"Зелёный слоник": терапия для безнадёжных

 статья от 20 октября 2013 года

Правду всегда гонят из дому, как сторожевую собаку,
а лесть лежит в комнате и воняет, как левретка.
Уильям Шекспир


И вот, после творческого отпуска, который затянулся чуть дольше, чем я этого ожидал, я снова рад приветствовать всех своих зрителей в очередной крайне головоломной Игре. И всё то, что вы могли читать в моём журнале за последние две недели – не больше чем росчерк. Проба пера, которому, я ещё надеюсь, представится шанс изменить жизнь и образ мышления хотя бы одного человека. Ну, да это задача сверхмаксимум. Сегодня же, как впрочем и всегда, мы будем ломать то, что успели отстроить за несколько недель отсутствия лабиринтовых заметок на горизонте, и постараемся умертвить внутри себя восхищённого идиота, который за открытым позёрством, называемым «позитивом», скрывает своё безразличие и безответственность. Хотя подобные диагнозы моему сегодняшнему читателю, скорее всего, уже не грозят, потому что тот, кто знаком с воистину уникальным произведением современного искусства, о котором пойдёт сегодня речь, скорее всего безумен как шляпник. И тут начинает работать одно из правил анонимов – прокачка собственного лица масками, которые защищают от грязи и мерзости окружающего мира. И, конечно же, любой ассенизатор нашего мира знает – проверка на прочность нужна каждому новому лицу. И если маска спадает, то, нахлебавшись нечистот, мы в следующий раз встанем под поток информации более защищёнными. И когда-нибудь наша защита станет идеальной – ни капли обработанной и кинутой нам, как кусок тухлого мяса, информации не просочится ни через одну щёлку защитных костюмов.

Ну, да, это всё пережитки анонимности, которые имеют лишь косвенное отношение к той истерике и шок-контенту, которые завяжутся в один тугой узел в нашем повествовании чуть ниже. И сплетать в паутину такие благодарные идеи легко и приятно.

Итак, сегодняшняя статья, из цикла «Игра в Маски», посвящена не человеку, но явлению. И выбрать одну маску из этого шизофренического потока действительно крайне сложно – слишком уж персонажи запоминающиеся. Это вам не «Аватар», с его карикатурными уродцами и бравыми вояками. Скажу больше  – ни в одной другой стране, даже если бы захотели, не смогли бы снять ТАКОЕ КИНО. Полный отчаяния и комплексов, травмирующий психику зрителя на раз, этот фильм можно поставить в один ряд в «Головой-ластиком» Линча. И мне всё равно, что начнут сейчас кричать критики и «люди думающие» – пересуды и сплетни это их работа, в конце концов. Да и не рецензию мы сегодня пишем. Наша задача – окунуться как можно глубже и посмотреть на мир социальный без очков, линз и призм. И, если каждый раз мы просто их снимали, сегодня нам придётся очень крепко ударить ими о землю, потому что отныне окружающий мир будет проглядывать и сквозь них. И сколько не пишите комментариев о придуманных вами добре и свете – время создаёт человека. Оно имеет окончательную власть над человеком, а не он над ним. И двое-трое храбрых духовных вояк всего лишь внесут в этот мир равновесие либо смуту. Задача же большинства – подслеповатыми кротовьими глазками всматриваться и не находить, пытаться и разочаровываться, открывать душу и получать за это такой уверенный удар ботинком, который навсегда отучит их быть дураками и втопчет в землю по самую макушку.

И снова мы с вами познаём высокое через почву, на которой оно прорастает. Ведь именно из подобного гнилья вышли все те, кто не хотел или не умел обращаться с той массой дерьма, которой жизнь окружила их. И так происходит возвышение – любой великий человек противопоставляет себя миру. Только не подумайте, что я возвышаю это более чем мерзкое, но такое необходимое творение своего времени. И именно эту почву мы будем сегодня прорыхлять, доставая из неё всю грязь и мерзость, которую когда-то собственноручно  туда и закопали.

Всем нам, мои уважаемые Маски, должно быть понятно, что истина не в околофилософских беседах или спорах на темы жизни и смерти, не в блевотных возвышенных мудрствованиях. Она в тех диалогах, которые ведутся на грани жизни и смерти, в разговорах между опустошаемыми жизнью людьми, которые в момент поиска наполняют себя из незримого кувшина с жизненным эликсиром. И тема этой беседы не так уж важна. Просто поймите раз и навсегда – нет абсолютных истин там, где от паутины и грязи прометены все углы. Если вы убрали мусор, вы уже не можете обозревать общую картину мира, а потому не видите грань жизни, которая принадлежит уродливейшим паразитам, обитающим в нечистотах. Вы отрицаете само их право на существование. И это очень большая ошибка, ведь существа эти лучше приспосабливаются и намного сильнее вас – привыкших к благости и ежедневно вычищающих свои ногти чистоплюев. Но это всё так, предисловие, на которое можно даже не обращать внимания – сплошные демагогия и бред. Предмет нашего пристального внимания сегодня – более чем необычный фильм Светланы Басковой "Зелёный слоник".



Как вы уже поняли, в беседе о таком, несомненно, знаковом детище своего времени ваше мнение, прошу меня извинить, сегодня практически не учитывается. Потому что речь пойдёт о произведении кинематографа, оценивать которое абсолютно невозможно, так как оно слишком разнобоко. К тому же, те, кто не вдавался в саму историю подобного копрофильно-садистского творчества, пытаются выставить на посмешище произведение Басковой, как единственный выкидыш мирового, не побоюсь этого слова, кинематографа. Многие, считающие, что с «Зелёным слоником» всё ясно, просто не знают о таких произведениях кинорежиссёров, как «Розовый фламинго». И снова эта животно-настораживающая тема в названии, не находите?

В фильме Джона Уотерса, который заткнёт за пояс любую Баскову, грязная сторона человеческой жизни показана уж слишком наглядно и ярко. И, если принять во внимание, что события “Зелёного слоника”, всё-таки могут произойти и в реальной жизни (потому как армия, фактически, сфера государством не контролируемая, а потому – произвольно управляемая старшим воинским составом), то в фильме Уотерса, повествующем о двух семьях с достаточно дурным вкусом и полным комплектом извращений – от инцеста до скотоложства – обстоятельства несколько натянуты. Хотя, стоит отдать должное – в нём даже собачье дерьмо настоящее. И «сладкий хлеб» Пахома уже становится просто детской забавой, в сравнении с поеданием свежих собачьих какашек неподражаемой Дивайн. Или Харрисом Гленом Милстедом – это уже как вам угодно. Да-да, вы не ослышались, по всем признаниям режиссёра, собачий кал, который за обе щёки так аппетитно наяривал Глен, был вполне настоящим. Рецепт же пахомовского «хлеба» – пресловутые сливочные колбаски (они ещё бывают с орешками, уверен – вы знаете), которые и без того похожи на вполне себе здоровый человеческий кал. Неужели вы позеленели, мой дорогой читатель? То ли ещё будет!

Главная задача подобных фильмов, конечно же, никогда не найти себе зрителя. Но именно такие картины обычно приходятся по душе массе, даже не заботясь о рекламе. Ведь сравните тот же «Аватар» с «Зелёным слоником». Фильм про предателя, несомненно, понравился публике намного больше, потому что на экране показали страшную, рисованную в кривом фотошопе, синюю рожу. И того же мнения, кстати, придерживается достаточно провокационный Эмир Кустурица, открыто заявивший о том, что кино, подобное «Аватару» – всего лишь средство для стрижки денежного газона за счёт использования 3D-технологий. Кстати, вы никогда не замечали, как изменяется цвет фильма при просмотре в специальных очках? Отвратительно, не правда ли? И, конечно же, Кустурица прав. Однако, несмотря на популярность подобных «Аватару» фильмов, они никогда бы не смогли подняться туда, где крепко засели, без хорошей рекламной кампании и мнения множества диванных кинокритиков, которые «оценив» горящие вертолёты в фильме, сразу посоветовали этот... продукт... своим друзьям и знакомым. И это не призыв к просмотру последнего артхауса! Это всего лишь личное мнение Маски.

И чему «Зелёный слоник» или те же «Шатуны» Мамлеева (а они, кстати, тоже вполне вписываются в эту категорию произведений) дадут сто очков вперёд, так это мастерству выписанных образов. Никто не спорит – в фильме Уотерса, вполне ярко продемонстрировано совокупление с курами, поедание наряда полиции, стремившегося успокоить ненормальных персонажей фильма, но в тех же «Шатунах» всё более живо и менее резко вписано в реальный мир. Или это потому, что наша страна живёт законами, подходящими  для подобных произведений, а потому мы даже в описании подобных фильмов и книг редко употребляем выражение «гротеск»? Может, потому что для нас нормальны подобные проявления жестокости и насилия, потому что мы видим их по телевидению каждый день? И те же мамлеевские аборты, совершённые в чреве женщины мужским половым органом, те же безумные старушки, питающиеся свежей кошачьей кровью и благословляющие главного героя на убийства, не напоминают ли нам хотя бы отдалённо быт этой самой страны? Кстати, недавно читал самый смешной рецепт лечения зубной боли – кока-кола с кошачьей мочой напополам. Совет профессионального стоматолога, уважаемые мои. И разве битцевский маньяк – не мамлеевщина в чистом своём виде?

Когда-то не безызвестный Александр Дугин заметил: "Джек-потрошитель, мистик-убийца с масонским бэкграундом считал, что расчленение уличных девок Лондона призвано открыть парадигму XX века. Это была глубокая символическая мистерия. Так вот, освободившись от идентичности, навязываемой антропологией Традиции, человек утратил вместе с этим и цельность, холистичность. Он расчленен сегодня."

Так не совершается ли данными писателями и режиссёрами не просто изуверство или поправние каких-то неясных христианских святынь, но древний ритуал, приводящий человека в состояние, которое должно быть свойственно ему сегодня? И о какой христианской морали мы можем говорить сегодня? За нас когда уже всё сказал Ницше: "Нечего приукрашивать христианство — оно вело борьбу не на жизнь, а на смерть с высшим типом человека, оно предало анафеме все основные его инстинкты и извлекло из них зло — лукавого в чистом виде: сильный человек — типичный отверженец, «порочный» человек. Христианство принимало сторону всего слабого, низкого, уродливого; свой идеал оно составило по противоположности инстинктам сохранения жизни, жизни в силе; христианство погубило разум даже самых сильных духом натур, научив чувствовать заблуждение, искушение, греховность в самых высших ценностях духовного. Самый прискорбный случай — Паскаль, испорченный верой в то, что разум его испорчен первородным грехом, тогда как испорчен он был лишь христианством!" Всё! И пора бы уже закрыть эту тему навсегда и наглухо. Переставайте верить в тех, кто вас обманывает, но, по возможности, продолжайте верить в Бога. Или Богов. Если, какие-то разрозненные частички вашего сознания ещё не настолько очерствели, чтобы перестать требовать этого.

Но мы с вами продолжаем рассыпаться на множество осколков, коими и должны представать в уничтоженном нами мире. Ведь, когда ты рушишь стеклянные замки, то свод непременно свалится на тебя и разрежет, иссечёт, расчленит на множество маленьких подличностей, каждая из которых требует своего. И первым по этому потолку ударил даже не Уорхол. И не Дебор. И не Оруэлл. Никто из них в частности, но общество в целом. Оно прекрасно понимало, чем закончится эта трансформация, и она произошла. А люди добились того, чего и  хотели – денег. А деньги, как известно, не пахнут. Ну, а то, что за бугром принято называть трешем и гротеском, у нас более всего претендует на звание бытового ужаса.



А теперь, уважаемый читатель, предлагаю тебе первую практику – откинем оценочное суждение. Обычная буддийская методика, без которой наше сегодняшнее приключение не пройдёт так, как нужно. Примем всё как есть. Всё, что создано – будем считать нормой. И из этого состояния будем судить о нашем сегодняшнем объекте рассмотрения. Сюжет фильма крайне прост и понятен – пребывание на гауптвахте двух офицеров. Провинностей их мы не знаем, да они и сами об этом предпочитают не говорить, изначально лелея надежду на побег и понимая, что грозит им в противоположном случае. Но за окном лес, а решётки на окнах находятся под напряжением. Всё, что им остаётся – это ждать своего часа на деревянных поддонах, накрывающих затапливаемый беспрестанно капающей трубой пол. Картина вполне реалистичная, согласитесь. Мои знакомые – бывшие военные – с удовольствием рассказывали об охоте на краснокнижных животных, о том, как генералы отстреливают переходящих границу амурских тигров и волокут их шкуры в свой кабинет, даже не пытаясь как-то спрятать. Ну, а кто посмеет зайти в подобный кабинет, скажите мне? В армии – свои порядки. И здесь – каждый сам за себя. Попавший в эту систему уже не станет другим и будет съеден, либо сожрёт кого-то с потрохами сам, лишь бы прожить ещё один день. Красочные сказки о реформах не работают здесь. К тому же фильм снимался в далёком 1998-ом. Но мы-то все прекрасно знаем, что в социальном плане, если придерживаться реальных цифр, наша страна до сих пор застряла где-то в 1995-ом. Не об этом сейчас.

Перед нами история, вполне обыкновенная и простая для этой страны. Лишь эффект случая привносит в неё определённый элемент безумия. И случай этот, в том или ином виде, присутствует в каждом фильме Басковой. Не корысть и не повод, но стечение обстоятельств. Именно этого самого стечения обстоятельств, по большому счёту, старается избегать каждый второй россиянин. Потому что, известно всем – никто и никогда не поможет тебе выбраться из серьёзных заварушек. Тем более те, кто сильнее. В такие моменты стоит надеяться только на себя, потому что ангелов-хранителей над этой страной уже давно расстреляли и полицейские, и оппозиционеры. Мы остались одни. На месте каждого из главных героев фильма, просить снисхождения – просто глупо. У кого? У капитана? Но когда можно было достучаться до людей, которые выше тебя по званию?! Где вы слышали «солдат пришёл за советом к капитану»? О подобных поступках и речи-то, собственно, быть не может. Так что остаётся только сидеть и ждать своего часа.

Истории «поехавшего», неадекватного офицера, разошлись по Интернету достаточно быстро. И эта неадекватность самого яркого из персонажей с лихвой сглаживает все недоработки сюжета. Сложно сказать, что произошло с героем, но дело в том, что иногда человек просто ломается. А те, кто служил в армии, либо проходил службу в горячих точках, иногда довольно резко меняются. Нельзя сказать, что современные вооружённые силы – несомненное благо. Скорее, это просто формальная армия президента, но она даёт не только иллюзию защищённости страны, но и работу тем, кто больше ну абсолютно ничего не умеет или не хочет. Конечно же, как и любой механизм, армия строится на прочных деталях – это и члены групп высшего пилотажа «Русские витязи» и «Стрижи», и подобные Дмитрию Разумовскому герои, которые пожертвовали собственными жизнями ради жизни других людей, и множество солдат, погибших храброй и честной смертью в горячих точках. Но дело в том, что атмосфера вседозволенности, обусловленная званием и безнаказанностью, формирует также несколько другой род людей – равнодушных и меркантильных. И эти серьёзные отличия людей, как ни странно, обнаруживаются в одной среде – среде военных. Когда один накрывает грудью гранату, а второй от нечего делать каждый вечер даёт своим солдатам приказ расстреливать собак, которые бегают по территории части, – чувствуете неоднородность командного состава? Да-да, примеры я беру из определённо осведомлённых, и, более того, в своё время принимавших участие в подобных акциях источников.

Но я сейчас не буду вдаваться в детали, оставим основное размышление на конец статьи. Если уж решиться рассматривать фильм, то определённо стоит заострить своё внимание на его персонажах, которых всего четверо – помимо двух офицеров, в картине показаны начальник гауптвахты и охранник. Абсолютно уникальные и максимально приближенные к реальности образы. Все фильмы, снятые Михалковым, и его герои по уровню реализма просто не выдерживают конкуренции с этими персонажами. Мы видим людей реальных, не «духовнобогатых» и отнюдь не возвышенных. Тех, кто абсолютно забыл, что такое окружающая жизнь, и видят перед собой лишь армейские казармы. Каждый из нас проживает жизнь так, как он её хочет прожить. Здесь, в фильме, мы можем увидеть грубые черты каждого из нас. Кто-то в гении выбился, кто-то в начальство – не жалейте, что вам не досталось их бед. Если вы, конечно, не выбрали узкую тропку человека, заправляющего обстоятельствами, абсолютно игнорирующего все моральные и человеческие нормы, или роль надзирателя с непомерно резко выраженным синдромом вахтёра, в этой стране вам остаётся только сидеть и ждать своего часа.

И, возможно, в вашей камере вам встретится какой-нибудь весельчак, который будет рассказывать свои истории. И неважно, про что – есть люди, которые просто не умеют затыкаться и из них прёт «мудрость», как дерьмо из канализационной трубы. И трактовка это образа – образа Пахома – у каждого диванного критика своя. Уж очень люди любят копаться во внутренностях артхауса, искать какие-то идеи. А, когда они узнают, что актёры снимались бесплатно, то уже точно уверены, что идея должна переть со всех щелей. Но подобные фильмы, скорее всего, приближают нас к театру жестокости. Вы, конечно же, читали Арто Антонена, «Театр и его Двойник». Для тех, кто слегка подзабыл – напомню. Арто основным инструментом работы «живого театра» считал жестокость. Жестокость, которая была направлена на разрушение индивидуального и осознанное подчинение необходимости. Если углубляться в его работы – даже добро, проявленное кем-либо в окружающем мире, является жестокостью. Потому что имеет целью изменение того, что есть. В основу своего практического наставления для театра Арто взял систему Аристотеля, который считал, что трагедия, вызывающая ужас, сострадание и страх, заставляет зрителя переживать за судьбу героя, тем самым очищая его внутренние авгиевы конюшни. Актёры же в «Слонике» вполне соответствуют концепции Арто – они беспощадны к себе, коллегам и зрителю. И то, что множество зрителей считают отвратительным и мерзким – всего лишь ужас, сострадание и страх. Они – вполне настоящие, не то, что фальшивые любовь, радость и дружба. Потому что глупо и бессмысленно подделывать страх. И таким образом прочищая свои внутренние фильтры, как прочищает свой кишечник волк, пожирая шерсть убитого животного, мы становимся несколько светлее. И понимание наше, заквашенное тысячами реклам и мнений, навязанных знакомыми, становится светлее. Мы понимаем, что есть настоящий кошмар и настоящее безумие в этом мире, а все напыщенные образы, скрытые под масками преуспевающих людей – всего лишь карнавал, который прекратится именно тогда, когда главные его актёры попадут в ту же передрягу, что и персонажи спектакля или кинофильма.

И здесь же снова можно вернуться к самостоятельному разбиранию своего механизма, к расчленению посредством глазного яблока, как не только к действующей практике самоочищения, но и великому религиозно-языческому ритуалу нашего времени. Времени, в котором человек уже успел препарировать и изучить всё. И остались только скальпель и он сам.



История копрофагии, как и некрофилии, началась вместе с возникновением нашего вида. Например, в «Бава Батра», одном из трактатов Вавилонского талмуда, мы можем прочесть историю царя Ирода, который после собственного суда над женой, около семи лет держал её тело в меду и вступал с ним в различные половые связи. Именно поэтому подобный тип извращений в еврейской литературе религиозного толка назван «актом Ирода». Кстати, сложно было сомневаться в чувствах царя к своей жене – после её смерти он воздвигнет в Иерусалиме башню, которой даст имя убитой супруги. К слову сказать, некрофилия, естественно, не всегда заключается в непосредственном сексуальном контакте с трупом. Самый яркий пример религиозной, возвышенной некрофилии – поклонение христиан распятию. И это не считается извращением, прошу заметить. Хотя, думаю, что даже многие христиане сейчас задумаются над тем, насколько правильно носить на своей груди миниатюрную копию погибшего в муках человека. Пусть даже и спасителя, с их точки зрения.

Если говорить о копрофагии, то она наблюдается примерно у 10% детей в возрасте между 9 и 15 месяцами. Её характерные черты - скатывание небольших комочков из кала с последующим его поеданием и попытки предложить свой кал другим детям, которые его, как правило, пробуют, а потом выплёвывают. Кстати, стоит заметить, что у большинства детей, страдающих подобным отклонением, матери имели склонность к депрессиям и паранойе. Неизвестно, передаётся ли эта особенность настроения детям, но зачастую они имеют достаточно подавленный внешний вид. Процесс копрофагии, кстати, является естественным для некоторых высших млекопитающих. И ничего зазорного тут нет, уважаемый читатель. Многие люди включают подобные странные эксперименты в программу своих половых актов, поскольку возбуждение при виде испражняющегося партнёра вводит их в своеобразный экстаз. И разве не обо всём этом когда-то писал Маркиз де Сад? Или небезызвестный Леопольд Захер-Мазох? И в своё время им было очень, очень не просто жить с подобными взглядами на человека, прошу поверить мне. И сколько лет потребовалось, чтобы мы приняли извращение за всего лишь причуду вкуса? Всего лишь за ещё одну грань оценки происходящего?

Однако явные, не зазорные на фоне всей человеческой истории копрофильские наклонности главного героя трактуются зрителем по-разному. И не будем обходить образность, ведь и диванный критик имеет право на изложение своей точки зрения! Ведь, каких только образов не найдёт воспалённый разум в простом, казалось бы, фильме. И образ Поехавшего, а иначе этого персонажа на протяжении картины, в принципе, не называют (и уход от имён, я думаю, очень удачная идея), уже ассоциируется у зрителя чуть ли не с пророком нового времени, который пытается привить свою идею обычному человеку. Как только ни трактовали этот образ: как СМИ, засоряющие сознание людей с подачи высших властей; как единственного здравомыслящего персонажа фильма, который, несмотря на свои странности и извращения, всё-таки не растерял ещё последние крохи человечности. И, вы не поверите – человечность в этом образе действительно ярко просматривается. Посмотрите этот фильм и сразу поймёте смысл поговорки «простота, хуже воровства». Однако, помимо главных героев фильма и капитана, который служит исключительно силой, движущей сюжет, существует в фильме образ и более чем родной нам. Понятный, и, в тоже время, как кажется, слишком расчётливый и социально нормальный для этого мира. Это образ, воплощённый Александром Маслаевым. Образ не мудрёный, но буквально в паре диалогов раскрытый настолько полно, что заслужил аплодисментов стоя. Если бы у этого персонажа была адекватная биография, статья, без всякого сомнения, была бы посвящена ему. Судьба героя Маслаева – судьба обычного человека, который просто хочет достигнуть большего. Намного большего. Это герой и с синдромом вахтёра, и с огромной мечтой одновременно. Но у многих мечты, как известно, не сбываются. Хотя, всё, конечно же, будет хорошо.

И о чём мы сегодня? Какова мораль нашего этого путешествия, спросите вы? Ответ на этот вопрос очень прост: мораль это миф, которого не существует без мифотворца. И как хотите, так и живите, в общем-то. Ваши проблемы не интересуют абсолютно никого. Но если вы хотите стать или просто остаться человеком, то вам необходимо будет это сделать только для самого себя. Не для минутных друзей, не для участников и участниц мимолётных романов вашей жизни. И не терять лицо важно даже тогда, когда вас абсолютно никто не видит. А извращения ... что ж, они вполне имеют место быть в нашей жизни. И фильм, о котором мы говорим сегодня, показал не самые страшные из них. Поверьте. И просматривая эту картину, возвращаясь к фрагментам из неё (а если вы серьёзно подойдёте к просмотру, несмотря на всю абсурдность и грязь произведения, то обязательно вернётесь к паре-тройке отрывков), среди неприятных и подчас ужасных сцен, вы увидите те самые недостающие слова, которые каждый зритель нашёл для себя. Сложно быть разобранным – всегда затеряется какая-нибудь деталь. И эту деталь вы найдёте в “Зелёном слонике”.

И вот перед вами великая Игра Актёров. Действительно сильная Игра. И не мудрено – вся кровь, использовавшаяся в фильме, была настоящей. И в определённые моменты, когда актёрам приходилось набирать полный рот протухшей крови, чтобы изобразить очередной фонтан, складывается ощущение – и от него не убежать – что Игра-то закончилась. И началась реальность. Попробуйте вымазать себя кровью недавно убитого животного, и вы почувствуете себя абсолютно иначе. И Игра выйдет на новый уровень. Да и идея намного глубже – на самом деле намного глубже, чем во многих современных кинокартинах, срубающих деньги лишь за счёт спецэффектов. Насколько легко быть человеком и насколько важно оставаться им? И как близки мы к грани, перешагнув которую уже никогда не вернёмся в состояние, которое зовём нормальным? Однако я обещал не вдаваться в морализаторство. И, по большому счёту, лишь вам судить, как вам хочется жить.



Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .