Пигмалион: руки мастера

pigmalion
статья от 17 июля 2015 года

А что такое жизнь, как не цепь вдохновенных безрассудств?
Бернард Шоу
"Пигмалион"

Сегодня, уважаемые дамы, мой гость вам категорически не понравится, как не понравится и сегодняшний склад моих мнений. Хотя, если вы готовы объективно оценивать реальность - прошу сюда, на постамент. Сегодня вечером я почувствовал, что что-то случилось с моими руками. Они изменились, стали грубее и, как я понял, знали прикосновение к мягкой податливой глине, из которой мы лепим друг друга. Обидно, конечно, что для создания образа некоторых людей мы используем совсем не глину... но, за мной таких грешков не водилось. За редким исключением, конечно же. Но глина - это не тот материал, который стоит внимания нашего художника. Он грязен и низкопробен. И после этого в моей голове родилось ещё одно воспоминание - прикосновение к гладкой поверхности ослепительно белой слоновой кости...

И были времена, когда мы ваяли из первого попашегося материала. Тогда мы просто не умели выбирать и не ценили истинную красоту и чистоту женщины. И в любой другой раз я бы мог сказать, что не так важен материал, как вложенная в работу энергия. Но только не сегодня. Сегодня, простите меня, я буду работать не с каждой... Я слишком ценю свои чудесные руки ваятеля, чтобы испачкать их о тестообразную глину или грязь. Я слишком ценю их для того, чтобы сливаться с вонью липких тел, получаемых из этого материала...

И речь мы поведём о величайшем из искусств - искусстве создания женщины. Женщины как образа. Не как живой, нервной, полной комплексов и остервенения Лилит, место которой за ширмой человеческого восприятия в звериной клетке... И я сказал, что не понравлюсь вам, наполненным тягой к низменному пороку, расплёскивающих похоть и истекающих всеми физиологическими соками.

Я проснулся не засыпая. Поднял свои руки с кровати и понял, что мой гость оставил мне их для того, чтобы я мог рассказать эту странную, дикую, но до одури удивительную историю. Я его не видел, я его не знаю. Я не знаю зачем он пришёл, но я почувствовал эту неимоверную тягу и огромную силу пальцев... И тем из уважаемых женщин, кому в самом начале хватило силы духа остаться здесь и не было унизительно больно, я пожалуй, готов приоткрыть эту завесу тайны, но предупреждаю - сегодня девушкам вход на эту территорию заказан. И если вам ещё хочет поистязать себя и проявить свой врождённый мазохизм, то пожалуйста, вперёд... Но я не гарантирую, что сегодня всех самых самостоятельных из вас, самых самодостаточных и тех, кто лучше мужчин разбирается в жизни, не окатит из ушата собственным дерьмом и слащавой похотью. И готовы ли вы проверить, насколько сильна ваша воля и чувство уравновешенности? Готовы ли вы, скованные в цепи бессилия, оказаться главным блюдом на этом столе расчленения скотского на вселенское? Ну же... Шаг вперёд!

Пигмалион в "Лабиринтах".



Начиная нашу сегодняшнюю историю, нужно принять во внимание тот заряд цинизма, негатива и отвращения к женщинам, который был свойственен нашему персонажу. И не просто принять во внимание, но пропитаться духом этих настроений, почувствовать на губах всё отвращение и стыд, которые вязкой кислой массой уже оседают на кончике языка и в ключевые моменты заставляют реагировать определённым образом. И посудите сами, что может быть отвратительнее лживой женщины, которая, ради следования своему инстинкту и самостоятельно придуманным правилам уже отвергает богов и их законы? И если вы назовёте эту женщину свободной, то я назову её лицемеркой и, более того, преступницей. Ведь не каждую строптивую лошадь Боги, в итоге, низвергают до уровня проститутки. Ведь что такое проститутка, по большому счёту? Это некое похотливое животное, которое живёт лишь за счёт утоления низменных плотских инстинктов. Аналогично овце, связь с которой не возбранялась в Греции, жертвенная шкура проститутки всего лишь заменитель стоящих отношений - с мужчиной, с женщиной, уже не так важно... Но каков рецепт понятия "проститутка"? Немного безбожия, цинизма, полное отсутствие каких-то подвижек для изменения себя. Если это элитная особа - безумная доля лени, мешающей осознать всю грязь происходящего и заставляющая довольствоваться собой на заданном уровне. И вуаля! Иногда в этот гремучий коктейль ещё добавляется жалость к себе или гордость за свою профессию. В отдельных клинических случаях. Но мы, впрочем, ушли несколько в сторону. Ведь все известно, за что женщина любит мужчину. Но за что мужчина может полюбить женщину? Вот действительно важный вопрос! И мы не берём в расчёт плотское слишком плотское. Мы берём в рассчёт уровень идеала - не меньше! И хоть о поисках идеала говорят, как правило, девушки, давайте и мы с вами обрисуем этот образ. Образ свободный от грязи, мерзкой затхлой липкости и смрада истекающих похотью тел.

Сегодня, помимо основного повествования, я открою вам несколько женских секретов, уловить которые мы с вами, как правило, можем лишь на уровне инстинкта. Ведь, как всем вам известно, мужчинам секреты, как правило, не нужны. Это женский удел, женский багаж, в который складываются ненужные запчасти или спасательные принадлежности на случай внезапных перегрузок. Мужчина же, как правило, либо болтается на канате без страховки, либо валяется на диване без зазрений совести. И конечно же все мы привыкли относить себя к первой категории мужчин. Впрочем, не об этом сейчас.

И история нашего персонажа, как и завещал незабвенный Зигмунд Фрейд, берёт своё начало в детстве. Ещё полвека назад психологи размышляли о том, что вся наша картина мира создаётся в детстве. Они ещё не знали о пренатальном периоде развития, что не сильно ущемляло их теории. Да и современные психологи, которые считают, что они "на гребне волны", привыкли жить в закупоренной ракушке, несмотря на то, что должны понимать суть собственных методов. И суть внутреннего обогащения новыми знаниями. Именно так я хочу оправдать в ваших глазах вас самих и фразу "всё берётся из детства". Так вот, детство нашего персонажа, естественно, было связано с богами. Если немного адаптировать слова Януша Корчака, каждый ребёнок думает о религии в десятки раз больше, чем все богословы мира вместе взятые. И наш мальчик, конечно же, из таких. Но в определённом возрасте он встречается с женщинами, которые не признают богов и откровенно смеётся им в лицо... И может ему стоило бы призадуматься о верности их убеждений, но кара настигнет этих несчастных слишком быстро, а сам Пигмалион - сын Бела и Анхинои окончательно утвердится в женской глупости и безрассудстве.

Уединённость и отшельничество не бывают в тягость, когда твою жизнь окружают искусство и музыка сфер. Когда ты действительно занят творчеством, а не выпускаешь товар с оглядкой на его окупаемость или количество запавших на него поклонниц, тебе, как правило, нет дела до окружающего мира. Стены твоего внутреннего вигвама разрисованы бабочками и дикими хищными птицами. И когда ты снова входишь в свой ключ, в это странное состояние между этим миром и тем, ни одна из существующих снаружи проблем не имеет для тебя важного значения. Тем более отношение к тебе каких-то женщин, которые, как правило, не заинтересованны тем, что ты делаешь и не собираются погружаться вместе с тобой в твои творческие миры, а просто желают откусить кусочек от большого пирога творческой личности. В любом случае, художники и скульпторы, талантливые писатели и поэты в ста процентах случаев сложные персонажи. И в том их прелесть! Если мы вновь обратимся к цитатам и наложим одну из них на кальку нашей сегодняшней жизни, мы подтвердим положение о том, что если с человеком легко быть рядом, то и расставаться с ним тоже легко. Но если человек сложен и многогранен, жить без него с момента прощания будет настолько же трудно, как и жилось вместе с ним...

Со временем Пигмалион станет одним из самых талантливых скульпторов острова Крит и Греции в целом. Но нет упоения тоске. В работах и отдыхе, в своём громогласном одиночестве он видит образ, который рождает эту гениальную задумку - новую статую из слоновой кости, которую уже хочется создать... И главное героиней, единственным персонажем, который будет присутствовать в этой работе мастера, станет неизвестная девушка, внешность которой сложится у великого скульптора в голове в мгновение ока...

Одиночество способно сложить в вашей голове множество удивительных пазлов, выбор которых абсолютно не зависит от вашей воли. Или вы можете посчитать, что не зависит. Когда голову сжимают тяжёлые тиски самоконтроля, некий дух, фантом, просачивается наружу в районе вашего виска, чтобы начать отдельно от вас реализовывать свою волю. Так происходят удивительные ситуации из рода "так должно было случиться", которые вы считали заблокированными собственными усилиями. И воплощаем их мы же сами, мазохично и осознанно, заранее предугадывая собственное волнение и негодование. Но рано или поздно время просто приходит и событие случается. Оно обусловлено исключительно причинно-следственной связью, а потому - вашей волей. Это своеобразный привет из прошлого. И этот привет в руках нашего сегодняшнего мастера уже обрастает слоновой костью, вырисовывая самые прекрасные и самые божественные черты из возможных. Ведь только созданная тобой женщина может стать идеалом для тебя. Но остановись и будь внимателен! Этот труд требует огромной самоотдачи, мастерства, а также силы. И только размеренная сила мастера, приложенная в нужный момент, заставит гибкий и противоречивый женский характер принять нужную позу и совершить нужный жест. И каждый мужчина - скульптор. Только возникает один вопрос - плох он в этом процессе или хорош? Насколько он одарён и искушён в великом соблазне укротить огонь и даровать свободу посредством заключения очередной бескрылой птице, застывшей перед ним в данную минуту? И делание этого скульптора в сглаживании углов, приманивании и затягивании петли, в обеспечении сладкого марева, которое затмит глаза предмету его работы... У бестолковых скульпторов произведения обрастают крыльями. И стремятся вверх, в вышину, как на сжигающий его огонь летит мотылёк. Туманы и силки не помогают и, однажды вырвавшись, такая птица улетает в небо, обречённая на вечные метания в поисках новых, более изощрённых силков и насильного, но такого манящего счастья. Любая женщина, не обличённая архетипом воительницы, мазохична. И, отсекая ей крылья, скульптор дарит ей великую свободу быть собой. Быть желанной пленницей при покорном слуге, крепко сжимающем в руке нож...




Во времена, когда феминизация была невозможной, женский образ имел свой первозданный вид. Как и любые ограничения, это ограничение способствовало развитию гендера как такового. И не стоит думать, что греческие традиции ушли безвозвратно. До сих пор, находясь в музеях и картинных галереях, многие мужчины с тоской наблюдают представленные там женские формы и характеры. Ведь были времена, когда женщина позволяла себе быть женщиной! Она не искала оправданий и псевдопричин, чтобы не быть ей. И её лоснящийся и сытый гендер питал сердца и умы мужчин. Питал своей животворной женской силой все существующие формы политики, войны или искусства. Женщинам посвящали холсты. Про женщин на каждом шагу слагали настоящие оды. Сегодня же мы имеем полное размытие женского и неприкрытый интерес девушек к мужским профессиям и обнажённым мужским телам - вырождение изначальной гендерной культуры и преломление истинного женского образа, как такового. Ни о какой эволюции женщины не может идти речи. Это не эволюция, а падение в канаву с высоты стремянки. Искусство изображать женщину слабой и женственной закончилось во времена возрождения. И то, что мы имеем после - заказные портреты или штампованные Галатеи, созданные по мотивам возрожденческой технологии кальки, которые не пропитаны данностями и реалиями наших дней. Женщина сегодня - странная и нежизнеспособная пародия на те образы, которые некогда дурманили и воскрешали умирающий мир. Из живительного источника женщины всё чаще перерождаются в отравленное собственной надменностью болото. Да, искусство ещё помнит художников, которые умудрялись зафиксировать у себя на холсте женское слишком женское. И это, конечно же, Дега, это, конечно же, Тулуз-Лотрек. Но насколько одиноки они во вселенной, полной неинтересных женщин! И не стоит говорить о том, что любая женщина интересна - это очередной гендерный миф и очередное оправдание. Вы можете жить с неинтересной вам женщиной и боготворить её, оплести себя дымкой фантазий и желаний, попыток открыть в ней её истинную натуру. Но в голове вашей, в мыслях, будет всего лишь два архетипичных образа - Лилит и Ева. И в эпоху постмодерна мы сталкиваемся с тем, что ни того, ни другого в нашей жизни уже просто нет. Лилит, наглухо закованная патриархальным мировоззрение покинула нас давно. А Ева растворилась буквально вчера, потому что именно вчера женщина взяла в руки молоток и... перестала интересовать мужчину.

Но персонаж, который сегодня на ваших глазах подарит жизнь своему новому творению, конечно же, истинный мужчина и не смотрит на порвавших с женственностью девиц. Он более всех остальных предвосхищает поражение женского начала и замечательно чувствовал бы себя в нашем мире. Замечательно для своего творчества, разумеется - также растерянно, также одиноко и также непреклонно. И именно в таком и только в таком состоянии мужчина сможет найти идеальную женщину. Не в баре и не на тусовке, не во время безграничной радости и пьяного веселья - на утро угар унесёт за собой все смыслы, которые навеял. Мужчина в состоянии аффекта всегда немного выше себя и пытается схватить либо полуфабрикатный продукт, который либо не имеет своего собственного вкуса, либо товар с моральной уценкой - откровенную проститутку. Муза спускается тогда, когда ты стоишь рядом с кучей разрозненных деталей самого себя. И свет сверху уже озаряет и тебя и этот набор изначально готового на всё материала. Тогда ты начинаешь творить. Вытёсывать, стругать, высекать из камня или фиксировать на холсте. И в этом творении ты изображаешь прежде всего отголосок себя. Изображаешь то прекрасное, понимание которого ускользает от тебя во время безумного веселья, когда хочется не умниц и волшебниц, но самых грязных потаскух, которые мастерски владеют приёмами, нужными праздному мужчине. Но если ты будешь проводить с проституткой каждый день - будешь ли ты счастлив? Требуется ли тебе это клеймо, это ярмо на шее, цокающие копыта которого тебе уже не по зубам, от веса которого ты устаёшь? И это не точка зрения слабого мужчины. Это точка зрения зрелого мужчины, который понимает чего хочет от женщины. И пока мужчина воитель и добытчик, пока он художник и плотник - его желание первостепенно. И его желание необсуждаемо.

И вот, в один прекрасный день наш главный герой, чьё лицо теряется за вашим, уже начинает процесс создания своей удивительной музы. С прелестных ступней и лодыжек, конечно. От белых чувственных бёдер поднимаясь всё выше и выше. И красота собственного гения уже не даёт художнику (и это не опечатка - любой творческий человек является художником) покоя, будит во сне. И вы знаете... я иду к этой статуе. Я иду к ней, понимая, что нет ничего прекраснее на земле. И его руки, которые я ощущал своими руками, уже разрослись образом, поглотив меня самого. Мне не спится ночью. Я не могу заснуть утром. Ночь или утро, день, вечер - ничто не имеет смысла, когда ты распахиваешь занавеску и её прекрасное тело уже освещает луна... Или солнце - не так важно. И многоликая пропасть душ внутри уже вопит, что ты сошёл с ума, но над кожей этой Галатеи уже застывает неловкое движение моей руки повторяющее форму её фигуры... И разве не я сам её создал? Разве не я сам создаю её в данную минуту? Я - тот, кто привык уходить в сторону и говорить: "Нет!". И когда я сам себе запрещаю продолжать ЭТО, работа приостанавливается. И можно лишь припадать губами к холодным пальцам ног, обнимать ... И неимоверной силы разряд электрического тока уже пронзает тебя. Тогда ты берёшь нож и...

Синдром Пигмалиона совершенно странно и, скорее всего, чисто теоретически привязан в психологии к понятию "патология". Синдром Пигмалиона слишком широкое и неоднозначное понятие. В его рамках можно рассматривать обожание человеком искусства своей работы. Нездоровое или вполне логичное влечение к ней. Синдром Пигмалиона - это восхищения спортсмена собственным результатом. Синдром Пигмалион - это восхищение человека предметом искусства, мания одержимости, стремление овладеть прекрасным. Как правило - статуей, но, возможно, и картиной. Как не трудно догадаться одним из крайне вожделенных новыми пигмалионами объектов искусства является "Джоконда" Леонардо.

Синдром Пигмалиона также просматривается в фанатичной попытке уничтожения сокровенного желанного предмета. Уничтожение это основано на осознании факта невозможности обладания желаемым. Но самым интересующим нас случаем синдрома Пигмалиона является поклонение мужчины женщине, которая никогда не станет "его женщиной" в полном смысле этого слова. Холод присутствующей рядом с ним живой статуи и её отрицание мужской заботы и ласк - клеймо под которым свою жизнь проживает современный Пигмалион. Он не получает прямых отказов, он чувствует присутствие женщины рядом. Он боготворит её и только её. И только такие женщины способны воспламенить его и без того лихорадочный мозг, который отныне и навсегда сможет плениться лишь женщиной-статуей. Женщиной, под теплом кожи которой чувствуется слоновая кость недвижимой холодной скульптуры. Идеальный изгибы, идеальные позы идеальной женщины. И мужской гендер, в наше время рассохшийся и бешено агонизирующий, уже видит в этом поведении настоящий и единственно позволительный объект любви. В этом холоде и мраке, в пустоте ледяных глаз он уже видит единственно возможную для себя самку. Ту, что своей возвышенностью, лицемерием и безразличием уже раздавит своего поклонника по грязной стене. И такой мужчина, конечно же, не достоен жизни. Как и его возлюбленная достойна самых истязающих плоть пыток.



Когда структура, возникшая в голове, постепенно простраивается, а ваши идеи и мысли обретают ощутимую оболочку, вы всё чаще припадаете к ногам своего творения, не в силах сдержать позыв неконтролируемых эмоций. Пигмалион ночами рыдает над своей возлюбленной. Он воет, как белуга, прижимаясь всё крепче к слоновой кости стройных бёдер, представляя себе не столько живую женщину, находящуюся рядом с ним, сколь оплакивая гибель всего женского вокруг. И что остаётся мужчине, если самое женственное из окружающих его существ - холодная статуя, которую он сделал сам? Черты талии, элегантные изысканные запястья и тонкие пальцы, лёгкий выступ ключицы и тонкая линия губ, изгиб бёдер?.. Что остаётся мужчине, когда женщины разрушили свою красоту и скатились в гниющее болото похоти и самолюбования? Где найти замену той единственной, если не в холоде слоновой кости или мёртвого камня, часто заменяющего последним Галатеям сердца?..

И всё вокруг погружается в скорбное молчание, изредка прерываясь собачьим лаем, раздающимся за окном. И химия такова. Такова реальность и её тенденции. А вокруг вас, внезапно ставших этим самым Пигмалионом, уже то гаснет, то ярко взрывается цветами плёнка реальности. И стены вашей квартиры уже сменяются стенами мастерской, появляющимися с резкими всполохами и угасаниями красок, пейзажей, сначала, как кажется, растворявшихся один в другом... А ваш идеал, ваша Галатея, не меняется. И проходят тысячи лет, но мужчины до сих пор, как оказалось, жаждут одного и того же. И пока женские вкусы менялись, рассыпались в прах и заново рождались, мужчины оставались самыми упёртыми консерваторами на свете. Хищными консерваторами с одним только детским стремлением - создать собственный образ женщины. И кнуты, плётки, прочие плотские извращения, конечно же играют на психологии больного гендера, разрушенного, либо слишком гипертрофированного. Но настоящий мужчина, не все эти существа с разделённым сознанием, чего хочет он? И этот вопрос кажется сейчас таким простым... Вот вы стоите перед своим идеалом, он мёртв и недвижим, он не может разомкнуть губ и очаровывает вас своей застывшей позой, своими правильными (с вашей точки зрения) чёткими линиями. И только стоит сказать слово, как некая богиня любви в один щелчок пальцами оживит её. Одарит вас счастливым браком, одарит тремя замечательными детьми. И всё вновь вернётся на круги своя, станет "как у людей"...

Но одной бессонной ночью вы вдруг снова возьмёте свой материал - будь то холст и краски, глина или нотная тетрадь. Вы покинете свою некогда возлюбленную музу и снова, в тайне от неё, будете писать/рисовать/сочинять...С прелестных ступней и лодыжек, конечно. От белых чувственных бёдер поднимаясь всё выше и выше. И вы знаете... я иду к этой статуе. Я иду к ней, понимая, что нет ничего прекраснее на земле. И его руки, которые я ощущал своими руками, уже разрослись образом, поглотив меня самого. Мне не спится ночью. Я не могу заснуть утром. Ночь или утро, день, вечер - ничто не имеет смысла, когда ты распахиваешь занавеску и её прекрасное тело уже освещает луна... Или солнце - не так важно. И твои уже высохшие глаза полны какой-то мужественной решительности. Ты уже убираешь всё лишнее, идеально прорабатываешь каждую черту. Но лицо... Лицо ты оставляешь нетронутым. Нет этого покоряющего сердце взгляда. Нет тонкого разреза губ. Но есть идеальная возможность для их появления. И на этом поле вероятностей вы уже даёте сыграть случаю... Однако, он безмолвен. И ваша новая возлюбленная рано или поздно попадается на глаза предыдущей Галатеи...

- Что это? - спросит она.

  И вы, без особой надежды на понимание, ответите ей:

- Это... Это ты когда-то была такой же!...

И когда её смех или злость сменятся привычным равнодушием, вы снова вернётесь к своему новому произведению искусства. Молчаливому и спокойному. И вы сможете молчать годами. Веками. Ведь пока у неё нет лица, она не сможет ожить, вы же знаете. И это старая как мир ситуация, в котором хотя бы раз в жизни оказывался каждый из мужчин. Только рассказывать о таких случаях не принято. Но я же всё равно рассказал... И то ли я вам ещё расскажу...

Например одну интересную историю о древнегреческом скульпторе, который однажды создал статую неземной, бесподобной красоты. Или вы в своей жизни уже сталкивались с подобной историей?....



Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .