Зверь из Жеводана: Легенда об Оборотне

статья от 2 ноября 2016 года

Создания мрачной фантазии вроде нежити, нечисти, небыли или привидений английских замков
не так пугают, как тихий шорох в пустом доме или чья-то тень за углом.
Нельзя придумать ничего такого страшного, что бы напугало одним своим видом.
А все потому, что реальное менее ужасно, чем то, что создает наша фантазия.
Страх порождает воображение. Тем и страшен.
Антон Чиж


Огоньки свисают с высоких стеблей травы и падают в неё бесшумно и мягко. Огоньки эти проецирует Луна на влажной от вечернего дождя траве. Луна эта также проецирует страхи. В мире этом ещё нет электричества. Одиноко стоящие в лесах деревеньки засыпают с первым наступлением кромешной темноты, которая своей мрачной и загадочной пеленой укрывает не только людей. Мы привыкли воспринимать и позиционировать наш мир, как мир людей. Но также в этой ночной тишине, которую и поныне не может разогнать свет миллионов электрических лампочек, засыпают звери... Они не упорядочены в общем мире человеческих грёз и иллюзий. Это дикие и опасные твари, коим действительно нет числа. Наши соседи по планете живут не только обособленно, как некоторые сильные и скрытные хищники, но также и сбиваются в стаи, насчитывающие десятки особей, готовых не только постоять за себя, но и напасть на любого слабого, раненого или замешкавшегося путника. Путь через эти дебри, которые создало не наше сознание, но мир, в котором наше место не рассматривается как самое важное, тяжёл и тернист. Некогда человек лучше знал своих врагов. И врагами этими являлись не люди, но сперва - некие образы, то тут, то там мелькавшие в тусклом свете костров. Позже человек стал лучше понимать, что такое серьёзный и опасный хищник. Иногда человек, не без помощи фантазии, заселял окружающее его пространство созданиями откровенно фантастическими. А потом начал понимать, что волк - это всего лишь волк. Человек следил за зверем, а зверь смотрел в глаза человеку. И страх, в процессе понимания тех, кто живёт рядом с нами, понемногу отступал. Пока в Средневековье в определённых сводках не начинали появляться истории о существах, которые Переступили Черту. Таких одиночек люди побеждали испуганным гуртом. Люди вооружались вилами и топорами, сбивались в пугливые группки по паре десятков человек и шли убивать тех самых неясных Драконов и бестий, что таскали скот и нападали на стариков и младенцев. Человек уже умел противостоять своим кошмарам и страхам. Но в некоторых случаях отлаженная система давала сбой и её винтики охватывала паника. Такими пугающими существами являются хищники, что давали человеку сто очков вперёд. Всем известна история безгривых львов из душной и тёмной пустыни Цаво, терроризировавших чернокожий континент во время крупномасштабного строительства железной дороги. Многие из вас видели фильм "Призрак и Тьма", основанный на этих событиях.

Но существовал в истории человечества и другой страшный и кровожадный Зверь. Тот, кто нападал исключительно на людей и вёл себя чрезвычайно хитро и ловко. Тот, кто охотился не как типичный хищник. Тот, что предал свой инстинкт. Либо действительно являлся не тем, за кого его принимали. Не животным даже. И тогда уже можно говорить о другой логике охотника за человеческим мясом. О логике универсального хищника, обладавшего повадками как Зверя, так и ... Человека. История о самом опасном и, пожалуй, самом страшном хищнике, с которым только сталкивался человек на протяжении своей истории... Зверь из Жеводана в "Лабиринтах".




Истории о чудовищах начали своё существование тогда, когда началась история человечества. Но нам сложно представить, что, например, древний человек, ещё вполне мог сталкиваться с такими гигантами своего времени, как пещерный лев или мегалания (огромный варан, который мог достигать веса двух тонн и длины в 9 метров). Учёные находят новые кости и собирают из них новых чудовищ, существование которых ранее было невообразимым. Но открытия их связаны не только с ископаемыми видами. Например в прошлом году наука узнала о существовании целой группы различных обитателей нашей планеты. Среди них как забавные курносые мартышки, которые чихают во время дождя, если не спрячутся от капель воды, так и хищники - несколько неизвестных ранее подвидов варанов, подвид хищных кошек онцилл, а также миниатюрных египетских волков, которых некогда описывал сам Аристотель. Подобных открытий за последний век было сделано очень много. А криптозоология, например, вполне оптимистично смотрит на то, чтобы доказать существование снежного человека и прочих ныне неизвестных науке существ, случаи столкновения с которыми год от года становятся всё более частыми. Сегодня наша история пойдёт об одном таком уникальном случае. То ли о волке, то ли об оборотне, который терроризировал французскую провинцию Жеводан. И сейчас электрический свет должен померкнуть. Эта история - история для костра или факела. И для того, какие чудовища скрываются в их слабом подрагивающем свете.

Психология волка проста и незамысловата. Живущие группами от 7 до 12-ти особей звери редко набрасываются на людей. Они предпочитают крупной добыче мелкую, поймать которую не представляет особых усилий. Взрослый умудрённый опытом сытый одинокий волк, которому не нужно выкармливать волчат, как правило, не часто бросается на огромного сильного лося в одиночку, если лось не ранен, а волк не настолько голоден, чтобы рисковать своей шкурой. Легенды о безумных чудовищах, которые охотятся на крупных и сильных зверей, скорее досужие байки, нежели реально (и регулярно) имеющие место быть факты. Также недалёкие и лишь частично знакомые с психологией человека умники утверждают, что наши древние предки только и делали, что гуртом охотились на мамонтов изо дня в день. Конечно же существуют доказательства такой охоты. Но рисковать своей жизнью не хотел никто. Охота - это процесс, который готовится заранее и должен быть выверен в сторону максимально удачного для охотника результата. Именно на основании этих идей современные прогрессивные учёные всё чаще склоняются к тем выводам, что человек в начале своей видовой "карьеры" был скорее падальщиком, который следовал за группами хищников, частично питаясь оставленным после них мясом. И уже исходя из этих наблюдений стоит заметить, что история нашего сегодняшнего героя необычна даже для человека. Для дикого зверя она - уникальна.

Первый случай встречи со странным хищником произошёл в самом начале июня 1764-го года в лесу Меркуар французской провинции Жеводан. Тогда странный и очень самонадеянный одиночка попытался напасть на пастушку, которая проходила мимо леса со стадом быков и коров. Зверь не оценил силу рогатого скота и был вынужден ретироваться в лес. Об истории этой довольно быстро забыли. Но уже в конце того же месяца юная Жанна Буле была найдена разорванной на части около деревни Юбак. Стоило заметить, что с самого начала странное поведение животного было абсолютно нетипичным для хищника. Казалось, что Зверь не охотился, но просто убивал ради удовольствия. Эта точка зрения окончательно подтвердилась в сентябре того же года, когда за один месяц волк отправил на тот свет пятерых детей - трёх девочек и двух мальчиков. Почерк был всё тот же, что позволило сказать об одном животном, которое нашло свою странную стратегию в вопросе охоты на человека. Но воспринимать зверя адекватно людям мешал один факт - животное казалось безумным. Оно охотилось не ради еды. А ради убийства. Зверь начал страшный отсчёт, который на три года зальёт кровью весь Жеводан.

В конце октября двое охотников встретят Зверя в лесу. Они ранят его, но убить так и не смогут. Кровавый след чудовища приведёт их к очередной разорванной в клочья жертве. Достоверные описания хищника, в которых начнут сходиться все пострадавшие от его когтей, появятся лишь ближе к концу января следующего года. К тому времени кровь уже будет течь рекой, а немногочисленное население пострадавших от когтей Зверя деревень будет считать нападения своеобразным вызовом, брошенным природой человеку. Чудовище явится людям во всей своей красе в злополучный период, когда будет не просто регулярно совершать свои вылазки, но станет убивать по несколько человек в день, организуя лишь небольшие перерывы в своём ужасном занятии. Оно нападёт средь бела дня на группу взрослых мужчин с вилами, не испугавшись грозного оружия. Мужчины тоже не спасовали: они уже слышали о том эпизоде нападений, в котором несколько подростков камнями смогли отбить своего младшего товарища и практически вытащить его из пасти Зверя. И вот чудовище снова решило взять реванш. Смело, дерзко и решительно.

Сумевшие выжить мужики будут рассказывать невероятные небылицы, которые, в итоге, найдут своё подтверждение и в последующих описаниях Зверя: рыжее существо размером немногим меньше коровы на своей спине имеет чёрную полосу лохматой шерсти. Хвост чудовища на конце имеет отчётливо различимую кисточку, а его морда, слегка вытянутая, больше похожая на морду борзой, снабжена огромными устрашающими клыками. Мужчин также поразила манера охоты зверя: он подкрадывался достаточно тихо, а приблизившись к потенциальным жертвам приподнимался на задние лапы, нанося сокрушительные удары передними. Самое странное, что будут отмечать современные нам биологи - описание животного походит на описание огромной чудовищной гиены (если исключить несколько деталей и предположить, что гиена могла появиться во Франции и достичь невиданных размеров). Зверь не целился в руки и ноги. Он метил жертвам в лицо. И был настолько проворен, что сумел избежать ударов вилами, в итоге решив отступить с места неудачного нападения. Именно после этого случая местные жители заговорили об оборотне: существе мифическом, но более подходящем к образу данного хищника, нежели обычный волк.

Легенды об оборотнях живут в человеческой истории на протяжении тысяч лет. Они известны нам из мифов и преданий: история царя Навуходоносора, страдавшего, по всей видимости, типичной формой ликантропии (впервые описанной, кстати, Зигмундом Фрейдом по состоянию здоровья одессита Сергея Панкеева), история Вещего Олега - князя-оборотня, множество греческих легенд. Все эти байки слабо укладывались в головах человека любой эпохи. Но они никогда не отставали по своей популярности от всем известных историй про вампиров. Мы всегда боялись того, что наша человеческая природа уступит неким внутренним инстинктам, которые каждый из нас скрывает за маской добропорядочности. Мы всегда боялись того, что наша психика пошатнётся, а контроль над собой будет потерян. И сквозь так тщательно создаваемый нами образ хорошего парня рано или поздно начнёт просматриваться дикая животная природа, которой внутри каждого из нас хоть отбавляй. И в этом ракурсе истории об оборотнях выглядят вполне актуальными. Никакой мистики. Никакой загадки. Чистая психология в её первозданном виде.




Интереснейшим является тот факт, что подобного Зверю из Жеводана чудовища более не встречал никто и нигде. Но вот они - доказательства его существования. Разбросаны кровавыми ошмётками прямо перед вашими глазами. Жертвы эти, которые вызывают недоумение своим огромным количеством, в таких объёмах не нужны хищнику для пропитания. Тем более не зафиксировано непосредственных случаев, чтобы Зверь был настроен по отношению к человеку исключительно гастрономически. Все его жертвы, которых он убивал с относительной лёгкостью и переменным успехом, казались исключительно предметом спортивного интереса обезумевшего животного. Любой зверь, также как и человек, руководствуется своей специфической звериной логикой. В данном случае логика отсутствовала напрочь. Можно было бы утверждать, что Зверем является волчица, у которой забрали щенков. Но даже если такой случай и имел бы место быть, то волчата эти были бы слишком странными, чтобы охотники умолчали о них.

Среди версий о природе существа, которое сегодня стало главным героем "Лабиринтов", все несостоятельны. После убийства чудовища, о котором будет идти речь, охотники, знающие в лицо каждую белку местных лесов, так и не смогут определить, что за зверь охотился за человеком в тех местах: это не был волк (исходя из тактики охоты и внешних данных), не была гиена (у гиены плохой прыжок и явные отличия в "походке"), не был леопард или ягуар (которые обладают манерой охоты Зверя, но не соответствуют его описанию), не была рысь (исходя из описания движений животного и его размеров). Криптозоологи выдвигают невероятные теории, заселяя окрестности Жеводана эндрюсархами, вымершими около 36 миллионов лет назад или саблезубыми тиграми, вымершими ещё на 4 миллиона лет ранее. Церковники утверждают, что Зверь являлся оборотнем или демоном, злонамеренно, либо по воле Господа, посланным во Францию, чтобы призвать людей к ответу за грехи. Вы вольны выбирать любую из этих теорий, углубляясь всё дальше в леса провинции Жеводан и строя свои фантастические предположения.

Когда вы выбираетесь в дикий лес... Чуете ли вы опасность, которая исходит от него? Или ваши головы полностью забиты мыслями о единении с природой? Не думаете ли вы о том, что единение с природой также происходит, когда хищник настигает жертву? И не заселяете ли вы окружающее вас дремучее пространство существами Иного толка, которые следят за вами и наблюдают? И чем более богата человеческая фантазия, тем более жуткие бесплотные монстры могут родиться в ваших головах. Впрочем, среди бесплотных порождений нашего подсознания, в лесу обитают и вполне материальные хищники. Не вовремя потревоженный медведь или лось, а уж тем более дикий кабан, могут стать свирепыми противниками при встрече тет-а-тет. Собственно, это прописные истины. И тут даже не стоит употреблять слово "противник". Речь идёт о том, что любое крупное дикое животное в разы сильнее человека. И если не соблюдать элементарные правила безопасности, то самая обычная прогулка в лес может стать последней. Можно, например, вспомнить немногочисленные, но проверенные данные относительно тигров-людоедов Приморья. Несколько ослабленных особей этих хищников время от времени наводят панику на местное население. Слабые, зачастую пережившие серьёзные ранения, но, без сомнения, хитрые животные, для которых жертвой становится человек - существо, которое, скорее всего, никогда не попало бы в их пищевую цепочку при нормальных условиях звериного существования. Мы же имеем дело с созданием, осознанно выбравшим путь убийства. Здоровом, сильном, хитром и проворном Звере.

В январе 1765-го года, когда весть о чудовище дошла до короля Людовика XV, в Жеводан отправляется его лучший охотник Жан-Шарль-Марк-Антуан Денневаль, на счету которого более тысячи умерщвлённых диких волков. Чёс, организованный Денневалем с февраля по август, принёс определённые результаты: было убито множество волков, но Зверя в их числе не было. Нападения продолжались и Людовик отправил в Жеводан Франсуа-Антуана де Ботерна. Де Ботерн и его группа добровольцев прочёсывала местные леса дюйм за дюймом, отправив к волчьим праотцам ещё более тысячи местных серых хищников. В итоге им на пути попался необычайно крупный волк - около 80 сантиметров в холке, чуть более 1,5 метров в длину и 60 килограммов весом. Животное было убито. Оценив размеры добытого трофея, на который так и не наткнулся Денневаль, охотники решили, что им удалось поразить то самое чудовище. Тем более, что в желудке хищника были найдены клочья одежды, что доказывало его причастность как минимум к одному недавному нападению на человека. Незадолго до этой удачной победы де Ботерн также встретился в лесу с персонажами, которые занимают не последнее место в истории про Жеводанского Зверя. Жан Шастель и двоего его сыновей однажды попались на пути охотников и вступили с ними в перепалку. У де Ботерна не было времени церемониться и он отправил трёх истеричных мужчин в камеру, чтобы те проветрили голову и подумали над своим поведением. Как ни странно, но нападения Зверя, после убийства огромного волка, на некоторое время приостановились. Франсуа вернулся к Людовику, а из "Волка из Шаз" сделали чучело, которое было предоставлено королю, как доказательство успешно выполненной работы. Чудовищная кровавая история, казалось, получила своё логическое завершение. Однако в середине ноября Жан, Антуан и Пьер Шастель были освобождены из-под стражи. А в начале декабря чудовище вернулось в деревни. Оно вернулось ещё более уверенным в себе: вечерами подходило практически вплотную к домам и стало намного наглее и злее, чем раньше.

На фоне этих странных совпадений особняком выделяется Антуан Шастель. Его часто называют достаточно загадочным и слишком необычным для классической французской провинции человеком. Связь Антуана со Зверем крайне часто создаётся всеми, кто тем или иным образом затрагивает вопрос о происхождении Зверя. В молодости юный Шастель, которого влекла дорога приключений, успел побывать практически везде, включая плен алжирских пиратов. Неизвестно, чему Антуан научился в племени чернокожих берберов, но он жил отдельно от своих родственников на горе Мон-Мушэ и дрессировал собак. Родственники отдавали должное этому приключенцу и говорили, что Антуан совсем недурственно справлялся с дрессурой. И можно было бы утверждать, что Антуан привёз с собой из-за моря ягуара или другое дикое животное. Но описание Зверя от этого утверждения не изменится. И неизвестный науке хищник не откроет своего облика.

Кстати, возможно, что именно эта история легла в основу гениальной "Собаки Баскервилей" Конан Дойла. Ведь стоит отметить, что как достаточно осведомлённый в исторически описанных мистических или просто загадочных случаях, Артур вполне мог обратиться к истории Антуана и странного чудовища, которое молодой человек мог дрессировать и натаскивать на людей многие годы. Загадку нашего персонажа этот факт не решает, но создаёт ещё один возможный вариант развития событий, которые, вполне может быть, и легли в основу идеи относительно причастности Антуана к истории кровавых убийств. Однако, о нём мы ещё успеем поговорить. И успеем поговорить о том, был Зверь один, либо их было несколько.



А в полночь он
становится сам
волком клыкастым.
И вот по ночам,
Нюхом сыскав
свою мерзкую пищу,
грызет мертвецов
на сельском кладбище.

Петух прокричит,
займется денница,
волк в человека
вновь обратится.
Все эти страсти
сном он считал,
но вкус мертвечины
во рту ощущал.


Этот отрывок из произведения классика норвежской литературы Пера Сивле посвящён одной из предполагаемых ипостасей нашего сегодняшнего героя. И стоит заметить, что страх человека перед чем-то сверхъестественным зачастую в разы сильнее страха перед банальными убийцами и насильниками. Почему абсолютно нелогичный ужас в умах Человека Разумного в разы переигрывает рациональные страхи? Причём речь идёт не только о суеверной толпе, но и о вполне здравомыслящих людях. Иногда даже начинает казаться, что разницы между этими категориями людей нет и чудовище, природа которого неясна, а существование официально не доказано, одинаково тревожит умы как мудрецов, так и рядовых горожан. Это вопрос, на который однозначного ответа не даст и десяток психологов: почему нелогичный страх перебарывает страх логичный, если мы имеем дело даже с человеком научно подкованным, современным ДУМАЮЩИМ человеком? Ведь это несомненный факт: не многие из нас осмелятся провести хотя бы с четверть суток в тёмной лесополосе в полном одиночестве. Жуть начинает накатывать на человека тогда, когда он остаётся один на один с природой и электрический свет схлопывается и меркнет. Для такого обречённого последние лучи заходящего солнца уже ассоциируются с чем-то жутким. И вот возвышается Луна. Круглая и мертвенно-бледная она предательским светом своим рассеивает нашу логику и заставляет погружаться в тёмные воды собственного подсознания. Нельзя сказать, что человек в таких случаях испытывает Ужас. Он испытывает тревогу. А тревога - это то агрегатное состояние ужаса, которое не проявлено и не может реализоваться. Там, где нет и намёка на ужас, но активно творит свои узоры подсознание, тревога становится кошмарным пугалом. И в любой коряге, слабо выхваченной светом Луны мы уже видим озёрное чудовище, вылезшее на берег, а в любом силуэте искажённых деревьев вырисовываем себе образы изломанно-извращённых фигур. "Мертвецов без рук и без голов", сошедших со страниц произведений Лавкрафта. Стоически несущих свою вахту и немым замогильным недружелюбием встречающих блуждающего в лесу человека.

Впрочем, мертвецы Лавкрафта не погубили столько душ, сколько наш сегодняшний персонаж. В определённой сфере эти образы даже не могут подвергаться сравнению, поскольку они живут (а любой существующий образ живёт) в двух разных плоскостях. Только Зверь преодолел в себе литературность и поднял голову, вырвавшись со страниц древних преданий и легенд. Так оживают страшные сказки, так тревога от Непроявленного меняется на истерику реализовавшего себя ужаса. И даже если Зверь был (что абсолютно логично) не существом, поднявшимся из бездн Ада, то сам образ оборотня и чудовища нашёл мишень для своей реализации именно в нём. И это значит, что культура и жизнь человеческая во многих моментах сплетены намного крепче, чем мог бы предположить каждый из нас. Мы привыкли думать, что литература, искусство, мистицизм и мифология - явления, стоящие особняком друг от друга. Но смею Вас уверить: всё, что варится в человеческой голове сплетается в Прекрасные или Ужасные (как в нашем сегодняшнем случае) узоры. Всё, что помещено в наше сознание и историю культуры человечества, связано между собой. И поспорить с этим, конечно же, невозможно.

Почти год с 1 декабря 1765-го по 1 ноября 1766-го Зверь регулярно наведывался к людям, хотя и начал появляться на публике реже. Он был хитёр и изворотлив. Его проворность была невероятной. Немногие выжившие после нападений могли дать внятные комментарии, однако внешнее описание чудовища не изменилось, что говорило о неудаче королевских охотников. Впрочем, стоит отметить, что Волк из Шаз, в чьём желудке были найдены клочья человеческой одежды, по цвету шерсти действительно подходил под описание Зверя. Но на теле его, между тем, не было обнаружено никаких ранений, нанесением которых хвалились те самые охотники, которые шли по кровавому следу подстреленного чудовища в конце октября 64-го года.

Удивительное затишье наступило в ноябре 66-го. Казалось, что Зверь ушёл из этих мест. Прекратились убийства. И это удивительное поведение связать было не с чем. Ни охоты на Зверя, ни активных облав в то время не предпринималось, что внесло в историю о Жеводанском Убийце ещё больше досужего вымысла. По февраль 1767-го Зверь будет совершать лишь редкие вылазки и задокументированных случаев нападения на людей будет чуть больше четырёх десятков. Ужасающая цифра. Но на фоне лишь недавно объявленной охоты на человека и её результатов - удивительно низкая активность. В следующие три месяца чудовище вновь начнёт активно выходить из леса и заберёт души ещё 35-ти человек.

Развязка придёт совершенно неожиданно: Жан Шастель (тот самый отец из загадочной семейки) подстрелит Зверя 19 июня 1967-го года. Особой изюминкой на вершине этого безобразного кровавого пирога станет факт, который то ли имел место быть, то ли просто является подлогом историков: ружьё Жана было единственным ружьём, заряженным серебряными пулями. Семейка Шастель была вообще достаточно странной, но в подобном кошмаре во время общей подготовки к облаве никто просто не обратил внимание на то, что полоумный Жан заряжает в ствол. Награда Шастеля была относительно скромной - 72 ливра. Душегуб будет описан так: "99 см от верха головы до основания хвоста, непропорционально крупная голова с сильно вытянутой мордой и длинными клыками, очень длинные передние лапы. На глазах имеется третье веко. Зверь покрыт толстой серо-рыжеватой шерстью с несколькими черными полосами".

Дальнейшая история тела Зверя так и остаётся неясной. Кто-то говорит, что его сперва возили по деревням, выставляли напоказ, чтобы убедить суеверных крестьян в смерти чудовища. Кто-то говорит, что Зверя сразу же отвезли королю. К сожалению, местные крестьяне понимали в таксидермии не больше, чем свинья в апельсинах и сделали из тела Зверя такое отвратительное чучело, что оно начало разлагаться ещё по пути к королевскому двору. Людовик ХV юмор не оценил, засвидетельствовал подлинную "животную" природу чудовища, не утруждая себя копанием в мертвечине и повелел то ли выкинуть чучело, то ли сжечь его, то ли отправить для "утилизации" ближайшим родственникам маркиза д`Апше, который командовал той самой облавой, окончившейся успехом. Если верить последней версии, то чучело закопают в саду дома семьи де Ла Рофшуко. Дом этот будет разрушен в 1825 году и уже навсегда унесёт с собой тайну загадочного зверя, идентифицировать которого учёным так и не удалось. Отныне чудовище больше никогда не видели в Жеводане. Впрочем, вслед за Зверем как сквозь землю провалился и Антуан Шастель, которого так и не смогли найти не живым, ни мёртвым.


Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .