Тимоти Лири: уровни сознания

«Пятнадцать лет назад на футурологической конференции ты назвал себя "неотехнологическим язычником". Что ты имел в виду?»

«Нео имеет весь спектр значений в сфере футурологии. Технологический подразумевает использование машин, пользование электричеством или светом для создания реальности. Есть два вида технологии. Машинная — дизели, нефть, металл, индустриальная технология. И неотехнология, которая использует свет. Электричество, фотоны, электроны. А язычник — это здорово. Я обожаю это слово. Язычник — это, прежде всего, гуманист. Я вырос в католической среде, и слово язычник было там худшим ругательством. Конечно, я ни разу не встречал живого язычника в Спрингфилде, Массачусетс, посещая католическую школу. "Где эти язычники обитают? Я хочу быть язычником"».

Из беседы Пола Красснера и Тимоти Лири.


Если следовать традициям и нормам, станешь инструментом, который применяется только тогда, когда этого хотят другие. Если прислушиваться к авторитетам, то ты только укрепишь их пустую "солидность". Люди сами создают свои иллюзии. Они строят карточные домики, потому что те красивы. Они забывают придать прочность своему миру, а потом рыдают на руинах. Они, загнанные в ритуал, смеются над чужими странностями, но ведут себя ещё более глупо, один в один копируя жизни своих родителей, знакомых и друзей. Самая большая странность в этом мире - разменять свою личность на стадный инстинкт.

На сегодняшний день я не знаю учёного, который вызывал бы такую же истерику у правительств и истеблишмента. Их рты раскрываются в отвратительном слюнявом оскале, когда речь заходит о докторе Лири. Становится плохо всем тем, кто знаком с ним, но пребывает в состоянии личинки и отлично это понимает. Персона преступника и философа Тима Лири до сих пор является одной из самых скандальных и запрещённых повсеместно. Его книги, как и книги Теренса МакКенны, вы не встретите ни в одном магазине, хоть написано их немало. Дело в том, что информация в этих интересных книжках, рассказывает нам о создании личных миров и управлении собственным мозгом. Но сегодня... зачем задаваться вопросами и искать? Ты видишь рекламу, ходишь в церковь, платишь налоги. Ты - веришь. Ты - управляем. Ты управляем не только властью, но и оппозицией. Твоё отрицание - тренд, выгодный тем или иным людям. Тотальный повсеместный контроль всегда сопротивляется попыткам раскачать систему плюсов и минусов. Но ничего положительного, как и ничего отрицательного, просто нет. Предпочтение, эмоция и вовлечённость - всего лишь упаковки, без которых сегодня нельзя нами манипулировать. Мы выступаем за власть, мы выступаем за сопротивление власти. Но лишь немногие выступают за собственное сознание. Автоматизм и привычка губительны. Первая задача человека - включить осознанность, чтобы преодолеть самые опасные вирусы сознания. Мы не соблюдаем гигиену мозга, и в это время он, грязный и пропитанный декалитрами чужих мнений и версий, не прошедших индивидуальную обработку, регулирует наше поведение. Но бороться с самим собой непросто. И каждый мудрец носит в своей черепной коробке обезьяну, желающую приспособиться, успокоиться, усыпить своего носителя. Творческий кризис, кризис личной жизни, кризис на работе - всё это производные мозга, включившего автопилот. Во истину Ум Твой - Враг Твой. Он не хочет загоняться. Он хочет упрощённых действий. Он хочет побрякушку, конфету, вот эту женщину, вот эту машину.

Тимоти Лири в "Лабиринтах".



"Я отвечаю за себя сам. Я контролирую свой мозг и знаю, как нужно поступить МНЕ". Редко от кого в наше время услышишь эту фразу. Поколение хипстеров осаждает психологов с одинаковыми проблемами: "Я не знаю где мне работать. Я не знаю на кого мне учиться. Утром начался дождь, я впал в депрессию и моя работоспособность понизилась!" Поколение, которое запускает бумажные самолётики в офисах, потеряло себя. Их пугает сама необходимость труда. Не физического даже, но умственного. Ведь на работе в компьютере для тебя установлено бесконечное количество программ, которые сосчитают, которые решат, которым требуются лишь числа. Наш мозг - даже мозг творческих людей - сегодня ищет пути попроще. Заимствование цитат, каверы, приквелы, перезапуски, продолжения.

Политика: тебе предложат выбор, кандидаты раскрасят свои программы в программирующие вас цвета, подберут себе маски в порядке очереди и вот в борьбе несуществующего Добра и ещё более иллюзорного Зла сходятся картонные титаны, которых тоже нет. Есть только медиаобразы - надуманные, надутые, грамотно продвинутые пиар-агенствами, которым всё равно, что продавать - крупу на базаре или лица медийных персон. За крупу, конечно, дают меньше... Но если оплата изменится они с удовольствием возьмутся и за этот товар.

Мозг: величайшая машина сознания сегодня вновь будет мазать грязь по твоей жизни и судьбе. В него, в отличии от вашего персонального компьютера, не установлен такой удивительный набор программ. Несколько папок: "Родительские файлы", "Институт", "Досуг", "Требования супруга", "Мои инструменты для манипуляции". Всё для работы есть на работе. Драйверы физических устройств давно уже устарели. Последний их продукт - кораблик из дерева, который вы сделали на уроке труда. Жизнь в офисе. Компьютер, как нейромедиатор, штекер которого незаметен, но сразу втыкается в мозг очередного клерка, очередного сотрудника, который высасывает информацию из мировой паутины, забивая ей очередную таблицу. Человек - это машина для перегонки денег. Человек - это инструмент, переносящий цифры из Интернета на нужный сервер. Человек - это удачное мобильное приложение к рабочему компьютеру.

Человек, которому будет суждено перекроить историю общества и восприятие людей, родился 22 октября 1920-го года в городе Спрингфилд, штат Массачусетс. Выросший в семье католиков, отучившийся в иезуитской и военной школах, молодой Тим Лири перепробовал на вкус все варианты будущей жизни. После посещения этих заведений у него родилось два стойких чувства - неприязнь к католицизму и разочарование в оборонной системе США. Находясь в военной школе в Вест-Пойнте, он впервые начинает читать книги связанные с восточными учениями - этому способствует его постоянное пребывание в штрафном изоляторе. По окончанию школ Лири поступает на учёбу в университет Алабамы, где впервые понимает, что не только его одного интересуют знания. Раньше Тим находил в людях лишь стремление к конформизму - теперь ситуация складывается абсолютно иначе. Здесь он впервые начинается увлекаться идеями Юнга и Фрейда, пробует себя на поприще психологии - этот предмет безумно нравится пытливому студенту, но через некоторое время Лири - круглого отличника - отчисляют из университета за ночь, проведённую в женском общежитии. Однако позже следует докторантура на кафедре психологии в Беркли и Тим говорит о том, что теория развития человека в зависимости от окружения и происходящих событий, оказывается абсолютно идеально описывающей становление личности. В возрасте с 20 до 30 Лири занимается научной деятельностью, пишет множество трудов и работ, руководит исследовательским центром  Калифорнии. Но чем дальше он заходит в своих исследованиях, тем больше понимает, что теории изложенные Фрейдом на практике не приносят никакого результата. Они абсолютно не являются прикладными - одна треть пациентов чувствует небольшое облегчение, две трети же не замечают абсолютно никаких изменений в своей жизни. И вот перед нами профессор, написавший множество книг, образованнейший человек своего времени, чья жизнь уже катится по наклонной плоскости. Лири понимает, что наступает кризис среднего возраста - желания притупляются, тяга к искусству ослабевает. Начинается период, позже названный им "мужской стадией умирания" - всё чаще он впадает в  депрессии, появляется ощущение пустоты и тотально потерянной жизни. Исследования же постоянно доказывают что теории, на которые положены последние двадцать лет работы, казавшиеся такими восхитительными на бумаге, на практике просто не работают... Всё это усугубляется самоубийством жены - Тиму 38, у него двое детей и он понимает, что выхода из уже сформировавшейся реальности просто нет...

Тим Лири увольняется из Беркли и начинает путешествие по Европе, живя на небольшой исследовательский грант. Находясь в Италии, он встречается со своим старым другом - Фрэнком Бэрроном. Фрэнк - почётный профессор Калифорнийского университета, и к этому времени уже является выдающимся исследователем в области психологии творчества. Именно Бэррон расскажет Лири о своём первом психоделическом опыте, пережитом в Мексике. Ритуальные грибы. Само существование их придаст Тиму, разочаровавшемуся в классической психологии, и вдохновлённому книгами по восточной мистике, смысл жизни. После этой беседы Лири незамедлительно отправляется в Мексику. Ему уже сорок и он согласен на изучение на собственном опыте любых психоделических веществ. После первого трипа будущий ЛСД-гуру напишет: "Я предавался восторженному наслаждению, которое испытывали мистики на протяжении столетий, когда заглядывали за занавес и обнаруживали, что этот мир - настолько реальный в своем проявлении - в действительности лишь крошечная декорация, сконструированная разумом... Мистики возвращались оттуда, восторженно и бессвязно бормоча о высших уровнях восприятия, где видишь реальности, в сотни раз более прекрасные и наполненные смыслом, чем успокаивающие знакомые сценарии нормальной жизни... Мне вдруг открылась простая истина: все, что мы считаем реальностью, - это не что иное, как социальная фабрикация."



Переживания Лири настолько сильны, что по возвращению он обращается к директорам Гарварда с просьбой разрешить исследовать воздействие синтезированного эквивалента псилоцибина на мозг человека. Тим видит в нём ключ к раскрытию тайн человеческой природы. С этих пор к доктору Лири вернётся былая бодрость и уверенность в себе. Он снова найдёт смысл жизни и этим смыслом станут исследования веществ качественно изменяющих сознание. Тимоти Лири считает, что употребление грибов под руководством опытного наставника освобождает человека от болезненных представлений о самом себе и от отупляющих социальных архетипов, трансформируется характер и поведение человека. Назвать его первооткрывателем нельзя - уже написаны книги Олдоса Хаксли "Небеса и ад" и "Двери восприятия" (те самые двери, которые станут ключевым понятием при выборе названия группы Джимом Моррисоном), психологи уже успешно лечат людей от алкоголизма и неврозов по средствам подобных препаратов, а ЦРУ ставит эксперименты по воздействию психоделических веществ на войска противника. И именно последний пункт пугает учёного в его изысканиях. С этого момента мнения о работах Лири расходятся. Первая точка зрения состоит в том, что профессор крепко сажает на одурманивающие сознание вещества целое поколение и полностью разрушает его морально. Но с другой точки зрения - он первый человек, ловко совместивший науку и древние практики, первый духовный наставник, не принимавший наркотические вещества вместе со своими пациентами, а наблюдающий и описывающий последствия галлюциногенных опытов. Никто другой ранее не обращал внимание на окружающую обстановку, Лири - первый принял в расчёт то, что благополучная атмосфера вокруг пациента позволяет ему быстрее достичь эффекта духовного исцеления. Примерно в это же время происходит масштабный эксперимент на базе тюрьмы Конкорд, по итогам которого 90% заключённых больше не совершат преступлений, сославшись на великий мистический опыт, полученный во время психотерапевтических сессий. Но время идёт, и доктора Лири уже посещают люди из Белого Дома. Они предлагают деньги в обмен на сотрудничество. Но помня о том, каким целям могу послужить его разработки - Тим отказывается от их предложения. Доктор Лири уже не молод, он вспоминает, как его мозг ожил после беспросветного угасания в суете быта и хочет оставить права на монополию изучения ЛСД за собой - ведь лишь так он сможет подарить просветление окружающим людям. Дальнейшие события летят со скоростью кометы - Битлз пишут для Тима Лири песню "Give peace a chance", он балатируется на пост губернатора Калифорнии. Примерно в этом же тревожном промежутке жизни случается убийство его хорошей знакомой, которая предупреждает Тима о том, что за его исследованиями уже давно пристально следит ЦРУ.

Уже позже - в 1996-ом году Лири напишет: "Для человека старше 35...40 лет слово «наркотик» ассоциируется лишь с двумя понятиями: болезнь и преступление. Вы никогда не сможете переубедить человека, нейрологически зацикленного на этих понятиях. Он отморожен, как запрограммированная условным рефлексом собака Павлова. С другой стороны, для большинства молодых американцев психоделики являются синонимами экстаза, чувственного раскрытия, религиозного опыта, откровения, просветления, единения с природой. Современное молодое поколение расширило горизонты своего сознания на световые годы вперед по сравнению с поколением их родителей. Прорыв уже произошел, и отступление невозможно. Все ощущения и ментальные процессы невероятно ускоряются и становятся чрезвычайно интенсивными, и без должной подготовки это может вызвать беспокойство и замешательство. Каждую секунду в человеческом мозге вспыхивает около тысячи миллионов сигналов. Во время ЛСД-сессии вы ежесекундно обнаруживаете, что улавливаете одновременно тысячи этих сообщений, в то время как в обычном состоянии сознания вы не можете зафиксировать их осознанно. Вы можете получать одновременно огромное число сообщений от различных частей вашего тела. Поскольку вы не привыкли к ничему подобному, это может вызвать как невероятный экстаз, так и беспокойство. Вы чувствуете странную могущественную силу, начинающую высвобождаться и циркулировать по вашему телу. Все вокруг начинает двигаться, и это непрестанное, безличное, медленно нарастающее движение продолжается в течение всей сессии. Это выглядит так, словно вся ваша обыденная жизнь – не более чем неподвижная фотография с неуклюжими и стереотипными позами; и вдруг она оживает, раздувается до нескольких измерений и оказывается насыщенной энергией и цветом. Также первое, что вы замечаете, это невероятное усиление чувственного осознания. Сознание состоит из семи различных уровней. Первые два – это уровни сна и ступора, активизирующиеся благодаря барбитуратам и алкоголю. Третий уровень сознания – это традиционное бодрствующее состояние, в котором ваше осознание зацеплено за привычные символы: национальные флаги, долларовые купюры, социальные статусы, торговые марки и приглашения на вечеринки. Именно этот уровень большинство людей, включая психиатров, считают реальностью. Следующие два уровня – соматический и чувственный. Для того чтобы попасть на эти уровни, вы должны выключить привычные символы и открыть миллиарды ваших сенсорных датчиков миллиардам новых импульсов. Вещество, запускающее эти два контура, широко использовалось в арабской и индийской культурах на протяжении тысячелетий. Это марихуана. Именно поэтому ее так ненавидят пьющие виски бюрократы среднего класса, заправляющие в агентстве по борьбе с наркотиками. Шестой уровень – клеточный. Психоделики, такие, как псилоцибин, мескалин или ЛСД, могут провести вас за сенсорный уровень, в мир клеточного осознания. В течение ЛСД-сессии сознание проносится через сверхъестественные панорамы, для описания которых у нас нет ни слов, ни понятий. Но и это еще не все, потому что существует следующий уровень, еще более странный и поражающий, – доклеточный. Ваши нервные клетки знают не хуже Эйнштейна, что все во Вселенной – пульсирующая энергия. Это то, что мистики и визионеры на протяжении тысячелетий описывали как «белый свет» и «танец энергии». Когда вы впервые переживаете подобное под воздействием ЛСД, этот опыт может оказаться устрашающим, но, если вы опытный путешественник, вас охватывает ликование: вы проникли в природу материи и вибрируете в гармонии с изначальным, космическим ритмом. И я подозреваю, что это еще не все."



Ну а сейчас доктор Лири уже арестован по обвинению в распространении наркотиков и отправлен под стражу на 30 лет за преступление, законное наказание за которое не должно превышать полугода. В заключении, при прохождении психологических тестов, он сталкивается со своим же тестом Лири, успешно пройдя который, уже определён как социально адекватный преступник - хотя Ричард Никсон, как раз в это время, назовёт его самым опасным человеком в мире. И что же такое нужно сделать, чтобы прослыть САМЫМ ОПАСНЫМ В МИРЕ, с точки зрения, американского правительства? Но знание синтезированное мозгом пожилого профессора уже запущенно в массы - журналист Хантер Томпсон поглощает килограммы наркотиков, под неземным дурманом продолжая сражаться против всех в своей заранее проигранной партии, писатель Кен Кизи - главный летописец культуры хиппи уже разъезжает по Америке в своём микроавтобусе, бесплатно раздавая наркотики всем желающим, многие вольнодумцы страны применяют рецепт "бисквитов доктора Лири" - на ломтик хлеба кладётся ломтик сыра, немного гашиша, приправа по вкусу и всё это ставится на несколько минут в микроволновку. В тюрьме Лири много пишет и более заняться ему там нечем, как вы понимаете. Но в один прекрасный день руководство "Чёрной пантеры" - организации борющейся за права чернокожих в Америке - уже вытаскивает его из тюрьмы. ЛСД-гуру воспринимается ими, как величайший гуманист и проповедник. И тень доктора Лири начинает сводить с ума американских политиков уже из заграницы - Алжира, Швейцарии и Афганистана, однако его снова ловят и сажают в тюрьму - слишком много столпов демократии пошатнул этот действительно сошедший с ума профессор, чтобы оставить его на свободе. Когда он снова окажется в руках правительства, то даст показания против всех своих подельников. Но показания доктора Лири будут настолько аккуратными, что на их основе невозможно будет создать ни одного обвинения.

Из тюрьмы он выйдет уже в 1976-ом. С его лица не сойдёт знаменитая улыбка несломленного пророка. Во время пребывания в заключении доктор Лири внимательно следит за новостями и по освобождению уже примыкает к группе людей называющих себя киберпанками. В своих речах этого времени он заявляет, что 60ые годы унесли слишком много молодых и очень талантливых людей. Современная же компьютерная система и Интернет - прямые потомки психоделической революции. К слову говоря, Стив Джобс и Билл Гейтс, в молодости употреблявшие ЛСД, уже сделали первые шаги в плане разработок новых медиа-технологий. В свои семьдесят с небольшим Лири всё ещё принимает участие в регулярных рейвах, создаёт перформансы, как причудливый пророк-техножрец занимается основами НЛП и накладывает музыку на свои лекции, стоя у пульта ди-джея. Он даёт по 15 интервью в неделю, увлекается криогеникой и кибер-пространством, рассказывает о заселении других планет и перепрограммировании человеческого сознания на уровне восприятия. Величайшим из его выводов становится идея об управлении человека собственным мозгом. По теории Лири, из ЛСД-гуру превратившегося в киберпроповедника, человек, который не умеет управлять своими глазами, просто не может управлять собственным мозгом - потому что информация поступающая на сетчатку нашего глаза с мониторов и рекламных плакатов, непременно попадает в мозг и нужно научиться её фильтровать. Узнав о раке простаты в неоперабельной стадии Тимоти Лири уже восхищается: "Я планирую устроить самое радостное Погребальное Торжество в человеческой истории. Я хочу Де-Анимировоть свое тело, и каждая ступень моего Суи-Сайда будет транслироваться в Интернете. Надеюсь, миллионы людей будут на линии во время моей прощальной вечеринки. Всем известно, что психоделическое путешествие - это опыт смерти. Если ты не умер, ты зря потратил деньги ". В этот последний период жизни Тимоти Лири всё чаще общается через Интернет и предрекает этой технологии великое будущее "Большую часть времени я провожу, общаясь с самыми интересными людьми на свете, - говорил Лири. - Я учусь у них". И вот камера у его кровати уже подключена к всевидящей Сети, он записывает множество видеоинформации полученной за время последней своей работы для того чтобы опубликовать её на живом до недавнего времени сайте http://leary.com/ . И мы снова видим, как великий кибергуру трудится за своим столом в обычно домашней обстановке. Именно это было его последним желанием - создать свой психоделический дом в сети Интернет, чтобы остаться живым уже навсегда.

Смерть доктора Лири не станет доступна обществу - в момент умирания, процесс которого Тим до последнего дня будет записывать на бумаге, восхищаясь ощущением отделения сознания от тела, Интернет-камера будет отключена. Сразу же после его смерти, голова Тима Лири - человека, уже признанного одним из величайших гениев эпохи, будет отделена от тела и заморожена - как того хотел гуру, возложивший великую надежду на криогенику. 21 апреля при старте космической ракеты Пегас, несущей с собой космический спутник, на орбиту также будет отправлено 7 граммов праха Лири, которые сгорят в атмосфере через шесть лет. А через несколько месяцев на почтовый ящик доктора придёт несколько писем для его помощника. Содержание их будет приблизительно следующим "Роберт, как дела? Приветствую тебя с другого берега... Здесь не совсем так, как я рассчитывал... Очень мило, но собралась большая тусовка... Надеюсь, у тебя все в порядке. С любовью, Тимоти"

И вот перед вами жизнь очередного гения и безумца. Сумасшедшего доктора психологии, увидевшего будущее в расширении сознания и изучении собственного внутреннего микрокосмоса. Человека, до последнего дня утверждавшего, что управление собственным мозгом качественно изменит жизнь каждого из нас. Безусловно - злобного гения, открывшего людям страшнейшие наркотики, но так настойчиво утверждавшего - если вы не готовы к сложнейшим изменениям и переживаниям под воздействием психотропных веществ - откажитесь. Не делайте этот шаг. И как говорится,  "уж сколько раз твердили миру"... Но воз и ныне там. И снова множество молодых (и не очень) людей убивают себя по средствам великого изобретения, готового открыть истину лишь духовно подготовленным индивидуумам, принимающим псилоцибин только в присутствии духовного наставника. Однако, с запрещением наркотиков, на смену ЛСД в психологии пришёл Станислав Гроф с методикой холотропного дыхания - полностью перестроившего учение Лири в сферу так называемой официальной науки...   И сколько времени ещё можно потратить на изучение вопроса морального права насаждать людям опасные вещества? Однако любое лекарство в больших дозах является ядом. И тут уже выбор каждого человека зависит только от его осознанности и моральных норм.

"Иногда мы спорили, но в финале всегда приходили к миру. Тим был Чифтэйном, вождем клана. Он прошел по земле и оставил отпечатки своего элегантного копыта на жизнях всех нас. Он забыт теперь, но не навсегда. Скоро мы вновь увидим его. Наше племя стало на одного меньше. В нашем круге недостает одного звена. Еще одно имя прибавилось в свитке славы истинных воинов, которые увидели великий свет и бросились вслед за ним."

Хантер Томпсон.



Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .