гербер
т


А вы слышите голоса? Или, может быть, говорите чужими голосами? Сами с собой. Внутри своей головы. Вечером после долгого рабочего дня? После секса с женой? Когда курите в туалете своей залатанной квартирки? Что говорят вам эти голоса? Они есть - глупо это отрицать. Внутри каждого из нас время от времени появляется голос, который даёт дурацкие советы. Не выгодные. Неудобные. Такие, от которых хочется заткнуть уши. Но как заткнуть нечто внутри своей головы? Уши тут не причём. Существует множество вопросов, которые всегда не дают нам покоя. И если бы жизнь не подкидывала дилеммы, то человек не мог бы полноценно называть себя мыслящим существом. О чём обычно эти мысли? Вы же знаете. Всё это просто. О том, что человеческие категории святости - всего лишь сказочка для детей, которых не хотят пускать в свои дела. Негласная граница, которую нельзя пересекать. О том, что люди, которые верят в ограничения и недозволенность - просто ещё не выросли. Каждому из нас в детстве родители запрещали определённые вещи. Некоторые из них были оправданы (нельзя прыгать с крыши дома), некоторые просто удерживали нас от опасности до получения определённого опыта обращения с чем-либо (нельзя совать пальцы в различные механизмы). Мы с вами вырастали. Но не все избавились от привычки слушать других, не рассортировывая вещи по их оправданности. Так мы получили мир, который устраивает всех и не устраивает никого. Площади городов, в которых до сих пор любимый запах - это запах палёного мяса. Люди любят, когда приходит наказание за поведение, которого они не могут себе позволить. Они любят, когда манипуляционные иллюзии поддерживаются законами толпы. Это убеждает их в своей правоте и сакральности соблюдаемой ими чуши. Так работает механизм из трёх звеньев: идиот - хитрец - карательный инструмент. Однако последнее звено этой цепи, как правило, воспринимается идиотами как благо, так как действует в качестве универсального успокоительного: "Вот видите, вы оказались правы. Мир принадлежит вам! И ваш ожиревший покой больше никто не побеспокоит! Больше никто не скажет вам о вашей слабости!"

Но всё это звучит слишком героически. А там, где есть героизм, есть и великий обман. Патетика. Гордость. Самовозвышение. И разве нельзя дать человеку просто побыть собой? Вы помните этот прекрасный момент из фильма "Обитель проклятых"? Когда главный герой знакомится с пациентами бедлама и узнаёт, почему вместо перекройки сознания пациентов "персонал" пролонгирует их иллюзии. И помните, помните, что сказал героя Бена Кингсли? "Неужели вы хотите сделать из счастливого коня несчастного человека?" Сегодня у нас в гостях не персонаж, а архетип. Некогда - распространённый образ, а теперь - вымирающий вид. Раздробленный на сотни частей и незримо присутствующий в каждом из нас. Анонимус в "Лабиринтах".


Но утверждая вышеприведённые позиции мы обманем читателя. Ведь аноним многолик. Он категоричен. Он оскалился со всех сторон. Это основа современной мифологии. Как сетевой, так и бытовой. В новом времени должны появляться новые герои и злодей. Наш сегодняшний персонаж - герой, злодей и ничтожество. Он рыцарь и он дракон. А потому не потерпит однозначных определений. И кто такой этот идиот, написавший выше всю эту героическую чушь? Человек имеет право на деградацию. Полное право. И это не стёб, нет. Никто не имеет право править другого по своему лекалу. Какое право мы имеем брать личность за шкирку и тащить её на перевоспитание. Вы, устремлённые к самосовершенству фанатики, вообще представляете, насколько вы зашорены в своём ограниченном понимании мира? Замёрзшие на вершинах свои моральных устоев, вы стали слишком много думать о себе. МЫ стали слишком много думать о себе. И хотим отделиться, стать другими, не такими, как остальные - простые ребята, попивающие пиво у телевизора. Мы считаем себя правыми. Люди наделили себя идиотской привычкой судить других. Но чем они сами отличаются от тех, кого судят? Природа эгоизма заключается лишь в том, что мы приписываем себе больше положительных (исключительно с нашей точки зрения) черт и характеристик, чем приписываем другим людям. Это единственное различие между двумя разными телами. Морали не существует, она поселена в наш череп искусственно. Её способ распространения аналогичен способу распространения раковой клетки: вот кто-то сказал тебе о том, что такое хорошо и что такое плохо. И процесс - естественный процесс конфликта с новой чужеродной информацией - уже начал свою работу. Мораль, заблуждения, излишняя слабость и желание услужить жрут нас с потрохами. И, в то же самое время, желание возвыситься самым наглым образом тычет нас мордой в грязь жирного навоза. В котором только и есть место человеку, хоть несколько выделяющему себя из общей помойной ямы героев сегодняшнего дня.

Так вы слышите ли вы меня, бандерррлоги? Да-да, именно вы, мои ценнейшие из особей вида Homo Sapiens. И я отнюдь не юлю и не придумываю. Вы - элита современного общества. Вы - организмы, которые стремятся стать ещё одухотворённее, ещё мудрее, ещё более и более знающими. И это знание, что оно даст вам? Что даст вам очередная прочитанная статья, которую в абсолютно слепом бреду напишет кто бы там ни было? Обычный человек, такой же как и вы, сидящий за монитором своего компьютера и так бесстыдно скрывающий своё лицо под тысячами псевдонимов и масок? И что может быть интересного в этом компьютерном черве-персонаже - расскажите мне? Нет, мне действительно это интересно - что можно почерпнуть от подобных личностей? Что вообще может прийти к нам из окружающей среды, когда есть лишь один источник - внутренняя телестанция человека, которая подобно пауку ловит и собирает в свои сети множество мух-мошек, чтобы через некоторое время непременно обработать их своим пищеварительным соусом. Чтобы камень столь жёстких жизненных обстоятельств или унижения, струящегося в наш адрес абсолютно отовсюду, превратить в более-менее удобоваримый бульончик, который можно будет с удовольствием слизать, не испортив себе пищеварение, и, вместе с тем, поглотив нужную нам информацию? И в нашем веке образованности, мы всё чаще можем видеть, как тысячи подобных маленьких паучков уже бьются над такими серьёзными вещами как философия Канта, термодинамика, теория квантовых частиц. И на выходе, после обработки пищеварительным соком, мы из этого более чем достойного материала получаем что? Правильно, в масштабе мира - гиперреальность, какой её описывает Бодрийар, а в масштабе личности очередной бездарный симулякр. Кусок дерьма, если вам так будет проще. И именно симулякр, так как в реальной жизни не может даже существовать прообраза того, что рождается в нашей голове после переосмысления вышеприведённых предметов вечных обсуждений. На фоне всего этого Театра Ничтожества остаться в игре, принимая правила, не противясь их изменениям, существовать в гармонии с собой и другими - такими же отвратительными аспектами реальности - дорогого стоит. Да-да...

И вот он! Уже звучит! Гимн безысходности. Безысходности, которая плотно затянула эту страну ещё с пару десятков лет назад. И люди, надломленные ситуацией 90-ых, ещё не пришедшие в порядок после множества лохотронов и искусственно сфабрикованных кризисов, не смогли поголовно подняться с колен. Но это абсолютно нормально. Народ, который позволяет себя обманывать, должен жить именно в этих условиях. И не стоит кричать на каждом углу о массовых расстрелах, которые, якобы спасут эту страну. Да, они, несомненно, её спасут. Но начать эти расстрелы вы должны с самих себя. Это вы решили, что если страну превратили в одну огромную помойную яму, то нужно непременно становиться свиньями. Мы не видели другого пути и за это - позор всем нам. И честь, и хвала держателям прав на этот карманный муравейник, населённый самыми разнообразными выродками мира потребления. И с этой точки зрения, несомненно, все люди - биоматериал. Шлак. Никому ненужные отбросы, которые ежедневно пускаются по кругу невероятное количество раз. Но мы, как слепые, привыкшие к ласке доброго хозяина, щенки, терпим это. Мы ищем виновных в соседе, не понимая, что сами уже подвешены на ниточки. А кто кроме на самих мог ловко подцепить иглой смысла запачканный фекалиями наших мыслишек рукав этой рваной куртки? Молчите? Может быть вы знаете ответ?

А потом на современного человека накидываются все эти бесконечные телешоу, цель которых вытащить из-под груды потребительского навоза то, что ведущий будет позиционировать как истину или милосердие. Они не имеют абсолютно никакого смысла. И аналогичны той самой передаче, в которой (вы, конечно же, помните!) в девяностых один более чем пытливый журналист выгребал полусгнившие трупы на потеху толпе. Это похоже на изувеченную попытку играть в создателя, мецената, благотворителя, действительно не равнодушного человека. Но, что изменится в общей картине, если хотя бы один ребёнок сегодня не умрёт от рака? ЧТО ИЗМЕНИТСЯ В ОБЩЕЙ КАРТИНЕ, Я СПРАШИВАЮ!? И потому - какая, к чёрту, разница кто и когда умрёт? Абсолютно всё равно. Ведь никто не хочет менять условия. Никто не ищет и не пытается искать помощи для решения проблем в целом, все лишь пекутся о собственных жизнях и жизнях своих детей. Малодушные уродливые семейки, волею судьбы, выселенные на помойку, а потому потерявшие последние крохи малейшего  осознания себя самого. И кого - кого из всей этой кучи псевдогуманистов стоит пожалеть? Кому стоит протянуть руку, если маленькие люди настолько мелки, что просто не могут ничего сделать, а потому отравляют жизнь другу другу, а те, от кого хоть что-то зависит, думают в первую очередь о своей карьере? И на выселках, где-то на периферии ещё остаются люди, которые отказываются играть по этим правилам и откровенно ржут над ними. Они преобразились. И они даже не люди вовсе, а некие существа с трубками и датчиками, которые откровенно верят в своё помойно-избранное происхождение. И, несомненно, правы.




Одиночки и циники, моралисты и диванные философы. Все те, кто остался на самом дне обществе, волею современных трендов и моральных устоев ныне поднимаются всё выше. Они становятся героями на фоне распомаженных звёзд телеэфиров, либеральных СМИ и околокремлёвских структур. И на их губах уже не помада, но кровь. От удара по морде или от собственной вскрытой вены, к которой так хочется присосаться, чтобы ни одна капля алого нектара не утекла мимо глотки. И они неуязвимы. Их делает такими ненависть к своей собственной природе. Эти дети выросли или вырастают слишком быстро. Они сами решают, когда хотят уйти из жизни, куда вживить очередной чип и стоит ли найти в мировой сети человека, который занялся бы мастурбацией совместно с ними прямо в режиме он-лайн. А поколение за 40 в это время стыдливо обсуждает на своих мыльных передачах, выживающих исключительно при поддержке рекламы средств от прыщей на заднице, показывают ли их девочки по скайпу сиськи мальчикам? Они даже не знают, что скайп умер! Что на встречу ему пришли дискорд и твич. Вы не знаете что-то такое дискорд? Значит эта история не для вас. А бесстрашные киберпанки уже сегодня представляют себя идеальными машинами, которыми и являются. Меха лёгких, забитые табачным дымом. Фильтры почек, поражённых кучей болячек, в следствии неконтролируемого употребления спиртного, стёртые в хлам ладошки и  чувство полной безнаказанности и непогрешимости. Но их лица - самая ранимая их часть. Потому что имеющего своего мнение сегодня непременно возьмут в оборот средства массовой информации. Они начнут делать деньги и новости из ничего. А если снять лицо, то не получится обёртки. Не получится красивого фантика, но лишь изваляная в грязи конфета, преисполненная смыслов. И не нужно плеваться, ведь если бы вокруг не было грязи, мы бы получили продукт, который намного чище. Ведь, по большому счёту - анонимность не нужна там, где существует открытый диалог.

А если общение в среде людей - друг с другом ли, с правительством ли, заключено в одностороннем кидании гороха в стену, то, чтобы не выглядеть глупо, нужно просто заложить под эту самую стену заряд динамита помощнее. Чтобы он рванул с такой силой, какую может обеспечить только наш напрочь загнанный народ. И, когда блюстители так называемых здоровых семейных отношений и политические реформаторы, начнут биться в истерике, своими жирными телами сотрясая окружающее пространство, на вас просто не будет лица. Нельзя будет считать ваши радость или страх, вашу реакцию на произошедшее. Вы будете знать, что всё сделали правильно, и что все эти демагоги удавятся за лишнюю прибавку к своей зарплате, а вы работаете не больше, чем за идею. И если перевести все эти правозащитные институты на волонтёрские рельсы - сколько на деле останется всех этих орущих политиканов, и сколько останется анонимов, в любую минуту готовых вытереть ноги о самый дорогой пиджак? И, конечно же, имя им - легион! Тем, кто знает цену настоящей дружбе, а потому никогда не заводит друзей. Тем, кто знает цену чистоте своего лица, а потому - вынужден его скрывать. Тем, кто уверен в идее, а потому - готов оставаться один в ситуациях, когда кучи малолетних дебилов компрометируют саму эту идею. Тем, кто видел, как, стоящий на глиняных ногах мир разваливается, а потому обязанным его подтолкнуть. И вся наша жизнь напоминает старый сельский туалет, который уже двадцать лет, как непременно чинят, вместо того, чтобы поставить новый. И если общество износилось и сами его элементы уже понимают, что разложились окончательно, а вернее двадцать лет назад были собраны кое-как - неужели это не первый звонок к смене точки опоры? Однако опора это день ото дня всё хтоничнее. И если вы считаете, что анонимус, многоликий сетевой тролль в чём-то не прав, то посмотрите на тех химер, которые скрываются по другую сторону баррикады.

Раскрашенные рыла, морды гоголевских чудовищ, практически доведённые до состояния абсурдных Министерств Правды. И возведённые в статус контролирующих культуру организаций. Вот они - главные враги свободы слова. Когда какой-либо контролирующий орган назначается свыше, он получает карт-бланш на собственное беззаконие. Любая контролирующая организация находится за гранью законодательства, является тем коленом, на котором переходит перелом в отношениях между конституцией и народом. Любая официальная контора использует свои полномочия в собственных целях. Особенно, если у неё есть права судить и миловать. Нельзя забывать, что в этой стране всегда процветали и продолжат процветать кумовство и братство. Поскольку выбраться из задницы бедности тут очень непросто, вылезшие оттуда на карачках люди очень быстро начинают обустраивать и улучшать свою жизнь и жизнь своих детей. Любой административный, политический, дворницкий ресурс, который попадает в руки таких людей, становится инструментом для достижения, в первую очередь, собственных целей. И, поскольку такие инструменты работают только через взятки и откаты - вуаля! Ведь если можно взять, будет глупо НЕ взять.

И как вы думаете, кто страшнее из этих двух групп людей? Существует, конечно же, третья. Умершая, с остановившимся пульсом, по праву являющаяся хорошей, годной едой и для первой и для второй категории граждан. Со стороны анонима она презираема, с точки зрения человека в кабинете - она всего лишь набор банковских карт, которые нужно заглотить поглубже, чтобы высосать максимально допустимые финансовые соки, взяв не больше и не меньше, но ровно столько, чтобы не схватили за жопу. Абсолютно все знают эту ситуацию, абсолютно все её видят и понимают. И я не Америку открываю вам сейчас, но Россию! Однако лишь наш сегодняшний персонаж - обезличенный аноним, укрытый за браузерами вроде TORa и скрывшийся за VPN может чувствовать себя свободно в гражданском обществе, которое доит граждан досуха, спонсирует разработки программ, для отслеживания действий в сети и вообще держит под колпаком всё стадо, чтобы в нужный момент спуститься с горы и ... ну вы понимаете меня. И все эти сладкие девочки из социальных сетей, которые постят борщ и котиков, даже не задумываются, что являются фаршем уже не в финансовом вращении колеса социума, но представляют собой всего лишь бесполезный эякулят, вылитый в густую насыщенную кашу современного Интернет-пространства. Ненужные никому, никому не интересные, пытающиеся организовать своё мёртвое пространство кадаврообразной псевдокрасоты на выжженных полях действительно реальных сетевых баталий. Которые всё чаще перетекают в реальную жизнь, адаптируя действия в виртуальном пространстве для создания реальных уголовных дел. Но самая крупная рыба, как всегда, недоступна для контролирующих структур. Это очень, очень глубокая бездна, она намного глубже, чем пространство теневого Интернета.



Наша ценность в этом мире сильно преувеличена. Мы ведём, по большому счёту, очень пресную, скучную, бесполезную жизнь, которая интересна только корпорациям, которые отслеживают наши интернет-запросы. Отслеживают с тоской и знают практически всё, что можно о нас знать - от марки презервативов, которые мы используем (ну если вам есть с кем совокупиться), до аэрокомпаний, на которых мы летаем по работе или в путешествия. Впрочем, все эти путешествия не отличаются такой уж невероятной оригинальностью. Ведь мы всегда берём с собой зануду и нытика. Того, кто мнит себя героем, а на деле является просто продуктом потребления для фирм, опутавших высотные здания своими щупальцами. В эпоху потребления человек становится самым важным продуктом, который только может употребить маркетолог. Человек выделяет вещество без цвета и запаха - деньги. Оно включено в некую систему взаимообмена, новую систему кровоснабжения. И, как бы это ни звучало смешно, лишённые этой составляющей, как и лишённые крови, обречены на смерть. И вот они - эти исповеди анонимов. Сопливые и тошнотворные. Но чем-то неизвестным цепляющие...

Я знаю тебя, анон. Ты был слишком мал ростом, у тебя были прыщи, ты не умел общаться с людьми. Тебе казалось, что твои слова не действуют. Ложью срывались они с твоих уст. Ты так старался понять людей. Ты хотел во всем участвовать. Ты видел, как они веселятся. И это казалось тебе чем-то невероятным. Почти волшебным. Ты подумал, что, наверное, с тобой что-то не так. И ты разглядывал себя в зеркале, пытаясь найти причину. Ты думал, что выглядишь отвратительно. И потому все глазеют на тебя. Поэтому ты научился быть незаметным. Смотреть в пол. Избегать разговоров. Часы. Дни. Выходные. Эти одинокие субботние ночи. Где ты был? В подвале? На чердаке? В своей комнате? Работая над чем-нибудь? Просто, чтобы было чем заняться. Просто, чтобы найти свое место. Просто, чтобы уйти от них. Это шанс уйти от тех, из- за кого ты чувствовал себя не в своей тарелке. Тебя когда-нибудь приглашали на одну из их вечеринок? Ты сидел и гадал, идти тебе или нет. Часами ты придумывал возможные сценарии развития событий. Будут ли смеяться над тобой. Найдешь ли ты чем заняться. Наденешь ли ты правильные вещи. Заметят ли, что ты пришелец с чужой планеты. Набирался ли ты храбрости в своих думах? Мечтал ли, что соберешься пойти и быть на высоте? И отлично повеселиться? Думал ли ты, что можешь стать душой компании? И что все люди захотят поболтать с тобой. И ты бы понял, что ошибался. Понял бы, что у тебя куча друзей. И что ты не такой уж и странный на самом деле. В итоге ты пошел? Ты разделил с ними пищу? Они выделили тебя? Понял ли ты, что тебя пригласили, только потому, что они считают тебя чудиком? Да, мне кажется, я знаю тебя. Ты провел бессчетное количество дней в ненависти. Ненависти, чистой, как рассвет. Ненависти, что была видна за мили. Ненависти, испытывая которую, ты просыпался ночами. Ненависти, коей ты был исполнен каждое мгновение жизни. Ненависти, которую пронес сквозь года. Да, мне кажется, я знаю тебя. Ты не мог понять их взгляд на жизнь, и то, как они живут. Дом не был тебе домом. Твоя комната была твоим домом. Угол был твоим домом. Место, где не было их - оно было домом. Я знаю тебя, ты чувствителен, и скрываешь это, потому что боишься, что тебя обидят. Кажется, что, когда ты показываешь наименее защищенную часть себя, кто-то использует тебя. Один из них, кидает тебя. Они принимают доброту за слабость. Но ты знаешь разницу. Ты нес бремя их слабости годами, и ты знаешь кое- что о силе, потому что ты должен был быть сильным, чтобы оставаться среди живых. Теперь ты знаешь себя достаточно хорошо. И ты не доверяешь людям. Ты слишком хорошо их знаешь. Ты пытаешься найти этого "особого человека". Чтобы быть с ним. Чтобы дотронуться до него. Чтобы говорить с ним. С ним ты не будешь чувствовать себя так странно. Но ты обнаружил, что таких людей не существует. Тебе ближе люди с экрана. Да, мне кажется, я знаю тебя. Ты провел кучу времени, мечтая. И люди, замечая это, говорили тебе, что ты такой эгоцентричный, поглощенный собой. Но они ведь ничего не знают, не так ли, о долгих бдениях одинокими ночами. О годах, проведенных в компании с самим собой. О тех ночах, когда ты оборачивал себя руками, представляя, что кто-то обнимает тебя. Часы нерешительности. Неуверенности в себе. Глубокой депрессии. Ослепляющей ненависти. Ярости, что заставляла тебя ходить ходуном. Опустошения от отказа. Что же. Быть может, они знают. Но если да, то они очень хорошо постарались, чтобы ты этого не заметил. Тебя поражает их безразличие, с которым они идут по жизни, в то время, как сама жизнь - это священный дар. И ты бесишься от того, что у тебя точно есть умение, но ты пользуешься любым способом, чтобы все испортить. Жизнь для тебя - это долгое путешествие. Ужасающее и полное чудес. Птицы поют тебе ночами. Дождь и солнце, смена времен года - твои настоящие друзья. Одиночество - добытый в тяжелых боях союзник. Верный и терпеливый. Да, мне кажется, я знаю тебя.

Прожитая жизнь не имеет смысла. Не имеет смысла, что ждёт тебя впереди - вопреки твоим пожеланиям жизнь может очень круто измениться. Имеет смысл только ловить носом текущий момент. Ту позицию, в которой ты находишься сейчас. И чинить себя на распутье - важнейший навык, если ты хочешь двигаться дальше. Если у тебя есть цель. Если же цели нет и смысл один - некое движение, тогда можно наполнять свою жизнь разрушительными чудесами и прекрасными рассыпающимися в прах Башнями. Ваше существование не интересно никому. Ваше мнение также не приоритетно ни для кого, каждый здесь думает своей головой. И можно плясать на поминках, но это не добавит вам лоска и смысла. Просто в этом мире каждый занят самим собой. А тот, кто занят лизоблюдством, позёрством или тем, чтобы угодить другим, разменивает свою жизнь очень дёшево. За что рано или поздно поплатится. Но мудрость - не про нашего сегодняшнего героя. Он больше о честности.

Захватили школу в Беслане, а мы смеемся. Подростки подожгли сверстника за отказ дать денег, а мы смеемся. Три школьницы прыгнули с крыши 16-ти этажного дома, взявшись за руки, а мы смеемся и просим еще. Самоубийства, убийства, геноцид — мы смеемся. Расизм, сексизм, дискриминация, ксенофобия, изнасилования — мы смеемся. Мы бездушно подпишемся под чем угодно, наши предпочтения не основаны на здравом смысле, бесцельные споры — наша стихия, мы — истинное лицо интернета. Мы — анонимус. Мы не прощаем и не забываем. И имя нам — легион.


Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .