Сергей Супонев: Звёздный Час

zvezdnij_chas_verish_ne_verish_v_skazku_poverish.jpgстатья от 6 марта 2016 года

Секрет гениальности в том, чтобы сохранить дух детства
на всю жизнь и никогда не терять энтузиазм.
Олдос Хаксли


Что такое детство? Вопрос достаточно частный, как можно подумать сначала, но если отщипывать от него по кусочку лишней мишуры, мы придём к достаточно общим характеристикам этого замечательного времени, которое суждено запомнить всем нам. И у подавляющего большинства из нас отметилось определёнными хорошими моментами, какие бы социальные или политические потрясения не разрывали наши с вами страны. Даже в период разрухи и тотальной распроданности можно найти ту искорку, ту золотую песчинку, которая поднимет тебя над землёй и позволит дышать полной грудью. Маленькому ребёнку, конечно же, пока непонятна социальная составляющая человеческих проблем. Непонятна, потому что она - придумана. Она не живая, в неё вдыхают нездоровый дым, чтобы она крутилась как заводная кукла, проткнутая механическим ключиком.

Ребёнку непонятно, почему родители должны развестись. Почему папа больше не любит маму, а мама часто проводит время в слезах или за бутылкой вина. Ему непонятна причина, но понятна живая эмоция, которая сопровождает все эти действия. И ребёнок как никто другой знает, как болит когда больно. Только ребёнок может утешить и пожалеть так, как не пожалеет и не утешит ни один взрослый. Мы просто разучиваемся болеть друг за друга. А детское глупое сердце ноет за всех близких ему людей. Оно ещё не заполнено дурацкими планами на ближайшие десять-двадцать лет, а потому может ощущать значимость момента. Особенно в том возрастном промежутке, когда ребёнок начинает понимать, что все мы тут не навсегда.

Но начинали мы немного с другого. С золотых искр, которые высекало копытом наше детство. Эти светляки горели в детских ладошках даже тогда, когда вокруг нас опускался тотальный мрак. Произвол, убийства, падение великой страны, поголовное пьянство и потерявшая все возможные ориентиры спившаяся молодёжь, занимавшая абсолютно все дворы. Каждый из этих отморозков некогда мечтал о малиновом пиджаке или пейджере. А мы были выкинуты из дворов, но всё-таки находили себе укромные места для игр и творчества. И, несмотря на весь абсурд придумываемых игр, мы продолжали заниматься тем, чем занимались изо дня в день - строить шалаши, исследовать окрестные рощи, сдавать бутылки наконец. Нас абсолютно не интересовал мир взрослых. Он был скучным для нас. Слишком серьёзным и трудным. И мы всегда этого немного боялись. Глядя вечерние новости в пятницу мы всегда боялись, что не сможем так - нагло, цинично, серьёзно и пугающе. Что не сможем также - насмерть. Но не всегда телевизор был для нас врагом. Каждый день, где бы ты ни был и чем бы не был занят на улице, ты торопился домой к трём часам дня. Ты уже умел примерно определять время по Солнцу - ведь часов-то у тебя тогда не было. И после обеда ты садился за телевизор, отбросив все несомненно важные детские дела. Нельзя понять разумом, почему детский эфир именно первого канала "Останкино" так привлекал к себе внимание. Можно было пропустить мультфильмы по ТВ-6. Это, конечно, было бы катастрофой, но не такой глобальной. Первый канал в то время показывал таких же детей, как ты. Чуть постарше или чуть помладше - не важно. Важно, что дети эти были умными, смелыми и находчивыми. И путём таких переносов отобранный хулиганами двор оказывался прямо здесь - у тебя в телевизоре. Это были минуты, когда ты чувствовал принадлежность к взрослым играм. К чему-то серьёзному. А ещё у всех детей в то время был друг. Для многих друг этот стал связующим звеном между миром детей и миром взрослых. Сергей Супонев в Лабиринтах.



Наш герой родился 28 января 1963-го года в селе Хотьково московской области. И сколько не ищи по Интернету складной биографии нашего персонажа, найдёшь лишь сухие: "жил, учился, женился". Впрочем сегодня мы будем с вами это поправлять, работая в тех самых средах из которых всё и начинается. О детстве Сергея неизвестно вообще практически ничего. Его отец - актёр Евгений Супонев, сыгравший в нескольких весьма неплохих фильмах, в числе которых "Визит к минотавру", позже в интервью скажет, что детство сына, придётся на достаточно сдержанные советские времена. Евгению, выпускнику курса Владимира Этуша в Щукинском, в то время платили порядка 95 рублей. К слову, уборщице, дворнику или вахтёру в те же годы полагалось порядка 75-90 рублей. Отец проводил с сыном достаточно времени, читал ему Пастернака, но была одна проблема - игрушек у ребёнка было крайне мало. Проблема действительно серьёзная, как окажется через много лет...

А в целом всё неплохо. Второй брак отца не только не омрачал Серёжу, он сам первым и предложил отцу взять в жёны Ольгу Краеву, которая в тот момент работала на радио "Маяк". Ольга трудилась комментатором, и в один прекрасный день Сергей увидел изнутри, как работает студия. Много ли нужно для того, чтобы заинтересовать молодого человека, который заканчивает школу и которому вот-вот нужно определяться с дальнейшим будущим? А тут - просто настоящий технический рай! Куча разных кнопок, проводов и, если тебе угодно, пожалуйста - самый настоящий микрофон! Именно тогда Ольга услышит от Сергея тот самый важный вопрос: "А как вообще профессия журналиста, хорошая?". Любой бы на месте Ольги серьёзно задумался, прежде чем советовать кому-либо свою профессию, кухню которой достаточно неплохо знаешь. Но она скажет, что это вполне неплохая работа. Над тобой не так уж много начальников. К тому же, если тебя уволят, журналист всегда может попытаться работать сам на себя, внештатно. "Давай я на "Юности" поработаю!" - сразу же предложит Супонев.

Почти все талантливые журналисты начинают своё творчество с критики. Это такая хорошая традиция, которая складывалась на протяжении множества поколений работников этой профессии. Люди, работающие в сфере журналистики, изначально обладают стремлением или вполне сформировавшимся даром приводить правдивые факты. Нет, я конечно не беру толпы желающих "зазвездиться" абсолютно бестолковых девочек, от которых стонет и ломится любой журфак. Я беру людей действия. Людей, которых к будущей желаемой профессии привела не выгода, но определённое чутьё. Дотошность до маниакальности, желание знания деталей до шизофренически преувеличенных мотивов - вот что есть настоящий журналист в первые годы своей учёбы, которые, как правило, и совпадают с первыми опытами официальной работы. Потом многие журналисты устают: одни устают вылезать из этой мутной лужи на поверхность, рано или поздно всё-таки осознавая, в какую беспросветную формальную клетку себя загнали, другие понимают, что за отсутствием спроса на правду придётся выкинуть из головы лишнюю дребедень и просто работать. Что случается ещё чаще и бывает ещё хуже - журналисты, которым абсолютно всё равно о чём говорить. В этой профессии нет рамок, нет граней. И чем больше нужного спонсорам твоих работодателей говорить или писать, тем востребованнее становишься ты, одновременно вытягивая на своём таланте прогибаться всю контору. И вот, устав от тридцати или сорока лет работы, многие журналисты не протянувшие ноги от патологического идиотизма, обусловленного некой никому не нужной и абсолютно не продаваемой "честностью", подходят на расстояние вытянутой руки к возможности писать то, что они хотят писать. И получать свои деньги за то, о чём они действительно хотят говорить. О том, на что имеют своё мнение. И вспомните - разве не с этого всё начиналось?

Первый репортаж Сергея Супонева был посвящён пиву. А если говорить точнее - тем ловкачам, что заранее занимали очереди в пивные ларьки и перепродавали пиво страждущим, которые ждать уже не могли. Потом будет ещё несколько работ о перестроечных бомбилах, строивших свою жизнь на работе с личными авто и пара работ, содержание которых уже не дойдёт до нас, но которые будут оценены олимпийскими богами журналистики того времени. С этой стопочкой газетных публикаций и интервью с места событий Сергей сможет поступить в МГУ на журфак в 1980-ом году, но доучиться там у него не получится - он уйдёт служить в армию, что по словам его отца, должно будет внести определённый вклад в становление Супонева, как настоящего мужчины. Музыкальные данные вполне легко дадут Сергею возможность и там попасть на творческую ниву - он будет играть и петь в гарнизонном оркестре. Творчество – это конечно же клубок, который раскручиваясь уже не даст свернуть с дороги определённых свершений, логическим финалом которых уже должен стать какой-нибудь знаковый проект. И проектов этих будет великое множество. Они оформятся уже на телевидении. И без проектов этих потом будет достаточно сложно представить телевидение 90-ых годов.

Получивший неполное высшее Сергей даже с наличием некоторых работ, публикаций и целым багажом определённых музыкальных навыков не сможет сразу достичь того уровня, путь к которому будет определённо уготован ему. Работа на телевидении начнётся с вакансии грузчика. И даже грузчики могут быть вполне себе творческими людьми! Главное не терять ту нить, которая ведёт тебя на пути к мечте. Не забывать о своих пусть и небольших, как кажется, талантах, чтобы позже добиться многого. Механическая работа от звонка до звонка без поддержания равномерного огня в камине собственных умений может довести до ручки и уничтожить любой уголёк таланта, как бы долго он ни горел. В те времена подобным самосохранением от музыки, например, занимались многие талантливые и ныне известные и почитаемые в народе музыканты - где-то в одной пока что совсем неизвестной кочегарке уже очень скоро будут экспериментировать Цой и Башлачёв. Яна Дягилева и Егор Летов будут разъезжать от концерта к концерту по стране, ночуя, как водится, чёрт знает где. А у Летова ещё и будет множество проблем с законом, что не помешает ему в итоге стать чуть ли не единственным и самым главным гигантом от сибирского рока. В это же самое время будет выплавляться горящая жизнь Листьева, в голове которого тоже зреет множество проектов, перевернувших в своё время взгляд обычного советского человека на все события, происходящие на осколках огромной и некогда великой страны, которую изнутри пожрали демоны алчности и лени, теперь пробирающиеся в растревоженный и болезненный народ. Это безумие уже через десяток лет кровавой волной хлынет на пропитанную человеческой жаждой наживы землю, удобряя почву для новых благородных и благодарных ростков. Предчувствие растёт, история набирает обороты, и двигатели новых мыслей и идей с каждой секундой всё быстрее будут раскручивать таланты на реализуемые ими работы. Кому-то доведётся пережить и выжить, кто-то нежно и бережно посадит свои зёрна в мёрзлую почву, чтобы они взошли несколько позже. Но вся эта работа, конечно же, будет огромным парником для культивации особого рода культуры. Культуры, которая станет единственным грязным бинтом, перехватившим Россию вдоль и поперёк, удерживаемым её от распада и полной дезинтеграции. В те времена переломов такие бинты ещё существовали. Были творческие люди, которые горели и находили выход для реализации. И был среди них Сергей Супонев, который занялся тем, чем не занялся больше никто - воспитанием подрастающего поколения, возмещением всего того ущерба, который был нанесён ему в условиях социального перелома, в которых родители своим детям зачастую ничем помочь не могли. Конечно это могло выглядеть не так полноценно, как должно было бы быть. Но это было честно. И это было одной из немногих попыток, которая была предпринята в данной области в отношении детей и самого феномена детства.




Страшно звучащая должность "администратор отдела пропаганды" со временем станет для Сергея отправной точкой в начале его творческой работы. Сюда он попадёт опять же благодаря собственной музыкальности, которая в 83-ем даст ему работу на должности администратора музыкальной редакции центрального телевидения. Уже в следующем году Сергей покажет на что способен - в 84-ом он приложит руку к созданию всех посвящённых государственным праздникам телепрограмм, имевшим место быть в тот год. Уже тогда все пророчили Супоневу быстрое продвижение по карьерной лестнице, на что он отвечал: "Да вы что, никогда я не буду телебоссом. Мне это неинтересно". Впрочем, в один прекрасный день ему всё-таки придётся занять весьма официальный пост. А сегодня случается другое. Сегодня случается "До 16 и старше..."

Само участие в таком трудном и серьёзном проекте, а также его администрирование, очень много говорит о человеке. И дело всегда заключается именно в духе, в стиле, в живой наполненности. У вас может не быть миллионной аудитории, но если вы чувствуете, как ваши проекты дышат, значит вы на правильном пути! У "До 16..." аудитория была огромной. И никто кроме молодых журналистов, только что окончивших институт, не мог лучше преподнести свои беспокойства и надежды зрителям - в том числе и достаточно юным. Победа программ такого формата заключалась в том, что они растили серьёзное думающее поколение. И были интересны тем, кто задавался рядом вопросов о любви и смерти, беспризорности и дедовщине. "До 16 и старше..." стала той передачей, которая не побоялась говорить со своим зрителем на одном языке. Выстроженное советское телевидение, отличавшееся определённой академичностью, конечно же  когда-то было примером. Но примером из разряда экземпляров центральной парижской палаты мер и весов - слишком вышколенное, слишком заправленное и прилизанное оно продолжало сохранять те традиции и тот уровень, который с падением железного занавеса уже давно дрогнул и понемногу начал сминаться под напором новых ветров западных течений. Одни из первых упоминаний проблемы наркотиков, феномена начавшейся формироваться рок-культуры, экономических проблем молодого поколения и многого-многого другого - всё это "До 16 и старше...". И прививать интерес к этой передаче практически не пришлось - в ней заинтересованные в решении поднимаемых в собственных сюжетах молодые журналисты вместе со зрителем искали ответы на интересующие их вопросы. Чем, как правило, цепляли всю свою аудиторию. Передача, к слову говоря, просуществует почти двадцать лет, в определённом своём этапе рассыпавшись на несколько параллельных проектов, но потом опять собравшись воедино и взяв ориентиры на классическую схему своих первых выпусков.

Сегодня мы привыкли говорить о том, что телевидение - это зло. И это совершенно оправданно в современном формате, когда телеканалы задают шаг и ритм, а не идут в ногу с поколением, выделяя из всего имеющегося объёма материала почему-то именно самое поганое и гадкое, набирая аудиторию тысячью передач о картонных пришельцах и оправдывая действия этой страны в ряде вооружённых конфликтов и межнациональных стычек, в которых каждая из сторон напоминает лишившихся ума безумцев, клокочущих в кровавом угаре. И знаете почему? Потому что телевидение, как и все прочие сферы человеческой жизни, несомненно начиналось с энтузиастов. Первые люди, которые нарисовали флаг от руки и прилепили его к импровизированному древку, зачастую смотрятся не очень собранно, а порой и забавно. Но честность и упорство, попытка жить вместе со своим зрителем, слушателем или читателем, создаёт ту самую атмосферу доверия и интереса к этому пока что не окаменевшему творчеству. И когда рукописные флаги творческих идей меняются на выпущенные фабричным способом, можете переключаться. Это значит, что посыл потерян и очень скоро вам в уши начнут вливать то, что вы будете обязаны думать.

С "До 16..." начнётся работа Супонева в детской редакции телевидения. Впрочем, со слов многих его друзей и родственников, праздник и детство - это то, что Сергей ценил превыше всего. Ещё будучи относительно маленькой сошкой в отделе пропаганды он уже успел подружиться с множеством своих коллег по цеху, абсолютно не связанных с его работой. Зарекомендовал себя, как творческая личность, проекты в голове которой рождаются настолько быстро, насколько это вообще, как кажется, возможно. И никакой тайны в этом нет - просто ты не откладываешь вдохновение в долгий ящик, берёшь свою идею за грудки и начинаешь вытряхивать из неё всё до последнего болтика, в дальнейшем дорисовывая картины нужными тебе красками. Так родилась программа "Каникулы, каникулы" - всего за 4 месяца. И подобная творческая плодовитость совсем не портила Сергея. Его коллеги из телекомпании "Класс" будут потом долго вспоминать, что Супонев, перешедший к ним из пропаганды, оказался действительно неплохим парнем. Его жизненный опыт и серьёзная мужская уверенность в своих знаниях будут настолько неоспоримы, что женщины, работавшие вместе с ним в одном коллективе, не только не смогут одёрнуть его, но и увлечённо будут слушать, когда в свободные часы Супонев будет рассказывать им, по какому рецепту он готовит блины и как моет полы.

В 88-ом Сергей закончит журфак и реализует на телевидении свой дипломный проект - сценарий программы "Марафон-15", включавшей в себя самый широкий спектр сюжетов, которые только могли заинтересовать молодёжь. "Марафон" станет одним из самых первых серьёзных проектов Супонева, которые будут ориентированы не столько на развлечение, сколько на развитие детей. И "Марафон" в отличии от многих последующих проектов Сергея прежде всего был нацелен на информационное развитие молодёжи, заниматься которым в период распада Союза действительно не собирался, как казалось на тот момент, более никто. Но это, конечно же было не совсем так. Телевидение в те времена ещё держали люди, которые хотели, чтобы само явление видеожурналистики не схлопнулось, не исчезло, не было продано. И революция сознания начинается не снизу, а сверху. Она стартует тогда, когда гибнет одна большая идея. И просыпаются от анабиоза те, кто всегда видел кормушку в другой стороне лагеря, но был от неё огорожен. И когда начинается этот прорыв свиней из одного загона в другой - начинается смена курса. И резкость эта не имеет адресата. Ибо все хороши. Но "лучше всех" те, кто всегда заменял историю. Переписывал и жёг страницы, меняя местами героев и злодеев. Именно потому эти две категории ("герои" и "злодеи") такие невнятные. Просто они ближе друг к другу, чем может показаться. И тот, кто позиционировался, как пример всему обществу, на деле может оказаться типичным подлецом и мразью. В обратную сторону этот закон работает также. Но в этом нет вины тех, кого тащат на крестах то в одну, то в другую сторону. Ведь чтобы сменить историю требуется титанический вклад. А чтобы переписать её в нужный момент, требуется всего лишь быть свиньёй. И одним из важных этапов после смены власти станет передел телевидения. И всем это понятно. Это не стоит объяснять и разжёвывать. Но пока что всё не так уж и плохо. И даже в атмосфере разгрома и разрухи дети ещё имеют право на детство. Право, которое у них окончательно отберут только к началу нового века.




Идея о создании нового проекта придёт к Супоневу во сне. Об этом частенько будет упоминать в своих интервью его отец. К 93-ему году Сергей вёл проект Влада Листьева "Звёздный Час", однако уже искал форму, которая могла бы помочь реализовать и соединить воедино ряд его новых идей, относящихся к детскому телевидению. Когда отец начнёт расспрашивать Сергея почему всё-таки "джунгли", а не "Зов русского леса", например, тот ответит: "Нет, отец! Джунгли — это яркие краски, птицы, звери, невероятные приключения — детям это так нравится!"

И детям действительно понравилось. В числе первых испытателей новой передачи Супонев пригласил своего сына и детей своих знакомых. Когда стало ясно, что проект удастся, в гости к "дяде Серёже" валом повалили дети со всей страны. И радости их не было предела не только потому, что был шанс попасть в новый яркий мир, вдоволь наиграться, но и потому, что с пустыми руками из проектов и программ Супонева не уходил никто. Ну а где ещё мальчишки могли реализовать свои навыки ловкого лазания, чтоб потом спуститься с очередной верхатуры и принести девочкам из своей команды варёные яйца и овощи, чтобы те сделали и заправили салат? И сам процесс наблюдения за этим для ребёнка уже полон азарта. Это не пустое ковыряние в носу под очередную передачу. И если "Звёздный Час" в первую очередь был рассчитан на "соображалку", то в "Зове Джунглей" ценились ловкость, концентрация и скорость. Щедро дарились призы, упаковками раздавались "Киндеры". Только мало кто знал, что сам Сергей тоже вместе с детьми пытался вернуть детство. Он был любителем больших игрушек - машин, моторных лодок, снегоходов. Увлечение это переросло его - вышло из детства, пережило первый брак, гармонично перейдя во второй. Родители часто ругали Супонева за то, что он "лихачит", на что тот отмахивался и только заявлял, что никуда не денется и "умрёт своей смертью". Между тем с ним постоянно что-то происходило. Он, конечно, не садился пьяным за руль, но несчастные случаи крутились вокруг него постоянно. И возможно именно ощущение того, что сделано уже достаточно много, не давало ему остановиться, подкидывало брёвна в костёр азарта. Его вторая жена будет вспоминать, что Сергей то провалится в люк на даче, то серьёзно разрежет ногу и потеряет почти пол литра крови. Падения с мотоцикла, нелепые травмы и первый серьёзный звонок - несчастный случай на яхте, на которой они окажутся вдвоём с другом. "Отчетливо помню, как с высоты правого борта я рухнул вниз, ломая своим крепким телом гик — толстенную деталь такелажа из углепластика. Лодка накрыла меня с головой. Как глупо, подумал я. И страшно. Выплыли оба, взобрались на днище, огляделись. Вокруг ни души, температура воды 8 градусов (по прибору смотрели, когда выходили), в кармане зажигалка, мокрые сигареты и сто рублей. Солнце скрылось, полил дождь. Мы размахивали руками поочередно, экономя силы. Стало очень холодно, но плыть к берегу в такой воде, слава богу, передумали. Все-таки километр с лишним. Через три часа начали думать о вечном и чиркать зажигалкой. На четвертый час прямо на нас вышла лодка."

Уже через год после выхода "Зова Джунглей" Сергей представит публике передачу, в которой не будет происходить практически ничего. В которой он будет сидеть и играть в приставку. Передача "Денди. Новая реальность" выходила не так уж часто, но каждое появление на экране уже знакомого друга детей, который рассказывает о новинках игростроя и показывает первые прохождения картриджей, предвосхитив всех современных стримеров ещё за добрых два десятка лет до появления этого термина на территории России, вызывало бурные эмоции подростков. Потом появится ещё куча передач: "Семь бед - один ответ", "Седьмое чувство", "Что да как", "Дисней-клуб", "100%" и реализовавшая всю любовь Сергея к экстремальному образу жизни "Царь горы".

Всё то, что происходило в рамках детских передач тогда, сейчас конечно воспримется, как безумие и сплошное шутовство. Сложно представить, что кто-то из влиятельных людей отправит своего ребёнка бегать-прыгать и царапать коленки на шоу, подобное "Зову Джунглей". Сегодня дети уже не те - с младенчества знают свои права и обязанности и играм во дворе предпочитают компьютерные развлекушки, а также походы в пиццерию и в кино. Возраст некоторых девочек уже не всегда поддаётся определению и вполне может так случиться, что вы примете пятнадцатилетнего ребёнка за восемнадцатилетнюю студентку. И отныне, к сожалению, будет только так. Ещё хуже становится от того, что выросшие на этих добрых и таких живых передачах дети воспитывают в своих детях точно те же качества - не азарт, но чувство стиля, не жизнерадостность, но максимальное потреблядство. Именно поэтому мы потеряли, упустили детство. Раньше каждый из нас был мальчишкой или девчонкой. Мы имели свободу быть детьми со всеми нашими детскими проблемами, секретами и радостями. Сейчас же дети имеют шансы стать звёздами наравне со взрослыми - они не дети больше. Именно поэтому детство стало никому не нужным. Оно осталось тлеющим угольком где-то там в девяностых. И те, кто некогда считал, что перестроечные времена будут самыми плохими для детства и культуры, просто не предвидели такого поворота событий. И такого грустного финала, когда институт детства, абсолютно потерянный, уже исчезнет навсегда. И самым страшным является то, что его не захотят возвращать. Он просто станет не нужен. Без детства - настоящего детства - взрослые начнут обходиться. А дети... Они никогда не узнают о том, что у них отняли. Потому что уже сейчас память о проектах Супонева и прочих развлекательных передачах, которые без какой-либо рекламы привлекали детей к телевизору, уже теряется. Пропадает. И не все даже фамилию-то эту помнят.

"Марафон-15", "100%". Проекты в которых детям будут рассказывать о жизни и смерти, а "Дельфин" будет читать строчки из своих текстов прямо перед дошкольниками. Сейчас это просто не выпустят. Это неформат. Именно так может позиционировать подобный контент ряд странных полубезумных законов, запечатывающих детям доступ к информации, которая непосредственно касается жизни каждого человека. Теперь взрослые дяди, кричащие о свободе информации, могут сами решать, что и о чём должны думать дети этой страны. Но, возможно, именно подобный "неформат" во времена всеобщей дикости хотя бы слегка сделал мудрее и добрее души каждого из детей перестройки. Детей, которые учились всему сами. У многих из них были неполные семьи. С кем-то занимались родители, кто-то был предоставлен сам себе. Но у них у всех был "дядя Серёжа". И политика очень ловко стучит по детским головам - выросшие перестроечные дети теперь страдают либо от комплексов, либо от неврозов. В обязательном порядке, даже если сами того не знают или отказываются признавать. Зато они умеют чувствовать, сопереживать, а некоторые - даже любить. Любить искренне.

И никто не создаёт сегодня здесь эпос о герое. Нет. Каждый волен строить свою жизнь сам и святых среди нас нет, да и не предвидится ещё долгое-долгое время. Просто сегодня - история о человеке. О человеке, который успел стать заслуженным героем детей и получить ТЭФИ за создание "Зова Джунглей". Сергей погибнет на своей даче, когда поздним вечером будет кататься на снегоходе по льду замёрзшей реки. Судя по всему, его круто занесёт и Супонев, потеряет управление. Кто-то будет говорить, что он врежется в огромное дерево, стоящее на берегу, кто-то скажет, что это были полускрытые подо льдом деревянные мостки речной пристани. В любом случае в этот раз помощь не подоспеет. Спустя более десяти лет расстанется с жизнью двадцативосьмилетний сын Сергея от первого брака. Он получит отличное образование, будет барабанщиком группы "Ромео должен умереть", но долго и тяжело будет переживать трагедию, случившуюся со своим отцом.



Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .