Уильям Фостер: дорога домой


«Кто достоин имени мужчины и римлянина», — пишет Сенека, —
«кто не хочет испытать себя и не ищет опасную задачу?
Для сильного мужчины бездействие — пытка.
Есть только один взгляд, способный привлечь вниманием даже бога, —
это взгляд сильного мужчины, сражающегося с неудачей,
особенно, если он сам бросил ей вызов».
Юлиус Эвола


Кто не сражается, тот проигрывает. Всегда. Невозможно победить, не вступив в борьбу. И, если ты не сражаешься, ты становишься зрителем чужого шоу. Зритель имеет право размахивать руками и кричать что-то. Он также входит в зал, только если купил билет на очередное шоу. Жизнь - это боксёрский ринг, вокруг жизни, где-то за ограждением, толпятся люди, которые считают, что помогли создать культурный и исторический контекст этой самой минуты. На самом деле они себя обманывают. Их реальность уже расписали. Пусть же им будет комфортно, пусть они отдохнут на все деньги, прежде, чем вечер схватки закончится. И, чтобы высунуться из этой толпы, нужно пролезть в первые ряды и лихо перемахнуть ограждение. Все удивятся твоему поступку и посмотрят на тебя, как на сумасшедшего, но ты уже понял, чего ты хочешь - ты хочешь сделать шоу этим вечером. Хочешь увидеть кровь - тот самый сок жизни. А потом ты смотришь с ринга в зал. И видишь, что приобрёл нечто большее, чем ожидал. Ты не просто стал живым. Ты получил невероятную возможность выиграть этот бой. И выбрать для себя подходящего соперника, настроив сложность своей жизни. И чем он больше, сильнее и опаснее, тем ваша встреча становится интереснее. И, как правило, вряд ли этот боец вообще смертен. Люди редко сражаются с людьми. Как правило, они сражаются с идеями, если имеют в характере хоть каплю героизма. Для того, чтобы бить человека должно хватить подлости. Для того, чтобы пытаться одолеть идею, должно хватить безумия и отваги.

Наш сегодняшний персонаж появился ниоткуда. Он вышел из пространства клерков, из офисного загона, в котором все люди, фактически, одинаковы. Они терпят, ужимают, привыкают и подстраиваются под корпоративные рамки (пока они живы). После смерти своей они просто выполняют свои обязанности, становясь профессионалами. Когда человек может наплевать на чувства и эмоции другого человека, знайте, перед вами - профессионал. Существует ряд черт, по которым вы сможете отличить профессионала от человека. Профессионал изучил все возможные инструкции. Он знает, как поступить с вами правильно. Он знает, когда и что вам предложить. Он соблюдает и чтит устав, он не смотрит на вас - он вас анализирует и сканирует. И, когда ты понимаешь, что находиться в обществе профессионалов уже невозможно (или сам, являясь профессионалом, становишься ненужным), тогда ты начинаешь искать место, в котором тебе будет хорошо. Ты пытаешься вернуться домой.

Уильям Фостер в "Лабиринтах".


Человек без лица - требуемый стандарт сегодняшнего дня в этой стране. Наученный как и все, выдрессированный как и все, работающий как и все. И счастливый жить как все. В его распоряжении всё, что нужно для нормальной жизни - от дураков и дорог, до прав и свобод. Он волен развлекаться и быть счастливым в тех рамках, которые жирной масляной краской обводит общество. Он должен радоваться тем мероприятиям, которые показали ему по телевизору или разрекламировали. Законом обозначена его зона комфорта. Его свобода обозначена странными словами Елены Мизулиной: "Говорят, что депутаты только все запрещают, но это совершенно ложное представление. Запрет - это как раз есть то, где человек свободен, потому что он говорит: это нельзя, а все остальное - как хочешь. Что такое право? Это и есть самая большая несвобода. Я вам могу сказать, что чем больше прав у нас будет, тем менее мы свободны, потому что право, в отличии от запрета, это когда ты должен действовать, и только таким образом, как написано в законе. То есть ты должен заполнить бумажки, их куда-то отнести, сходить в суд - то есть это целая гамма действий, в результате - ты несвободен. Чтобы какой-то результат получить, тебе нужно очень много сделать. Поэтому не надо к этому стремиться, к регулированию только правами. Поэтому чем больше прав, тем больше несвободы." Потом на монтажной склейке мелькнёт Чарльз Мэнсон. "Дети, которые приходят в ваши дома с ножами в руках – ваши дети. Не я научил их этому. Вы научили. Большинство тех, кто пришел ко мне на старое ранчо, тех, кого можно назвать «семьей» – это отвергнутые вами… Я сделал для них все, что мог, я поднял их с мусорной свалки, я сказал им: "В любви ничего плохого нет." Потом, разумеется, Оруэлл:

"У цветочков и пейзажей тот существенный изъян, что это блага даровые, подчеркнул Директор. Любовь к природе не загружает фабрик заказами. И решено было отменить любовь к природе — во всяком случае, у низших каст; отменить, но так, чтобы загрузка транспорта не снизилась. Оставалось существенно важным, чтобы за город ездили по-прежнему, хоть и питая отвращение к природе. Требовалось лишь подыскать более разумную с хозяйственной точки зрения причину для пользования транспортом, чем простая тяга к цветочкам и пейзажам. И причина была подыскана.

— Мы прививаем массам нелюбовь к природе. Но одновременно мы внедряем в них любовь к загородным видам спорта. Причем именно к таким, где необходимо сложное оборудование. Чтобы не только транспорт был загружен, но и фабрики спортивного инвентаря. Вот из чего проистекает связь цветов с электрошоком, — закруглил мысль Директор."

А потом ты стоишь в пробке или на улице. Ждёшь. На светофоре. В очереди. Не важно. И Буковски:

"с каждым порванным шнурком,
что  сотню   порванных шнурков собою замыкает,
один мужчина,  женщина одна,
короче  -   кто-то  неизменно  попадает
в безумный дом.
так будьте осторожны,
когда нагнетесь завязать  шнурок.
"


И сперва ты сдерживаешь себя. А потом этот самый шнурок рвётся. И: "Какого чёрта!?" Почему мы должны терпеть всё происходящее, только из-за того что кто-то решил упростить себе жизнь? Почему кастрированное, мерзкое регулирование общества, с трудом поддерживающее круговорот денег внутри собственных кишок, должно обкрадывать наше счастье - самое дорогое, что у нас есть. С трудом! Потому что никто не хочет отдавать свои деньги в общество, которое может их никогда не вернуть даже за самый достойный труд. Потому воруют, потому скрывают. Все, включая тех, кто эту систему построил. Ведь отдашь и получишь удар сапогом. Только сегодня, только в этой стране! Страх и чувство отчаяния управляют нами. Это не мы мерзкие запуганные животные. Это окружающая обстановка давит нас так. И каждый, кто решает проблемы внутри своей жизни, сегодня стопроцентный революционер. Он выступает против тотального поражения личности. Мы не можем воплотить свои мечты. И не сможем никогда. Слишком много "но" расставлено на нашем пути. Они, словно противотанковые ежи, тормозят наше продвижение, и мы даже не суёмся туда, где хотим быть. Вся эта позитивная психология - горячечный бред сумасшедших. Существует только развитие вне рамок общества. Иначе - тотальный диктат чужих законов, цена которому - счастье. И мало кто согласится заплатить такую огромную цену. Но когда ты понимаешь, что не можешь и не хочешь платить такие невероятный суммы за жизнь - то, что каждому из нас даровано по праву, что случается с тобой? Ты осознаёшь, кто тебя дезориентировал и пытаешься выскользнуть из общества. Но человек невозможен вне социума. А социум устроен по самым поганейшим законам, где либо ты, либо тебя. В любой сфере - от семейных отношений, до сверхважных мировых решений. Тут многие возопят об отшельничестве. Но какое отшельничество, если ты существуешь в социуме, даже если уходишь жить в лес? Когда ты психологически всегда привязан к мнению извне. Или даже к своему собственному мнению. Можно, конечно, сойти с ума и видеть во всём символы, знаки, предсказания. Но чем сумасшествие избавит тебя, от этого пузыря, из которого некуда деться? Ты просто перейдёшь в разряд других персонажей. Социум - это большое ядро, окружённое мембраной. Когда кто-то совершает из него побег, или отторгается им же самим, он попадает в безвоздушное пространство между мембраной и социумом, жмущим его к стенке с огромной силой. Если человек не решит вовремя вернуться обратно, слиться с общей массой, пасущейся на благостных полях, он будет раздавлен. И в данный момент (как и всегда) - он не существо высшего и не существо низшего порядка по отношению к этим людям. Но он сделал шаг, к которому его никто не готовил. И дальше спираль скручивается только в смерть и страшные будни, которые днями и ночами мелькают за зарешеченным шторами окном. Потому что жить как раньше ему уже трудно, но выхода он не видит. Когда он возвращается в социум вновь, ему может показаться, что он обрёл покой. Ему снова предлагают выходные за городом, яхт-клуб или сёрфинг. Он снова встречает тех людей, которые говорят: "Я живу прекрасно, не переживай! В этом мире есть всё, что нужно тебе!" По выходным они разгадывают кроссворды или раскрашивают картины по циферкам. Они вряд ли напишут свой шедевр. Но там, где проставлена циферка и обозначен нужный цвет, они ещё могут разобраться. У их вышивок обязательно будет схема. Им обязательно расскажут, как воспитывать детей. Люди-гвозди и люди-молотки. Но молотки тоже находятся в чужих руках и колотят по шляпкам только тех, кого решит некий высший плотник. Очернивший некогда достаточно один благородный образ.



Наш сегодняшний герой в жизни лишний. Люди прекрасно обходятся без него, а это значит, что он никогда не был незаменимым. Но если у тебя нет ничего, кроме себя самого - что тебе делать? Билли каждый день просыпался у себя дома и исправно ходил на работу, где следовал инструкциям и выполнял поручения начальства. А потом что-то случилось, что-то щёлкнуло и Билли на работе стал уже не нужен. Предприятие никуда не делось - оно всё ещё стоит и простоит очень долго. Атмосфера не поменялась. Отношение Фостера к жизни - вот, что претерпело изменение. Глупость и послушание сменились на какую-то баранью дерзость и уверенность в своей правоте. Всю жизнь мы живём одни. И всю жизнь подчиняемся чьим-то чужим правилам - организованным по всем законам рентабельности и очерёдности получения сладкого. Они просят не лезть вне очереди, но сами когда-то достигли права на законодательность именно этим путём. Они лелеют революцию одного человека, унижая его мнение. И да - Уильям Фостер намного меньше всех их. Но в его груди тоже бьётся живое человеческое сердце. Он, конечно же, пластмассовый человечек, которого очень просто поломать законами и директивами, которого легко расплавить и выкинуть. Но, пока зажигалка горит и пластик ещё не начал плавиться, человечек этот имеет полное право сойти с ума. И выбрать дорогу собственных желаний.

Фостер стремится на день рождения к собственной дочери. У него - человека-костюма Билли - была жена и есть дочь. Как это случилось - не ясно никому. Но потом произошёл разрыв. То, что можно трактовать двояко. Отношения людей - это всегда правота обоих сторон конфликта. И общая же их вина. И все вот эти заявления: "Мне казалось, что он может меня ударить..." звучат как абсурд какой-то.

- Ваша собака кусается?
- Вероятно! У неё же есть зубы!


Пустой и бесполезный Билли. Он жалок, он уничтожен. Он растоптан. И он устал с вами соглашаться. Это трёхминутная пляска на канате, за которую некоторые готовы отдать всю жизнь. Эй, ребята! Посмотрите сюда! Сегодня я заказываю музыку. Маленький смешной дурачок в чьём-то колесе. И вот ты кричишь во всё горло - кричишь про всё, что тебя достало. Что тебе опротивело. Цены на бензин! На еду! На одежду! Контроль твоего собственного, пусть дурацкого, но всё же - мнения. И окружающие уже обступают тебя заботливым кольцом, похлопывают по плечу: "Ну ладно-ладно! Ты чего расшумелся? Всё ведь хорошо!" Или: "Вот смотри, нужно понять рентабельность того, что ты требуешь..." Третий: "Да в порядке у нас всё. Не нравится что-нибудь - уматывай..." И эта карусель мнений тех, кому нормально, заставляет тебя сомневаться в своей правоте. Нет, ну действительно. А вдруг и правда всё так. Вдруг я просто занимаюсь глупостями и всё это - ерунда какая-то. А потом ты закрываешь глаза и пытаешься чувствовать то, что происходит внутри. И для кого бьётся это безрассудное сердце, если у всех всё хорошо? Всех всё устраивает. Если рентабельность не вызывает сомнений и споров. Зачем стучит этот маленький моторчик, когда мозг всё уже подумал и посчитал? Рентабельна ли жизнь человеческая? Не пытались рассчитать? Впрочем, результаты этих расчётов мы с вами получаем каждый новый месяц в форме зарплаты. Нужно только добавить вопрос: "Столько стоишь ты?"

Так ли бесконечна наша жизнь, чтобы тратить её на тщетные попытки угодить остальным? Не обидеть остальных в ситуации, корнем которой является абсолютно дурацкая социальная установка? Да - социальная установка бывает дурацкой. Многие говорят: "Не нарушай правила! Мы все так живём!" Но когда человека вовлекают в категорию "все", он стирает свои собственные мечты. Если в кругу его друзей и знакомых не принято. Но социальная установка всегда базируется на политических предпочтениях. А политические предпочтения - это устав корабля, который плывёт на рифы. В водах политики всегда кто-то ставит кого-то раком. И не важно ради каких таких великих целей. Централизация власти. Укрепление вертикалей. Встраивание новых элементов контроля над людьми и поощрение людей-болтиков новыми тёплыми местами. В странах, где власть сосредоточена вокруг небольшой олигархической группы, все законы будут приниматься в поддержку режима. Сперва будет казаться, что демократия всё-таки ещё осталась где-то в цитаделях этих странных режимов. Но потом ты понимаешь, что это всего лишь фата-моргана, которая со временем становится всё более призрачной и улыбается каждому из нас полноценным оскалом побелевшего черепа. Никакой заботы о человеке в государстве. Никаких идей равенства. Никакого уважения к личности. В любом большом и сильном государстве существует только правящая элита, которая пасётся в шерсти своего населения, заставляя раздирать себя и расчёсывать в кровь. И между либералами и демократами, кукольно пляшущими на верёвках собственных виселиц, уже выскакивает из кровавой каши разбитой головы третий персонаж. Тот, кто просто ещё жив здесь. Тот, кто пытается мыслить привитыми ему стандартами, но разочаровывается и понимает, что стандарты эти абсолютно не работают. Что любое государство - это коррупционная машина, которой требуется лишь одно - поглощать и обогащаться.

Нас учат, что нет любви. Нас учат, что нет веры. Потом нам рассказывают про Родину-Мать и сразу же заменяют её патриотизмом. Кто-то лукаво подмигнёт: "Ты можешь любить! Но это не сделает тебя счастливым. Только похоть способна выступить здесь болеутоляющим" Ты можешь любить свою семью. Но какой в этом толк, если случайным чихом порядки системы, которых мы вынуждены придерживаться, могут сломать ей хребет? Да, это всего лишь досадная ошибка. Но ошибка, которая приводит к смертям и крови должна искупать сменой всего механизма. Однако с каждым днём в пасти демократических и авторитарных машин попадается всё больше этих кузнечиков, которые перемалываются железными челюстями безумия. Ты можешь верить в Бога. Но верить в него нужно только в позолоченых храмах - прекрасных и чистых, выстроенных  в насмешку окружающим их ветхим домам. И для кого-то стоимость посещения такого дома божия - всего лишь обряд и ритуал. А другие за те же деньги могут жить какое-то время. Но деньги не должны задерживаться. Они не должны попадать в руки тех, кто их копит. Только в руки тех, кто их тратит. Мы выстраиваем оборону нашей страны. И каждый человек - отдельная деталь в большом конвейере, который производит смертельное оружие. D-FENCE. Защитник. Которого всегда просто заменить, от которого можно избавиться.

Что толку кричать о справедливости? Это смешно. Это глас вопиющего в пустыне. Но почему же так получается, что наш герой, чтобы навести справедливость вокруг себя, обязан нарушать закон? Что же первостепенно - закон или справедливость? Что для нас более ценно? И чего бы вы хотели больше - соблюдения справедливости или соблюдения законности? Неужели защита погибающего - дело рук самого погибающего и за свои многие годы жизни мы с вами даже немного не удостоились внимания той машины, которую сами же и строим. Мы - кофейные зёрна, которые строят кофемолку. И однажды это чудовище сожрёт всех нас!



Но всё это, конечно же, не является посылом к каким-то активным действиям. И вопрос этот возникает только в момент бездомности, внутренней поглощающей всё бездомности. Одиночество, которое съедает каждого из нас, обусловлено неспособностью современной социальной машинерии предложить человеку то, что ему действительно нужно. У нас нет стабильности, нет любви и верности. У нас отобрали всё, что мы хотели бы считать своим. Но вопрос в том, что в этом мире действительно может сделать нас живыми - крайне важный вопрос. И найти на него ответ невероятно сложно. Мы редко встречаемся с нашим источником тепла, любви, вдохновения. Но именно там находится наш дом. И многие приходят к нему на ощупь в течении жизни. Человек не может без дома. И даже если тридцать лет он аукается в потёмках, рано или поздно он обязательно придаст ценность тому пространству, в котором хочет находиться. Той жизни, которую он действительно хочет видеть своей. В молодости это, чаще всего, самореализация и творчество. Люди постарше, которые не смогли обрести себя раньше, спасаются семьями и карьерой. Работа является для них домом. Семья является для них домом. И когда у тебя отбирают эту ценность, а другой ты не видишь, ты сваливаешься в яму тотальной депрессии и агрессии. Ты можешь быть сколько угодно верен себе - продуман, прокачан, расчётлив и холоден умом. Но каждого из нас можно подвесить на этой провокационной нитке: "Ты лишишься самого важного в своей жизни!" И существует грань, дойдя до которой - осознанно или нет, а, возможно, доведённых другими мы скажем: "С меня хватит!" Хватит спектакля, который разыгрывается в нашей жизни без нашего непосредственного участия. Хватит запретов и ограничений, которые на нас налагает общество, жизнь или просто случайно сложившиеся обстоятельства. Тогда мы достаём из гаража свой топор, кладём его на плечо и возвращаемся домой. Прорубаем наш маршрут по городской карте. И с этой минуты каждый, кто попадается нам на пути, подвергается жесточайшему испытанию нашего личного естественного отбора. Люди проходят проверку на мечту. Жёсткую, невероятно тяжёлую проверку на автоматизм.

Каждый из нас привык жить так, как нужно. Отвечать так, как положено отвечать. Даже если вопрос является принципиальным. И за каждым из нас при подробном наблюдении можно заметить эту реакцию. Мы делаем то, что обучены делать. Поднимаемся на передних плавниках, требуя похвалы и рыбы из рук дрессировщика. Потом весело лаем, когда получаем свою порцию вкусняшек. И когда мы ведём себя так как должны, но вкусняшку не получаем, каждый из нас, как правило, затаит злобу на собеседника: "Как же так? Ведь я сделал всё, что нужно! Всё, чему меня учили раньше!" Но существует категория лиц - и мы все можем в ней оказаться - которой абсолютно плевать на наши цирковые номера. Человек потерявший себя и разочаровавшийся во всём рано или поздно  отпустит социальные установки. Даже если одет в стандартный офисный костюм. Даже если он упакован в коробку стандартных мнений и взглядов. Этот чёртик внутри нас всегда дремлет. И, пробив потолок, рано или поздно выпрыгнет из табакерки. Кто виноват в этом? Люди привыкли к тому, что им приходится платить за счастье. Но многие даже не задумываются, что ценник, предъявляемый этой жизнью человеку несчастному и одинокому, намного выше. Тот, кому некуда идти (да и жить, собственно, нет смысла), вдруг начинает понимать, чего он хочет. И ради достижения своей цели использует все подручные средства. Дом - это место, где тебе хорошо. Но, когда есть люди, которые запрещают тебе вернуться туда, где ты счастлив, на день рождения к дочери, что будешь делать ты? В этом мире для некоторых просто не находится места. Не находится уважения и понимания, своего уголка, где можно отдохнуть. Не находится достойной работы. И кто виноват в этом - мир или тот из нас, кто просто идёт домой, как Уильям Фостер? Виноват не "злой дядька Билли", которому ты попался на пути. Виноват ты сам. Интернет отучил людей отвечать за свои действия. Современный человек полностью забыл о том, что за некорректное поведение могут, как минимум, сломать нос. Но хорошо, что в реальной жизни всё до сих пор по-старому. Хорошо, что жизнь не может изменить людей настолько, чтобы они забыли своё имя, свои цели и свои стремления.

Иногда нужно ударить в зеркало этого чудовищного воображариума, чтобы из него вышел настоящий ты. И паутина на старой замасленной отражающей поверхности свалилась. Нас всю жизнь учат реагировать на реальность, которой не существует. Нам говорят про закон. Но настоящий закон нашей жизни - это мы сами. Жить так как хочешь и дать жить другим - верное воззвание. Но очень многие считают, что поступать так, как хочешь поступать ты - эгоизм. Люди сразу задают вопросы: "А что же с близкими? Что с родными?" Кого мы обидим, если будем оставаться сами собой? И если твои стремления только испортить чью-то жизнь или отравить её - разумеется, болен ты сам. Однако это не значит, что выходить из упряжки чужих желаний и чужих законов, значит предать кого-то. Мы уже забыли, что наши желания могут быть хорошими. Мы забыли, что можем просто так дарить другим добро, а не причинять боль и разрушения. Всю жизнь стараясь быть хорошенькими мы абсолютно отказываемся от себя. Живём в сценариях, созданных нашими родителями, окружающего нас блядского общества, которое абсолютно не заточено на получение каждым отдельным человеком того, что хочет он. Эти сценарии создают другие люди. Создают, чтобы добиться своих целей. И было бы глупо рассчитывать на то, что им есть какое-то дело до ваших целей. Опасаясь своего эгоизма, оцените эгоизм, который окружающие приносят в вашу жизнь - правилами, запретами, ежедневными диалогами и даже своим поведением. Манерой речи и общения с вами. И если вас действительно гнетёт что-то извне, если вы чувствуете давление чужих принципов, которые противоречат вашим убеждениям - пора покинуть эту душную автомобильную пробку, в которой находимся все мы. Бросьте свою машину. Выйдите из неё на оживлённую трассу и посмотрите на всех этих разгневанных людей. Каждому из них что-то нужно от вас. Каждому из них в вас чего-то не хватает. Вы не устраиваете всех. И если вы вдруг станете диктовать им свои условия - они будут озлоблены и раздражены. Из их рук выскользнут поводья, а вы выплюнете удила. И стоит ли дороже вашей свободы чья-то уверенность в том, что вы живёте неправильно. Живёте не так.

Когда человек начинает собирать свой мир с нуля, он должен быть готов на лихие вещи. Он должен быть готов к тому, что башня, выстроенная на фундаменте чужих законов и мнений упадёт и разлетится на куски. Ближайшие ночи будут бездомными. И выживание в них зависит только от того, как ярко горит костёр вашей мечты - может ли он согреть вас, не замёрзнете ли вы у него к утру. А потом вам предстоит невероятный труд - складывать по кирпичику свой новый мир. Брать годные камни из только что разрушенной темницы, чтобы построить свою башню закона. И жить в ней наслаждаясь плодами собственного труда, а не приобретая у близких, родных и общества, счастье и радость по трижды завышенным ценам. Когда человек начинает собирать свой мир с нуля, он должен быть готов на лихие вещи. Он должен быть готов взять ответственность за это. И если вы чувствуете в себе силы - добро пожаловать домой. Добро пожаловать в любовь и тепло, которые никто не сможет у вас отобрать. И себестоимость которых невероятно мала по сравнению с дурацкими предложениями, поступающими от социума и челночников, невероятно завышающих цены на обычные тёплые объятия и добрые спокойные вечера, которые каждый из нас может получить бесплатно.


Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .