Вий: искупление грехов

cvrq.jpg

статья от 28 марта 2014 года

Вера в дьявола — оборотная сторона веры в бога.Одна доказывает наличие другой. Кто хоть немного не верит в черта, не слишком верит и в бога.Кто верит в солнце, должен верить и в тень. Дьявол — это ночь господня. Что такое ночь? Доказательство существования дня.

Виктор Гюго

Давно это было. Сколько сотен лет назад — не ведомо. И сколько воды утекло с тех пор — не счесть. Но только нам с вами, уважаемые друзья, уже не принципиальны все эти временные границы, и мы, как вы уже давно поняли, сможем пуститься в путешествие в любую сторону света и в любой период человеческой истории. Вот только сегодня эта история будет не совсем человеческой. И пейзажами нашими сперва будут маленькие деревянные хаты, сбившиеся в небольшие уютные деревеньки среди глухих и мрачных славянских лесов.

И, пожалуй, стоит начать с самого начала — со славян, с народа странного и необычного. И под славянами я сейчас подразумеваю тех людей, которые могли бы гордиться принадлежностью к этому народу уже в конце VIII-го века нашей эры. Это уже потом начнётся разделение на Киевскую Русь и Новгородскую Республику — государства, впоследствии ставшие родоначальниками современной Украины и России. А пока есть лишь славянские земли. «Славянский пирог не может быть разломлен. Он может слегка обкрошиться по краям». Именно так когда-то сказал Валентин Пикуль. И начало нашей сегодняшней истории — то время, когда пирог этот только лишь достали из печи, время, когда он был богат, румян и полон различных смысловых и культурологических изюминок, вырезанных в последствии многими религиозными и политическими врагами. Но не будем о грустном.

Сегодняшняя наша история о более чем странном персонаже. О том, кто ещё видел этот могучий народ, границы земли которого располагались от ильменских словен и Великого Новгорода на Севере, до северян, мораван и ваюнитов, практически подпирающих Чёрное море и Константинополь. И сегодня я вновь хочу позвать вас в дорогу. Позвать вас в те леса, которые веками молчат в ночной тишине, изредка разговаривая с современным человеком всё тем же языком, что и тысячелетие назад — языком гудящих бездонными утробами болот, языком уханья прозревающих во мраке ночи сов, языком древних созданий, намного более старых, чем сама Русь-Земля. И если Боги создали славянина, способного узреть Богов, то о многих обитателях и хозяевах своих земель люди узнавали со временем — Творцы просто не вложили в их сознание имена и образы тех существ, с которым встречаться человеку было не нужно, либо встреча с которыми была абсолютно исключена. И сколько образов, существ и духов так и осталось за большой мрачной шевелящейся ширмой? Сколько ещё демонов и божков мог открыть для себя народ, но так и не сделал этого? И если все эти истории всего лишь басенки и вымысел, то отсутствие этих образов не так уж принципиально в культурном плане. А если образы эти реальны, то их делание абсолютно никак не затрагивает человека. И с чего вы вообще взяли, что человек — центр этой природы, и все духи и демоны должны общаться непременно с ним? И по большому-то счёту им, как существам высшего порядка, должно быть наплевать на человека.

Сегодняшний наш персонаж — тот, кто безусловно существовал и существует по сегодняшний день. Создание пугающее и ужасное, чья встреча с человеком при жизни является скорее исключением из правила, чем случаем изредка имеющим место быть. Тот, чей облик даже не зооморфен, но хтоничен. Древний повелитель Пекла, существо без возраста, судья и избранник Чернобога, по другим источникам — его сын. Вий в «Лабиринтах».



И начать наше повествование хотелось бы с истории появления самой нечистой силы в фольклоре славян. Самое интересное, что самого разделения на добро и зло изначально в славянском языке и славянской культуре не было. Этот принцип отсутствия дихотомий — раздвоенности смысловых понятий — обуславливается не только отсутствием понятия зла как такового, но и самим отсутствием отрицательных характеристик так называемой нечистой силы. И само выражение «нечисть» изначально не несло в себе враждебных для людей характеристик. Нечисть являлась чем-то чуждым, относящимся к другому (иному) миру, но ни сколько не стремящимся погубить человека во чтобы то ни стало. И всё это элементарно доказывается неимоверным количеством оберегов и заговоров, которые люди читали перед тем, как уйти в лес. Эти обращения служили необходимой страховкой, нацепив на себя которую, уже можно было полагаться на судьбу. Вы же не думаете, что утёсы, с которых срываются альпинисты, желали их погубить? Это может произойти лишь при неисправности страховки, либо по недосмотру скалолаза. Примерно такое же отношение у наших предков было к той «нечисти», которая увлекает людей в омуты или водит в лесах. И славяне понимали, что у каждого духа свои угодья, на которых человек либо незваный гость, либо — добыча.

Да и о чём можно говорить, если не только Белобог и Чернобог не считались олицетворением добра и зла, но сам Велес успевал быть как благостным покровителем пахарей, так и хозяином Пекла и подземных гротов, обитатели которых никогда не появлялись на белый свет. И такой объективизм по отношению к земле — не только кормилицы, но и вечной колыбели, не был бы понятен, допустим, представителям западной культуры, нуждающимся в Боге-защитнике. В отличие от них, славяне не искали себе врагов в числе высших существ. Они прекрасно знали, что Боги заботятся о них как при жизни, так и после смерти. А уж если ты попался на одной тропинке Лешему или Полуднице, то сам виноват. Ведь это ты зашёл на их территорию, а не жестокий представитель высших сил решил убить тебя ни с того ни с сего.

Но со временем, с перестройкой славянского мировоззрения, с первыми попытками нажить себе могущественных врагов, точка зрения начинает меняться. И даже сейчас вы можете увидеть, как эгоизм людской переливается уже через края, и в любой из сказок о похождении Ивана, как правило, Дурака, Баба-Яга и Кощей Бессмертный уже предстают в образе отрицательных персонажей. И сама эта история, конечно же, поучительная сказка о погружении главного героя в мир загробный, мир по ту сторону жизни. По большому счёту это аналог «Божественной комедии» Данте. Но в интерпретации современных режиссёров Яга и Кощей чуть ли не становятся главными злодеями славянского фольклора, несмотря на то, что первая всего лишь являлась проводницей из мира живых в мир мёртвых, а Кощей и подавно только следил за прибытием покойниц в свой страшный загробный мир. И вы ещё не успели понять, а история о Вие уже началась. Вы не находите определённого сходства между именем Кощей и именем Касьян? Ну да ладно, это чисто риторический вопрос от вашего Вергилия, уже нарисовавшего вам карту путешествия истинно славянского Орфея вслед за своей возлюбленной. И никакого немотивированного зла. Одна лишь охрана собственных владений и сохранение тайн мира мёртвых. И цель более чем справедливая, согласитесь.

Но почему во все времена человек желал наличия противников, вот в чём вопрос? И почему он хотел выбирать себе врагов посильнее? Не потому ли, что знания полученные от них ценнее и важнее, чем от прочих? И мы снова возвращаемся к сказке о Драконе, которым становится Рыцарь, убивший Дракона. Но речь сегодня несколько не о том. Речь о персонаже, о встречах с которым ни один человек никогда не рассказывал. По одной легенде он является сыном Чернобога, а стало быть, носит почтенное отчество Змеевич, по другой — ставленником Чернобога, охраняющим Пекло или попросту Ад. И сам он не легенда даже — скорее теория. Потому как ни одной внятной легенды о нашем сегодняшнем персонаже не сохранилось. Ну кроме того самого произведения Гоголя, по которому он и стал нам всем известен. И были ли они вообще? И только коротенькие записи, претендующие на звание маленьких обрывистых заметок, могут пролить хотя бы какой-то свет на этот факт. Но помните, с чего мы с вами начали? Если человек не знает о существовании чего-либо, это не значит, что места для подобного феномена или существа на земле нет. И вы знаете первое правило жителей Приморья, живущих около густых древних лесов? А звучит оно так: «Если ты не видел тигра, это не значит, что тигр не видел тебя». Но сегодня у нас с вами в гостях кто-то покрепче и пострашнее любого тигра. Итак, мои друзья...

Из-за тридевять буйных веков,

Из-за тьмы, из-за мглы непроглядной,

Из-под спуда седых валунов Вылезает корягой неладной.

Кожа сморщилась, тряпкой висит,

Зубы сыпятся белой трухою.

Видно, кол ему мимо был вбит:

Не сыскал под землею покою!

Да и что за лежня под землей?

Темнота да жара донимает.

И наверх, осерчавший и злой,

Продирается Вий, вылезает.



И этот момент можно считать той самой секундой истинного откровения, в которую нам открывается образ, несомненно, более древний, чем сама Русь-Матушка. Существо, которое сложно описать дословно — более похожее на гибрид человека и дерева, на Древнего и Могучего Сына Земли, огненным кнутом управляющегося с грешниками в восточнославянском Пекле. И занятие это не подразумевает отвлечения. Именно поэтому встречи с нашим сегодняшним персонажем были редки, а облик его и повадки — сильно смазаны и, практически неизвестны.

По одной из версий, у Вия, наречённого так из-за самой выдающейся детали внешности — огромных ресниц (вийи — ресницы), в распоряжении имеется небольшое стадо бычков, и выглядит он, как коренастый старик. Однако эта версия самая спорная, потому как многие исследователи фольклора утверждают — Вий передвигался очень тяжело, постоянно спотыкаясь, а потому не мог управляться со стадом. Эта версия с бычками, скорее всего, отсылка к Велесу, к тому времени, когда Богов уже начали противопоставлять друг другу и перемешивать в одном котле, лишая их индивидуальности. И такое разделение, искусственное создание непримиримой борьбы между божествами — первый и самый удачный ход в процессе развала религии извне. Но не будем отвлекаться — нас интересует первоначально чистый образ.

Некоторые древние источники сообщают, что Вий совершенно не мог передвигаться самостоятельно, что ноги его «вились» подобно корням. Но само это заявление, конечно, тоже требует множества доказательств и объяснений, которых у нас просто нет. Покрытый землёй, а стало быть, принадлежащий к загробному миру и царству смерти, у Гоголя он описывается существом с железным лицом и железным пальцем, повелителем гномов и бесовским воеводой, перед которым по земле стелется любая примитивная нечисть. Примерно такая же реакция проявлялась и у славян: если многих бесов и демонов можно было отпугнуть, то борьба с Вием считалась делом напрасным. И этому есть ряд причин.

Во-первых, Вий, сама природа которого была непонятна, обладал ужасающим взглядом. И остановимся именно на формулировке «ужасающим», а не «смертоносным». Огромный подземный демон был судьёй в царстве мёртвых, а потому мог видеть все грехи человеческие. Да и сами славяне относились к этой особенности демона вполне положительно — все недолюбливают тех, чья совесть чернее чёрного, тех, кто обманывал, крал, искушал. И предки наши верили, что Вий способен одним взглядом выявить всю суть человеческую, всю его мелочную природу. И взгляд Вия не убивал сам по себе, нет. Ни одного такого свидетельства не сохранилось. Но он манил и приковывал к себе. А что видел в нём несчастный? Можно предложить свою версию, неоспоримо лишь одно — взгляд этот обладал магнетизмом и силой разбивать любые чары и заклинания, удерживающие прочих демонов и бесов в стороне от человека. И невозможно было избежать его. Присутствует ли здесь какая-либо магия, или это просто подсознательная тяга к получению наказания за все свои грехи — сказать сложно. Но то, что Вий всегда являлся справедливым судьёй — факт непреложный. В некоторых легендах, кстати, говорится о том, что взгляд этот, помимо всего, может разрушать города и предавать их огню.

Но человек мелочная и очень подлая сущность, которая опасаясь возмездия просто не может не творить зло. И потому, находясь под постоянным дамокловым мечом кары за грехи, он всё-таки творит злодеяния и продолжает совать нос туда, куда этого делать не стоит. Древние знания всегда были лакомым куском. И именно в этих путешествиях в чужие земли нужна была отвага и хорошая страховка в виде заклинаний, подношений и даров. И давайте представим, что мы с вами уже хотим получить это знание извне. Ну, хотя бы на минуту представим. И что для этого нужно, спросите вы? Ну конечно же, призвать мертвеца, который поделится всеми посмертными тайнами и раскроет нам картины своей странной нежизни. Как это сделать? Один из простейших способов предлагает нам книга основ некромантии.

Для того чтобы работать с духами или телами умерших, требуется, естественно, выбрать подходящую для работы могилу — ту, которая понравится более всех прочих. Дух требует внимания и заботы — ухаживания за местом захоронения в течение нескольких недель вполне хватит. Когда вы будете уверены в том, что готовы к общению, начните приносить духу дары — как правило, это хлеб и спиртное (обычно — водка). Помаленьку привыкая к человеку, за которым вы ухаживаете, начните с ним общаться. Это может быть как внутренний диалог, так и вполне внятные реплики, отпускаемые в сторону могильной плиты или фотографии умершего. Первые результаты — куча сбивающихся мыслей — ВАШИХ мыслей — являются ложными. Лишь когда вы действительно начнёте испытывать слабые приступы паники или страха, дух захочет общаться с вами — сначала вкрадчиво и тихо, а потом всё более настойчиво. Так происходит установление контакта. Но ведь это ещё не всё — мы же с вами смелые естествоиспытатели, и нам мало оторвать подопечного нашего сегодняшнего персонажа на диалог, мы же хотим, чтобы он явился и предстал перед нами во всей своей красе, так ведь?

И место для общения должно быть подготовлено с особой скрупулёзностью. Что является главным, в нашем с вами деле? Ну, естественно, мел. И мелом мы начертим круг на полу комнаты, для всем известных целей. Перед началом ритуала нужно быть абсолютно трезвым — никакой пустой болтовни, никаких запинок и сбивок. Мы собираемся общаться с существом, которое уже не обладает человеческой природой — разговаривать с ним нужно строго, но не оскорбительно, смотреть только сквозь него, не пытаясь бегать глазами по облику Вашего Гостя. И естественно — естественно, веточка полыни всегда должна быть при себе. Она нужна нам для очищения комнаты — после общения с мертвецом требуется обмахнуть ею комнату против часовой стрелки по всем углам.

Итак, вы уже готовы. Вы соблюдаете трёхдневный пост, за день до вызова купили сорок свечей и вместе с пястью земли с могилы принесли их в церковь. Особое внимание уделите продолжению общения с умершим — его фотография должна стоять у вас в комнате. Он должен стать вам ближе, чем все ныне живущие, вы обязаны предложить ему хлеб и воду. Только вот на ночь фотографию стоит закрывать чёрной тряпкой — во избежание неловких моментов. Будет очень неприятно проснуться ночью и в свете Луны, поблескивающей за окном тусклым светом, увидеть на себе взгляд с мёртвой фотографии покойного человека. Неприятно же, согласитесь?

Выбранное вами место для призыва должно быть плохо освещаемым — никаких визитов туда до начала ритуала, в обозначенный день — никакого общения с людьми. Только с Ним. Или с Ней. В полночь, когда вы решитесь провести ритуал, вам нужно начертить мелом на полу круг, поставить внутрь круга алтарь и разместить там же два стакана с водой и два кусочка хлеба. Во время чтения заклинания, мой пытливый друг (а здесь я, несомненно, приведу его сокращённую версию, как говорится «во избежание»), вы должны сжать в кулаке горсть земли с могилы умершего. И смотрите под ноги. Я уверен, что картина, открывшаяся под вашими ногами, понравится вам намного больше, чем то, что будет твориться вокруг. И вот он — отрывок этого текста:

Вызываю и выкликаю из могилы земной, из доски гробовой. От пелен савана, от гвоздей с крышки гроба, от цветов, что в гробу, от венка, что на лбу, от монет откупных, от чертей земляных, от веревок с рук, от веревок с ног от иконки на груди, от последнего пути, от посмертной свечи. С глаз пятаки упадут, холодные ноги пpийдут по моему выкрику по моему вызову. К кругу зову — зазываю, с кладбища приглашаю.

И когда вы услышите шаги, постарайтесь, чтобы вас голос не дрожал. Вопросы задавайте строго по делу и слушайте интересующие вас ответы. Если ответов не последует — быстро меняйте тему. На просьбы выйти из круга отзываться не стоит. Если ваш Гость ведёт себя плохо — выкиньте из круга его стакан с кусочком хлеба. Неизвестно, конечно, помогало это когда-нибудь отогнать Гостя или нет, но попробовать определённо стоит. И что мы натворили, спросите Вы? Да, конечно же, приняли участие в опыте, который поможет нам материализовать сегодняшнего персонажа! И вы сами, наконец-то сами, уже увидите его. Обязательно — поверьте! Ведь такие штуки повелитель Пекла не прощает. И нужны ли будут ему помощники, чтобы поднять веки, когда досада и злость уже кипят и клокочут внутри?



И вот, мои уважаемые зрители, я уже удовлетворяю ваше любопытство. И каждый из вас может разглядеть Того-Кто-Живёт-Во-Тьме. Существо плотно скроенное, сутулое, от слоя земли на своих плечах и горбу более похожее на засыпанный холм, ногами-корнями шаркающее по дощатому полу, окружённое сонмом прислужников. И увидеть его иначе просто никак бы не получилось, обязательно нужен был этот ритуал, ритуал-приманка. А что теперь делать с итогом наших приманиваний? Думайте сами!

И видение, конечно же, рассеется. Исчезнут бесы и мертвецы. И Вий снова скроется там, где вряд ли его увидишь. Но если верить преданиям наших предков, именно он мучает нас кошмарами, которые терзают ночью самые сокровенные струны души, кошмарами, связанными с нашими дурными поступками. И пока вы мирно ложитесь спать у себя дома, где-то под огромной толщей земли, в глухой лесной чаще, куда до сих пор не добирался ни один человек, стая маленьких жилистых, но проворных бесов уже поднимает веки нашему сегодняшнему персонажу. И когда зрачки Вия сожмутся в маленькие чёрные точки посреди огромных белков глаз, он уже увидит все ваши грехи и терзания. И станет играть на этих только ему заметных струнах совести, доставляя ужасные муки. После смерти, поверьте, вы ещё успеете встретиться с ним. И дистанционно этот взгляд работает именно так — насылая кошмары на спящих людей. Многие считают, что именно благодаря Вию в славянской культуре сложилось такое понятие как «сглаз».

И вот перед вами существо, которое соединяет в себе и качества Велеса — заботу о скоте, и сжигающий города взгляд Перуна. Кстати, отсылкой к Перуну также может являться вечерний обряд мольбы к Вию с просьбой «утихомирить погоду». И про самого этого персонажа действительно известно мало — двадцать строк у Гоголя, непосредственное его отношение к Пеклу и служба у Чернобога. Все остальные отзвуки и отклики являются улыбкой чеширского кота на всём протяжении долгой культурной традиции. В некоторых преданиях именно Кощею (и мы уже начинали о нём говорить) веки поднимали его верные слуги. Потом, с приходом христианства, на Руси появился святой Касьян — тот, кого и святым-то не признавали. Во многих деревнях Касьяна считали персонажем отрицательным, а имя его — позорным. И это, конечно же, культурная подмена, которую пережило большинство фольклорных персонажей на Руси — святой Касьян считался ангелом, предавшим Бога и заключённым в подземной темнице, где три года истязали его ангелы, а на четвёртый выпускали. И в этот четвёртый — високосный год — Касьян сеял беды и разрушения. По другой же версии Касьян — ужасный демон с ресницами до колен. И поднять их он может только 29-го февраля. И когда оглядится Касьян, то всё, на что он посмотрит, обречено на страдания и беды. Естественно, отношение к такому «святому» могло быть однозначным — его днём, в отличие от всех других «порядочных» христианских святых, был избран день 29-го февраля. И доказательством тому старинная поговорка: «Благому чудотворцу Николе два праздника в году, а Касьяну немилостивому один в четыре года». На Полтавщине Касьян ещё более хтоничен — он полностью покрыт шерстью, кора дуба является кожей его, а живёт он в пещере, полностью засыпанный землёй.

Подобный Вию персонаж также появляется и в сказке про «Ивана Быковича», которого ведьма завлекает в свой дом, где на железной кровати спит тяжёлый демон, веки ему смогут поднять вилами только двенадцать богатырей. Известны также аналогичные персонажи — Шелудивый Буняка на Волыни или Солодивий Бунио в Понизье. Но одна из самых вкусных аналогий — конечно же, аналогия с Иудой Искариотом. Да-да, с этим самым персонажем, тело которого, по тексту одного апокрифического евангелия, после совершенного предательства ужасно распухло и потяжелело, а веки разрослись и стали неподъёмными. И всё это — присказки и прибаутки, расхватавшие образ основного «проперсонажа» на части. И что осталось нам от исконного Вия? Каким он был, сможем ли мы понять сквозь всю эту суматоху версий, сквозь все эти переплетения легенд и историй?

И как так могло получиться, что ни в одной сказке ни одного славянского народа нет персонажа, о котором среди людей ходила достаточно дурная слава? И вообще, что это за вчерашний день — рассматривать персонажа с точки зрения покрытого паутиной веков фольклора? И нам вряд ли когда-то будет известна его реальная природа. Но если вы в лесу никогда не видели Лешего, это не значит, что Леший не видел вас! А ваша точка зрения и знания о нём его уже не интересуют.

Наш сегодняшний персонаж — тот, кто очень грамотно укрылся от народной молвы. Существо более сильное и более мощное, чем множество бесов и духов славянского фольклора. И насколько чиста ваша совесть? Насколько вы можете быть интересны нашему сегодняшнему персонажу? Подумайте об этом, прежде чем гасить свет, отправляясь ко сну. И рецепт тут только один — не идти в разрез со своей совестью и честью. Ведь, как мы уже уяснили для себя, оберегов от этого персонажа нет. И рано или поздно каждый из нас обязательно увидит его там, в адском Пекле, представ перед судом самого строго, но справедливого повелителя подземных чертогов. А пока, удел наш — мучиться ночными кошмара, которые может прислать нам Вий. Тот, от чьего взора не скроется и малейший проступок, тот, кто воздаст по заслугам и не более того. Ведь в итоге не он вошёл на вашу территорию, а вы войдёте в его владения. И даже если среди ночи вы проснётесь от пристального взгляда, но никого не увидите — не его вина, что ему пришлось прийти именно к вам.

И никаких страховок нет. Так зачем же воспринимать этого персонажа как отрицательного? Зачем возвращаться к истории раскола славянской культуры понятиями «хорошо» и «плохо». И термины «день» и «ночь» не несут внутри себя кровной вражды — всё взаимозаменяемо. Всё легко и просто. «Мужчина» и «женщина» — дополняют друг друга, «красота» всегда присуща молодости, а «уродство» не только сочетается с силой характера и преодолением множества трудностей, но и является главным атрибутом ведьм — женщин «ведающих», наделённых жизненным опытом. Потому, стоит отнестись ко всему как к данности. И если вы посягнули на территорию нашего сегодняшнего персонажа, принимайте муки совести и неотвратимые поиски этого «взгляда Вия», как само собой разумеющееся.

А что касается нашего сегодняшнего эксперимента, послужившего приманкой для вызова этого могучего демона, что ж — я всегда предупреждал вас, что мы не играем здесь в игрушки. Нет-нет-нет, совсем не играем...



Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .