Слободан Милошевич: славянские танцы


Вы помните, что произошло. Словения и Хорватия в одностороннем порядке
отделились от Югославии, отделились с применением силы.
Эти шаги сразу же поддержали, кто в этом был кровно заинтересован.
Мы столкнулись с удивительным фактом: международное сообщество
признало право на отделение более весомым, чем право остаться в своей стране.
Так было совершено большое преступление:
разрушена Югославия — страна, являющаяся одним из основателей ООН
.


"Предупредительная политика". Такого термина не существует, но его давно пора ввести. Предупредительная политика - это политика предварительного уничтожения потенциально опасного союза, либо государства. Явление в современном мире относительно новое и проявившееся в своей систематичности после окончания Второй Мировой войны. Это хитрый сплав террористических и бюрократических способов вызвать недоверие к действию определённого правительства, которое умеет руководить своей страной и берёт на себя полную ответственность за действия власти. Да, разумеется, над диктаторами. Но есть диктат Чавеса и диктат "Короля Шотландии" Иди Амина. Под прицел предварительной политики попадают государства, только набирающие ход - их развитие пугает бюрократов, которые вкладывали огромные деньги в развитие гитлеровской Германии, которые потеряли огромные суммы из-за поражения войск Рейха. Я не собираюсь утверждать превосходство одной политической системы над другой, но банкиры, по всей видимости, решили для себя, что советский мир, собравший в единое целое множество славянских народов не при помощи денег, а при помощи идеологии, является серьёзным конкурентом на пути к организации структурированного политического влияния на экономическую политику в целом. Ведь если бы не было недоверия, то и не было бы переписанной истории, холодной войны. Нужно признать, что США до последнего открыто не вовлекались в военный конфликт Второй Мировой исключительно по причине своей неуверенности в силах Германии, а также нежелании находиться на одной стороне фронта с Советским Союзом. Позже внутри Штатов происходит то, что можно назвать "наблюдаемым расколом", сменой предпочтений (потому что сложно судить о том, что происходит внутри страны) - официальная позиция государства утверждается как антифашистская. На Нюрнбергском процессе бывший президент Имперского банка Ялмар Шахт так ответит американскому адвокату: «Если вы хотите предъявить обвинение промышленникам, которые помогли перевооружить Германию, то вы должны предъявить обвинение самим себе. Вы обязаны будете предъявить обвинение американцам. Автозавод «Опель», например, ничего не производил, кроме военной продукции. Владела же этим заводом ваша «Дженерал моторс». Практически до окончания войны, имея специальное разрешение на торговлю с Германией, Италией, Японией, вела свой бизнес американская телекоммуникационная компания ITT. Не остановил производство во Франции после оккупации ее немцами автогигант «Форд», при этом особое покровительство деятельности «Форда» в Европе оказывал лично Герман Геринг, возглавлявший промышленный концерн «Рейхсверк Герман Геринг». О чем говорить, если даже далекая от военных дел компания «Кока-кола» наладила в Германии производство напитка «Фанта»! После экономического поражения в побеждённых странах-импортёрах во Второй Мировой, западные страны начали беспокоиться о сохранности своего бизнеса и стали обращать внимание на экономически сильные и только крепнущие государства, активно настроенные на дружеские отношения с соседями. В центре Европы таковым стала, несомненно, Югославия.

Слободан Милошевич в "Лабиринтах".



Вы так много кричите о том, что мысль создаёт реальность. Вы так много кричите о выходе из зоны комфорта и уникальных "квантовых достижениях" человечества. Но вы хотя бы понимаете, что даже малейшая ваша мысль формируется намного дольше, чем принимается один прямой военный указ? Что медитация на мир, конечно, хороша. Но ни один бодхисаттва не станет защищать ваш дом с автоматом наперевес в минуты беды. Та самая кармическая справедливость, если есть смысл в неё верить, воздаётся слишком поздно. В посмертном награждении героя, в награде, которая выдана через полвека после гибели "виновника торжества", остаётся только ритуал и присутствуют лишь стыд и трагедия. Но кровь льётся сейчас. И есть ли время медлить? Что нам нужно делать в этой ситуации?

Позитивное мышления - это компот для населения, которое уже вдоволь накормлено первым блюдом мотивации. На деле же, как сказал любимый многими практиками Ошо, бывший совсем не глупым человеком: "Верить в философию позитивного мышления – это значит быть нечестным с самим собой, значит обманывать себя и других. Это значит видеть определенные вещи и, тем не менее, отрицать их наличие, это значит обманывать себя и других. Позитивное мышление – это единственная ерундовая философия, которую Америка смогла предоставить человечеству, больше ничего." И идея сохранения мира через повальное отрицание зла - несостоятельна, как ни крути. Мы слышим о ней уже достаточно долго. Эпоха хиппи прошла. И если уж эти нечёсаные ребята не смогли своими активными действиями и лозунгами показать людям, что те могут быть счастливы без войны, то несколько позитивно мыслящих практиков, разбросавших носки по своей комнате и связавшихся с космосом прямо здесь, на полу спальни, вряд ли что-то изменят.  Человек человеку - друг, товарищ и сертифицированный коуч личностного роста. Человек человеку - покупатель, инвестор и политический враг с мишенью на спине. Пока мы продолжаем учиться правильно дышать, сотни людей по всему миру дышать перестают. Это результаты военной агрессии. Это выстрел человечества в собственный висок. Политика, которую пора прекращать.

Сотни людей по всему миру лишаются права слова депутатами, которые посчитали, что помимо мандатов им выдали право решать, что люди должны читать, писать и иметь право изучать. Наследие человеческой мысли неприкосновенно. И доступ к любой идее должен быть свободным и добровольным. В противном случае болезненность общества ярко выражена и вырождена в патологию сознания. Свободная мысль человека демонизирована именно потому, что последствие свободомыслия неконтролируемо. Нам всегда говорили, что мы сумасшедшие, что мы истребим сами себя, если над нами не будет пастуха. Потому нас решают делать слабее, сознание успокаивается и в замен нашей воли нам предоставляют очередной товар, бирюльку, свистелку. Так малыша занимают любимой игрушкой, когда он отвлекает от важных дел.

История Югославии - показательная история, которая иллюстрирует борьбу неспособной бороться страны. Началось всё в 1921-ом году с Видовданской конституции, которая предполагала объединение Сербии, Хорватии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Воеводины и Словении под властью Карагеоргиевичей, правивших Сербией и Югославией с 1842-го года. За первые восемь лет царствования Александр Карагеоргиевич запретил политические партии и стал полноценным монархом своей страны. Изживание конкурентов проходило болезненно и кроваво, а Югославия была поделена на провинции, представляющие собой дикий коктейль из народов, которые могли исторически происходить совсем не из этих земель. Таким образом планировалось стереть национальные рамки между соседями, объединив их в один новый целостный этнос. Государство питало дружеские отношения к Западной Европе и входило в Малую Антанту, которая должна была стать вторым фронтом в случае вооружённого конфликта с Германией. Однако, после убийства Александра революционерами ультраправого толка усташами, к власти придёт Павел Карагеоргиевич, который, разумеется, возьмёт ориентир на Германию и уже через некоторое время народ Югославии будет практически насильно присоединен к Берлинскому протоколу, в котором будет заранее включен в политические схемы Германии, Италии и Японии. Через два часа после подписания протокола, который узаконит данное политическое решение, правительство вместе с Павлом будет свергнуто. На площадях Белграда будут появляться люди, скандирующие лозунги: «Лучше война, чем пакт», «Лучше умереть, чем стать рабом.» И война наступит. Даже несмотря на пакт.

6 апреля 1941-го года, за несколько месяцев до рождения нашего сегодняшнего героя, Германия нападёт на Югославию. Государство будет расчленено и Хорватию отдадут в руки тех самых усташей, а в частях страны, которые поделят Италия и Германия начнётся кровавая бойня с классическим для немецкого подхода геноцидом. Остатки расчленённой Югославии будут толочь в кровавую кашицу штыками преданных солдат Италии, Венгрии и Германии, но сразу два партизанских движения, удивительно непохожих друг на друга, выскочат, как чёрт из табакерки. С одной стороны это будет Иосип Броз Тито со своими коммунистическими партизанами, а с другой прошедший Первую Мировую Драголюб Михайлович и его партизаны-монархисты четники. В итоге искромсанная страна, которая наглядно показала, что уничтожение партийной системы не приводит к уничтожению идей в народе, и сторонников любой мысли можно найти достаточное количество, отойдёт в руки Тито. На самом деле ни для кого не секрет, чьи идеи стояли за коммунистической партией Тито и чьи идеи стояли за Михайловичем, при котором во время войны находилось несколько американских офицеров. Югославия в те годы стала муляжом мира в миниатюре. Мира, в котором за власть боролись коммунисты и капиталисты, не прекратившие свою грызню даже после освобождения её территории от присутствия стран Оси - Италии и Германии. Волею судьбы, капиталистам пришлось уступить в этой борьбе.



И всё перечисленное выше является тем, что часто упускают историки и биографы в заметке о каком-либо неоднозначном государственном деятеле - важнейшей деталью развития его личной политической истории. Потому что свято место, как известно, не бывает пусто. И сегодняшняя наша предыстория - это, разумеется, маленький политический театр мира. Государство, в котором, как кажется, побывали все возможные политические силы.

Слободан родится в городке Пожаревац, который расположен в Сербии. С детства мальчик был исполнительным и тихим. Его отец Светозар, являвшийся священником, преподавал в гимназиях русский и сербохорватский языки. Мать Станислава также была учительницей и рьяно прививала Слободану и его брату Бориславу любовь к партии и коммунизму. Обстановка в семье священника и коммунистки была не самая лучшая. Дети часто видели, как родители ссорятся и просто не могут понять странные и такие разные миры друг друга. В итоге Светозар бросит семью и уедет в Черногорию, чтобы подальше от близких и родных свести счёты с жизнью. Он застрелится в 1962-ом году. Станислава уже больше никогда не выйдет замуж и от страшных снов своих также спасётся наложив на себя руки - она повесится на люстре в собственной квартире. Слободану, тем временем, уже 33. К этому возрасту он, член союза коммунистов Югославии в своё время с отличием окончивший юридический факультет, успел побывать руководителем информационной службы, Белградского банка, газовой компании. Уже будучи председателем Президиума ЦК Союза коммунистов Сербии, Слободан поддержит народ в его требованиях отстранить от власти правительство Воеводины. Милошевич вместе с группой несогласных направится к зданию администрации. По пути шествия к ним присоединятся местные военные. Таким образом народ реализует своё право на смену депутатов, поскольку правительство Воеводины в тот же день подаст в отставку. К этому моменту уже год как будет открыт вопрос относительно Косово: местное албанское население станет притеснять сербов - исконных жителей этих земель - и, превосходящим количеством, попытается выжить их с родных территорий. Слободан охарактеризует этот конфликт, как столкновение мусульман-албанцев с христианами-сербами, в чём, относительно, будет прав. Однако в мировой политике не существует понятия правды. Существует понятие политической выгоды, поскольку любое мировое событие не является полезным или вредным. Оно является выгодным или не выгодным. И к каждому такому событию, словно к телепередаче, присоединяются свои зрители. Зрители, которые заказывают танец и наблюдают за тем, чтобы движения танцоров соответствовали каждой вложенной в зрелище денежной единице. И любой конфликт, где льётся человеческая кровь, просто безумный тотализатор, в котором активное участие заинтересованных сторон напрямую влияет на исход событий. Нужно быть очень наивным человеком, чтобы полагать, что в основе ситуаций с различными вооружёнными столкновениями стоит некая группа лиц, вооружённая лопатами и вилами. Если эта группа лиц не выгодна никому - её просто вышвыривают. А когда существуют люди, которые понимают, что по результатам действий данных граждан могу неплохо заработать - шоу продолжается. Политика не слепа. Она чувствует запах денег. И в такие минуты кровь для неё превращается в воду.

Но это уроки истории. Уроки, которым в новой истории впервые суждено быть реализованным именно на территории Югославии. Милошевич ещё не до конца осознаёт, чем может обернуться длительный военный конфликт. И как постороннее мнение может разрушить целое государство. Незадолго до смены своего поста и начала президентства во время митинга на Косовом поле он чётко определит свою позицию в обращении к албанцам: «Я хочу вам сказать, товарищи, что вы должны оставаться здесь. Это — ваша земля, это — ваши домашние очаги, ваши поля и сады, это — ваша история. Вы не должны оставлять эту землю только потому, что жизнь здесь трудна, потому, что вы подвергаетесь унижениям. Сербы и черногорцы никогда не пасовали перед трудностями, никогда не отступали в часы сражений. Вы должны оставаться здесь — во имя ваших предков и ваших потомков. Югославия не существует без Косова!»

И уже практически через два года после данного заявления, происходит странное одновременное прозрение Словении и Хорватии. Входящим в состав Югославии регионам вдруг становится не по себе в одном государстве. Словенский конфликт, как его назовут позже, разрешится бескровно. Председатель парламента Словении Милан Кучан, при поддержке словенских формирований вооружённых сепаратистов, за одни сутки блокирует все воинские части на территории Словении и возьмёт под контроль смежные с остальной Югославией блокпосты. Уже практически через две недели, не без давления на идею "свободного определения Словении как государства" со стороны ЕС, 7 июля будет заключено соглашение, на основе которого Югославия должна будет вывести свои войска с территории недавно определившегося в своём политическом выборе нового государства, а Словения получит мораторий на независимость. Обратите внимание, чтобы погасить конфликт и не допустить массовых кровавых столкновений, потребуется всего лишь две недели. Это означает одностороннюю внешнюю заинтересованность в разделе государства. Стоит также подчеркнуть, что Милан Кучан с 1986-го года поддерживал либеральную позицию, находясь на своём посту. Кучан хотел в Европу. Кучан хотел всё и сразу. И именно с действий Кучана начался распад Югославии. Что мы имеем вместо Югославии теперь? Курортную зону без иных экономических привилегий? Впрочем, у Кучана сейчас, всё в порядке. C 2008 года он - член европейского совета по толерантности и взаимоуважению. И действительно, кому, как не ему, с его опытом взаимоуважения и толерантности, а также скоростных блицкригов, определять моральные нормы поведения мирового сообщества.

С Хорватией быстро не вышло. Что удивительно, Хорватия объявила о своём самоопределении в тот же день, что Словения - небывалое совпадение, которое сделало абсолютно невозможным решение данного вопроса Милошевичем сразу на двух фронтах. Конфликт в Хорватии подогревался тем, что сербское население пыталось создать своё государство на её территории, чтобы не выходить из состава Югославии. Часть новоиспечённого государства не хотела выходить из состава старых земель, если говорить проще. И это было обусловлено договорённостью Милошевича и сербского лидера в Хорватии Милана Мартича. В ответ на неожиданные протесты хорватское самоуправление включает в схему геноцид, в следствии которого в 11-ом году генералы Готовина и Маркач будут обвинены в военных преступлениях. Хотя, конечно, все мы взрослые люди и понимаем, что генералы всего лишь действуют на местах по указаниям сверху. Их работа заключалась в том, чтобы вытеснить с сербских территорий коренное население и переселить в эти области хорватов, которые создадут видимость отсутствия внутреннего конфликта. Излагать факты и версии можно долго, но в виде интервью сербской журналистке Даниеле Кляич существует заявление Скота Тейлора - профессионального канадского военного, репортёра и аналитика, который присутствовал во время данного конфликта на территории Хорватии и дал однозначную оценку такой исторической личности, как Агим Чеку: "Экстремисты-усташи убили огромное количество сербских гражданских лиц. Убитых они уже просто бросали в вырытое захоронение. Однако к этому времени Си-эн-эн успело убедить общественное мнение, что сербы «плохие парни» и происходившее у всех на глазах осталось полностью незамеченным западной прессой. С той поры я понял, что ситуация на Балканах не имеет ничего общего с пропагандистской картинкой. До самого Дейтонского соглашения 1995 года канадские войска неоднократно были свидетелями преступлений против сербов.Битва за так называемый «медачский котел» была одним из самых жестоких инцидентов всей ужасной гражданской войны в Хорватии. Я не ошибусь, если скажу, что это была самая жуткая этническая чистка, которую мы раскрыли. Под командованием Агима Чеку хорватские силы захватили и зачистили четыре сербских села в Сербской Краине. Я видел тогда зверства людей Чеку. Ночью были изнасилованы две девушки, а после их тела были сожжены. В «медачском котле» было уничтожено все сербское — люди и животные. Хотя канадцы сообщили обо всем в ООН, Агим Чеку не понес никакого наказания. Вместо этого, американские инструкторы проводили с ним и его людьми артподготовку и он принял участие в операции «Буря» в 1995 году. Я не мог поверить, что Чеку стал командиром Косовского защитного корпуса, созданного под эгидой ООН. Мне еще труднее принять тот факт, что он стал премьером. Гаагский трибунал претендует на то, что руководствуется истиной, но сама карьера Агима Чеку опровергает все эти их претензии. Только что Чеку для Интерпола был одним из опаснейших преступников, но благодаря давлению «международного сообщества», читай Госдепа США, его преступления забыты и он прощен. Я Вас уверяю, что канадские солдаты, хоронившие тела его жертв, этого так просто не забудут!"


По вопросу хорватского конфликта в феврале 1993 года, после нападения хорватов на Сербскую краину (операция Масленица), Слободан Милошевич в интервью газете "Правда" изложит свою позицию по произошедшему: "Скажу прямо: за всеми этими событиями стоит политика Германии. Именно в интересах немецко-католического альянса — разрушение не только нашей страны, но и вашей. Именно в их интересах, чтобы и у нас, и вас проливалась кровь. …Всё началось с объединения Германии. Как только это случилось, Германия стала наказывать победителей второй мировой войны. Пресса с немецкой педантичностью разделила мир на хороших и плохих. «Хорошие» — это те, кто во второй мировой войне был с фашистами и проиграл войну. А «плохие» — те, кто не был с ними и выиграл войну… Югославию надо было разрушить. Югославия стала первой жертвой политики реваншизма."

И, конечно же, никто не подозревал о том, что хорватские сербы, Сербская краина, вовлекутся в конфликт. Славяне по природе своей непредсказуемы в плане защиты собственных территорий. И менталитет прочих народов никогда не мог оценить тот напор, с которым славянин защищает собственную землю. Многие диванные историки скажут, что белорусы - это белорусы, украинцы - это украинцы. Но изначальной все мы - невозможный коктейль из ильменских словен, древлян и прочих племён, в итоге объединившихся на одной относительно общей территории. С момента появления новгородской республики уже начал формироваться русский менталитет. И менталитет этот - основное оружие в вопросе понимания происходящего. Существует некий паразит, который свойственен народам нашей группы. Паразит этот - мнение извне. Даже если "извне" подразумевает соседнее, такое же славянское государство. Потому что "корень" славянского самоопределения - самоосознанность. Лишённый сознания славянин - это всадник без головы. Лихо размахивающий саблей и рубящий всех, на кого ему покажут пальцем. И это, повторюсь, свойственно любом народу славянской группы. Поэтому не нужно стрелять друг в друга. Нужно обратить внимание и увидеть того, КТО заставляет стрелять. Под тоннами пропаганды, которая абсолютно не соответствует фактам, нас пытаются закопать. Эти люди не знают, что мы прорастём вновь. Они даже подумать не могут о том, что современные конфликты между Россией и Украиной многие из нас, видят, как на ладони. И за группами вооружённых людей с выжженными мозгами мы в состоянии различить наличие здравомыслящих людей по ту сторону границы, которой нас хотят навсегда отрезать друг от друга. К счастью, этого не выйдет ни у одной заинтересованной в конфликте стороны, как бы она не называла себя. Просто время срывает маски с безмозглых ура-патриотов по обе стороны придуманного какими-то маразматиками фронта. И расставляет точки над i, заставляя здравомыслящих людей сплотиться на фоне общей беды.

В 1995-ом году Милошевич станет последним, кто подпишет Дейтонское соглашение. Соглашение это будет направлено на урегулирование очередного конфликта на территории бывшей Югославии - в Боснии и Герцеговине столкнутся между собой сербы, мусульмане-автономисты, бойснийские мульмане, хорваты, а также силы НАТО, наёмники и добровольцы с абсолютно всех политических сторон. Всё это время не утихал, казалось, бесконечный конфликт в Косово. Объединившиеся в армию освобождения Косово албанские вооружённые группировки развернули партизанско-террористическую войну. И Милошевич отреагировал не сразу. Сперва он надеялся на местную милицию, потому что вводить войска в очередной раз было равносильно подписанию смертного приговора - его имя и так становилось на Западе легендой, передававшейся из уст в уста. Легендой мрачной, вымазанной дёгтем официальной позиции. Но вот терпение уже кончается, и в Косово входят югославские войска. Однако, сдать Косово нельзя - там сейчас находится тот самый "активист" Агим Чеку. И самые резкие выпады со стороны Запада уже адресованы в сторону Милошевича и его действий в отношении югославской Чечни.

27 мая 1999-го года, с лёгкой руки ООН и НАТО, Милошевич будет обвинён в геноциде, нарушении Женевской конвенции и военных преступлениях, а уже в 2001-ом году по факту странной победы на президентских выборах противника Милошевича - Воислава Коштуницы - начнутся негодования в предвыборном штабе Слободана. Коштуница не наберёт большинства голосов, в ответ на что Милошевич потребует проведения второго тура выборов, но будет свергнут в результате "бульдозерной революции", произошедшей в начале октября того же года. Уже через год, по тайному сгорову Зорана Джинджича с представителями Запада, Милошевич будет передан под трибунал, где и проведёт последние пять лет своей жизни.

Находясь под заключением в гаагской тюрьме, время от времени выступая на заседаниях трибунала, Милошевич предложит факты о другой войне. Войне ООН и НАТО против Югославии. Видео и аудиоматериалы, фотографии, свидетельства - всё, что было собрано долгим и кропотливым трудом, сделает из подозреваемого обвинителя. Он обвинит европейское сообщество в военных преступлениях против народа Югославии, а также разжигании и эскалации военного конфликта на бывшей территории собственной страны. Однако сложно стать обвинителем, если на тебя нацелены все официальные версии югославских безумств. Это - последний выход попрыгунчика-Джека из своей коробки. Усталая, тяжёлая и бесконечно бессмысленная акция по восстановлению справедливости. И если кто-то считает, что я сейчас занимаю позицию определённой стороны, то он прав. Потому что внутренняя политическая ситуация - это проблема конкретного государства. И кто бы ни призывал о помощи, очередные поставки этой "помощи", расфасованные в пули, гранаты и мины, приведут лишь к большему ожесточению конфликта. Люди помогают воюющим сторонам оружием. Это всё равно, что гасить бензином огонь. Но определённые структуры делают вид, что им до всего есть дело, и они не понимают, что творят. Чёткое осознание присутствует в голове каждого, бессмысленно выполняющего самые ужасные приказы.

И в некоторых ситуациях, находясь между молотом и наковальней, невозможно доказать свою правоту. Убийцей нужно называть не того, кто принимает решения относительно человеческих судеб. А того, кто создаёт прецедент, в котором другой человек обязан принять такое решение. Впрочем, мораль и закон всегда шли разными тропами. А когда закон не соответствует ожиданиям - он просто корректируется или игнорируется. Милошевич умрёт в Гааге в марте 2006-го от инфаркта миокарда. До этого происшествия он уже будет знать о своих проблемах с сердцем, но не получит разрешения на лечение в России, хотя все гарантии возвращения его после операции на судебный процесс были предоставлены российской стороной. В государственных почестях при похоронах Слободану будет отказано. Его могила находится во дворе дома Милошевичей, «под старой липой, под которой он впервые поцеловал свою будущую жену.» На похоронах будет присутствовать 50 тысяч сербов. На прощании в здании Музея Революции - 80. Народ всегда будет любить своего лидера, но оправдание придёт слишком поздно - спустя 10 лет после смерти, в 2016-ом году глава МИД Сербии Ивица Дачич заявит о том, что по одному из косвенного соприкасающихся с делом Милошевича процессов будет выявлена информация, которая "сделает недостаточными" улики против Слободана в вопросе этнических чисток и военных преступлений в Боснии и Герцеговине. Британец, бывший заместитель прокурора на процессе по делу Милошевича, однако усомнится в этом. И общее решение по судьбе последнего коммуниста Европы так и останется непринятым. Хотя народ своей страны, как вы понимаете, не забывает героев.


Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .